The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Музыкант Влад Дебрянский – от бездомного до номинации на “Грэмми”

 

11742850_10205137717217654_5323626482461193968_n

Влад Дебрянский. Фото: из личного архива

История Влада Дебрянского достойна романа: бедствовал, жил в нью-йоркском парке, откуда его забрали чернокожие парни, потом подружился с Лайзой Минелли, и, в конце концов, получил четыре номинации на “Грэмми” и открыл свою музыкальную академию.

Родился будущий голливудский музыкант Дебрянский в небольшом городке на западной Украине. В семь лет сел за барабаны, в тринадцать взял в руки гитару и начал изучать джаз и классическую музыку. Уже через год стал постоянным участником джазовых фестивалей в восточной Европе и организовал свою джазовую группу.

На фестивале в Берлине произошло первое чудо в его жизни . “К нам подошел английский промоутер Пол Бонин с предложением уехать в Германию и работать там, но я не воспринял это всерьез. После этого выступления вышла статья в “Нью-Йорк таймс” о выступлении неких «украинских хиппи», которые покорили Европу”. После чего на Дебрянского посыпались предложения, и уже через пару лет музыкант оказался в престижном Музыкальном колледже Беркли. 25-летнего студента приняли бесплатно, назначив полную стипендию. Почему – до сих пор не совсем ясно, приемная комиссия прослушала его кассету, путь которой в Бостон также остается загадкой.

11880634_10153093661257496_5730205275762609230_n

Фото: из личного архива

“У меня даже не было денег на дорогу, 700 долларов на билет в одну сторону собирали всем миром,”– вспоминает Дебрянский. Решение остаться в Америке после учебы тоже пришло случайно. У Дебрянского не получилось уехать работать в Германию – куда музыканта так звали – из-за советского паспорта старого образца. Дебрянский узнал, что он “невыездной”, уже в Нью-Йорке, куда приехал переоформлять документы. Там он и остался на десять лет.

Ни друзей, ни денег у музыканта не было, поэтому пришлось жить в парке, в богемном районе Ист-Вилладж. “У меня в резюме только музыка, хоть и пытался искать любую работу для выживания. Такая нашлась в кафе на Grey Dog Cafe за $2,25 в час, очищал подвал от крыс по 12 часов в день. Но так как этого хватало только на поддержание штанов, продолжал искать работу дальше”, – вспоминает Дебрянский.

Он продолжал рассылать резюме по Нью-Йорку, но телефона у него не было, поэтому он указал номер близлежащего “копи-центра”, с работниками которого успел подружиться. В один прекрасный день за ним пришли.

542729_10200638884993415_1725652380_n

Американский продюсер Том Роток и Влад Дебрянский. Фото: из личного архива

Нежданный успех

“Обычное утро в парке, где я спал уже почти месяц. Подъезжает лимузин, из которого выходят двое афро-американских мужчин в костюмах, и идут ко мне. Разговор был короткий. Меня провели к машине и там дали послушать мою кассету, дабы убедиться, что я это я. Удостоверившись, что кассета моя, поехали в Hush Productions (Orpheus Records), дабы подписать договор о сотрудничестве”. Лейбл снабдил музыканта первым денежным чеком, доступом к студии, а также адвокатом, который помог Дебрянскому легализоваться.

С Hush Productions музыкант подписал контракт, а дальше – как в кино. Четыре альбома, звонки от именитых продюсеров, слава.

Композиции из альбомов Дебрянского “Vladosphere”, “Sun In Capricorn”, Jacks Last Dollar “Part I” and “II” месяцами держались в топах американских чартов.

Он выступал вместе с иконами поп-музыки 90-х Тони Беннетом и “королевой диско” Донной Саммер, а также с Холли Найт, автором хита “The best” Тины Тернер.

Лейбл обычно работал с афро-американскими артистами, среди которых были Уитни Хьюстон и Микки Ховард. “На одном из концертов, когда я вышел на сцену, все опешили. Я был единственным белым в зале, а песня, благодаря которой меня взял этот лейбл [“Little Star”], была написана еще в Украине и называлась местными знатоками “странной”. Именно она стала номером четыре в Америке в 2004 году, обойдя в чартах Фила Коллинза и Ленни Кравица,” – вспоминает Дебрянский.

294253_10150404290453072_1859922818_n

Влад Дебрянский и лауреат более 25 «Грэмми» американский композитор Квинси Джонс. Фото: из личного архива

Кроме ”Hush Productions”, он стал сотрудничать с “Коламбия Рекордс”, где познакомился с Лайзой Минелли, рокером Полом Саймоном и фолк-музыкантом Питером Ярроу.

“Лайза и Питер написали в иммиграционную службу письма, благодаря которым я и остался здесь”, – говорит музыкант.

Номинация на “Грэмми” дает только бесплатное кино

Несмотря на громкие имена и стремительную карьеру, денег на жизнь в Нью-Йорке катастрофически не хватало, поэтому пришлось подрабатывать менеджером в антикварном магазине “Country Home and Comfort”. Музыка стала приносить ощутимые деньги после десяти лет пребывания в Америке. “Когда вышла первая пластинка [Vladosphere], и композиции стали держаться неделями и подниматься вверх в чартах, я понял, что настало время отдаться музыке полностью, нельзя изменять ей больше ни с чем”, – объясняет Дебрянский.

16003_medium

Один из самых дорогих продюсеров Том Роток и Влад Дебрянский на открытии Американской музыкальной Академии в Киеве. Фото: из личного архива

Даже номинации на самую престижную музыкальную премию, оказывается, не так много и стоят. “Кроме бесплатного похода в кино и возможности попить чай в центральном офисе “Грэмми”, номинация ничего не дает, поэтому надо держать путь на статуэтку,” – говорит музыкат.

В прошлом году композитор основал “Американскую музыкальную Академию” в Киеве, которая сотрудничает с музыкальным колледжем Беркли. По словам Дебрянского, учебное заведение работает по американскому принципу: там нет оценок, музыке там не учат, а лишь вдохновляют на ее создание. Вся структура обучения основана на джазе и блюзе 60-х годов.

Уже двадцать лет Влад живет и работает в Америке, последние десять – в Лос-Анджелесе, где его “держит погода”. По словам джазмена и композитора, его удивительный путь “золушки” другим повторить уже будет сложно – в век айтюнс и цифры законы успеха уже другие.

Заходите на страницу ForumDaily в «Фейсбуке», чтобы быть в курсе последних новостей и комментировать материалы.

музыка интервью Наши люди Лос-Анжелес джаз Выбор редакции


 
1076 запросов за 2,850 секунд.