The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Московская журналистка о пяти годах жизни в Техасе

В глазах многих обывателей Техас — это дикие прерии с мустангами и пьяные ковбои, палящие из своих кольтов направо и налево. Однако такие представления о южном штате США, мягко говоря, устарели.

Фото: Динара Гутарова

Фото: Динара Гутарова

Продолжая серию материалов о бывших соотечественниках за рубежом, журналистка Динара Гутарова, не первый год живущая в Хьюстоне, рассказала изданию Лента.ру о местной жизни.

Русские в Техасе

Солнце и пальмы — вот что я теперь вижу каждое утро в окне вместо пасмурной, холодной, но такой родной Москвы. Я переехала в Хьюстон 5 лет назад. Всегда мечтала жить в большом городе — таком, как Барселона, где есть и музеи, концертные площадки, — и при этом чтобы рядом было море. Теперь мне что до Мексиканского залива, что до музейного района — 40 минут езды на машине. Живу в пригороде, в районе, где находится космический центр НАСА, офис компании Boeing и другие фирмы, работа которых так или иначе связана с космосом.

Уезжать из России я никогда не планировала. Просто так случилось, что вышла замуж. Семья мужа эмигрировала в Нью-Йорк еще в начале 90-х. По счастью, мне не довелось испытать того, что испытали эмигранты тех лет, которые уезжали из СССР навсегда. Никакого драматизма: никто не отдает теперь свой российский паспорт и не готовится к тому, что больше никогда не увидит друзей и родственников. Помню суетливую возню с оформлением документов, сборы чемоданов, а затем многочисленные проводы, устроенные для друзей и родственников.

Первый приезд

Хьюстон в ноябре встретил меня солнцем, теплом и радушными улыбками аборигенов. Путешествуя по жарким странам, я давно заподозрила, что солнце дезорганизует человека. Легкомыслие и беспричинная жизнерадостность свойственны жителям юга (в крупных мегаполисах, например Нью-Йорке и Москве, все совсем по-другому). В очередной раз в этом я убедилась, когда переехала в Техас. Особенно поражали некоторые государственные работники: раньше не могла представить ситуацию, когда служащая загса сначала оформляет молодой маме с новорожденным на руках свидетельство о рождении, а потом, отдав документ на подпись, хватает этого младенца и принимается его тискать. В России я не получала электронные сообщения от учителя начальной школы, где училась моя дочь, в которых первой фразой было бы: «Привет всем! Знаете что? Жизнь прекрасна!». А классный руководитель из американской школы писал именно так.

Фото: Динара Гутарова

Фото: Динара Гутарова

И вообще, разговоры про «ужасную дикую Россию и прекрасную райскую Америку» я не люблю.

Ведь все дело не в плохом или хорошем воспитании, а в разнице менталитетов. Когда американец улыбается, это не значит, что он невероятно рад встрече с вами и ждал ее всю жизнь. Так же русский не думает о пожеланиях здоровья, говоря: «Здравствуйте!». Это всего лишь приветствие, условность.
Дикие прерии

Как отметил один мой знакомый американец, который часто ездит в Россию: «Когда рассказываю русским, что я из Техаса, люди думают, что я по прериям скачу в ковбойской шляпе и с лассо в руке». На самом деле он отлично говорит на русском, объездил в прошлом году всю Сибирь, собирает старые советские почтовые ящики и значки и очень любит нашу (в широком смысле) кухню — сам делает плов, самсу, печет русские блины. По диким прериям здесь никто уже не скачет, и не такие они дикие.

Техас очень большой — занимает второе место в США по территории (после Аляски) и второе по численности (вслед за Калифорнией). По штату интересно путешествовать — здесь есть немецкие поселения и чешские, уникальные чистейшие озера и океан, равнины и холмы, пустыни и пещеры. Также множество виноделен и виноградников, где постоянно проходят дегустации вин.

Ездить на машине по Америке — одно удовольствие: даже долгий путь переносится легко, повсеместно свежая еда, салаты и фрукты. Вдоль дороги расположены специальные зоны отдыха, везде чистые туалеты, в которых всегда, в любой деревне, даже в самой глуши, есть туалетная бумага. Извините, но в туалетах Большого зала консерватории в Москве до моего отъезда туалетной бумаги не было. Надеюсь, сейчас есть.

Аллигаторы на улицах

На побережье в Техасе субтропический климат. Водятся аллигаторы и акулы, ядовитые пауки и змеи — все они могут слегка прикусить, поэтому надо быть очень аккуратным. Также здесь живут броненосцы и опоссумы, которых, к сожалению, в основном видишь сбитыми на автомагистралях. Аллигаторов можно увидеть и живьем: если повезет — в специальном парке-заповеднике, если повезет меньше — на участке собственного дома или под собственной машиной, как это было с одним из сотрудников НАСА. В тот год была сильная засуха, и аллигаторы были несколько не в себе.

Фото: Динара Гутарова

Фото: Динара Гутарова

Животных тут берегут — в парках даже в городской зоне обитают койоты, олени, утки и другие птицы. Если из гнезда возле твоего дома вывалился птенец или ты нашел на заднем дворе аллигатора, можно позвонить в специальный центр, и их заберут. В центре НАСА, расположенном в зеленой лесистой зоне, птицы однажды свили гнездо в корзине одного из велосипедов — они стоят на территории космического центра, чтобы сотрудникам не ездить на машине от корпуса к корпусу. Все эти велосипеды отгородили специальной желтой лентой, одной из тех, которые полицейские используют на месте преступления, чтобы птицы могли спокойно растить своих птенцов.

Маленькая Россия

Русских в городах Техаса живет не так много, как в Нью-Йорке, Чикаго, Майами или Сан-Франциско. Но вполне достаточно, чтобы они съезжались на слеты КСП (клуб самодеятельной песни), проводящиеся в лесу возле живописного озера недалеко от Хьюстона дважды в год.

Также в Хьюстоне работает Русский культурный центр, издаются русскоязычные газеты, среди которых «Наш Техас». Я работаю в ней редактором, поэтому буду нещадно хвастаться. Мы все делаем сами — занимаемся рекламой, берем интервью, планируем номер, рассылаем газеты подписчикам и рекламодателям, развешиваем картины перед выставками и даже, бывает, сами выносим мусор и прибираемся в галерее и сувенирной лавке. Здесь никто не боится работы, все создавалось на энтузиазме людей, которые хотят, чтобы у русской диаспоры был свой культурный центр.

Газета регулярно выходит уже 15 лет и распространяется бесплатно по крупным городам Техаса: возле магазинов русских продуктов, русскоязычных школ, офисов русских врачей и компаний, где работают много русскоязычных. Рассказывают, что когда издатель брала интервью у Мстислава Ростроповича много лет назад во время его визита в Даллас, он, услышав название издания, шутливо изумился: «А что, Техас уже наш?».

Русская диаспора живет достаточно разрозненно: у всех работа, семья, свой круг друзей. Но при этом многие знают друг друга и после большого мегаполиса чувствуешь себя, словно попали в маленькую милую деревню.

Любопытно знакомиться с людьми, с которыми никогда бы не встретился, живя в Москве. Все они переехали сюда в разное время из множества городов нашей когда-то необъятной родины. Есть люди из Армении, Узбекистана, Украины, Казахстана. Кто-то уехал в 90-е «по еврейской линии», немало ученых и переводчиков, работающих для нефтяных компаний и космического центра.

Особенно интересно разговаривать с ветеранами, которые прошли войну, а к старости оказались здесь, в Америке. Мероприятия в Русском культурном центре — прекрасная возможность повидаться, посетить выставку художника-соотечественника, музыкальный вечер или посмотреть новые российские документальные фильмы, которые показываются в рамках фестиваля документального кино. Но, конечно, ходят в наш центр не только представители русскоязычного населения. Именно здесь я по-настоящему стала гордиться своей страной, культурой, которой так интересуются американцы, и народными промыслами.

Живя в России, не замечаешь всех этих матрешек, гжель и хохлому, но когда видишь, с каким восторгом подобные сувениры рассматривают американцы, или как упорно учат они русский язык, посещая нашу школу, начинаешь смотреть на свою родину иначе. Многие американцы, приходящие к нам на выставки, рассказывают, что, побывав в России, влюбились в нее с первого взгляда. Есть ли здесь люди, не любящие русских? Уверена, что да. Но Русский культурный центр, как вы понимаете, они не посещают.

Пальмы в сосульках

Жара здесь стоит по полгода, и купаемся мы в океане с апреля по октябрь. Во время жаркого влажного лета многим тяжело, особенно пожилым. Но везде кондиционеры, и если пробираться короткими перебежками — из дома в машину, из машины в магазин, то жить можно. Кроме того, к жаре организм привыкает, и с похолоданием в плюс 10 по Цельсию реально начинает знобить. Однако зимы здесь недолгие и теплые, когда пару раз температура опускается ниже нуля и на пальмах повисают сосульки, это воспринимается как стихийное бедствие.

Фото: Динара Гутарова

Фото: Динара Гутарова

Настоящих стихийных бедствий здесь тоже предостаточно: видимо, за хорошую погоду надо платить. На Хьюстон постоянно обрушиваются ураганы и наводнения. Урагана мне видеть пока не доводилось, но в этом году я застала сильнейшее наводнение, которое унесло жизни многих людей во всем штате. В Хьюстоне затопило участки города, которые не затапливало более 20 лет. У многих владельцев домов даже не было страховок от наводнений, которые для большинства районов города обязательны. Я стала свидетелем проявлений взаимопомощи. К пострадавшим приходили представители благотворительных организаций, приносили питьевую воду, продукты и моющие средства, чтобы очистить дом после того как вода отступила. Приходили и соседи, даже приезжали жители из других районов города, а маленькие дети приносили свои копилки, желая отдать накопленные деньги людям, оставшимся без крыши над головой. Русскоязычные жители штата тоже помогали друг другу, собирали пострадавшим друзьям и знакомым деньги через социальные сети.

Некоторым русским в Америке тяжело привыкнуть к отсутствию товарно-денежных отношений с «гаишниками».

Полицейские взяток не берут, хотя и могут простить нарушение по доброте душевной или потому, что им лениво.

А могут и не простить. Многие мои знакомые из России, наполучавшие штрафов за неосторожное вождение во время поездок по Западной Европе и Америке, очень возмущались, что нельзя «договориться на месте». Меня же всегда удивляла и поражала готовность россиян выплачивать гаишникам дань даже тогда, когда они ничего не нарушили. И это помимо регулярной выплаты налогов.

С полицейским у нас связана комичная история, произошедшая спустя пару месяцев после переезда. Муж вез дочку в школу, его остановили за превышение скорости. Хотя в Москве своей машины у нас не было, 9-летний ребенок усвоил, что если останавливает гаишник, то нужно платить мзду. И когда муж вышел из машины, чтобы достать из багажника сумку с документами, дочь спросила (к счастью, по-русски): «Папа, ты за деньгами?».

Начать сначала

Самое страшное в иммиграции — ощущение того, что все придется начать с чистого листа. Но в то же время это невероятный драйв. Сделав карьеру на родине, мы становимся заложниками своих достижений и званий, которые все говорят за нас. Мало кому выпадает шанс «обнулиться» и снова доказать, на что он способен, а это очень стимулирует.

В момент, когда слетает шелуха, ты из опытного профессионала превращаешься в иммигранта с плохим английским и сразу многое про себя понимаешь.

Это очень полезный, хотя и малоприятный опыт — почувствовать себя круглым дураком. Как сказал однажды наш бывший соотечественник, журналист и писатель Михаил Идов: «Такое ощущение, что ты вдруг стал глупее. Вроде бы понимаешь, о чем тебе говорят, но остроумный ответ сочиняешь только через полтора часа».

Америка — страна «понаехавших», здесь все говорят с каким-нибудь акцентом. Поэтому от подобных комплексов избавляешься очень быстро, еще на бесплатных языковых курсах программы ESL, где учишься понимать одногруппников из Китая и Бангладеш, которые, как и ты, думают, что говорят на английском. И перестаешь переживать по поводу того, что «как же я, взрослая тетка, учиться пойду».

Здесь садятся за студенческую скамью и меняют профессию до пенсии (а иногда и после), так что у тебя и в 17 лет большие возможности, и в 80. В моей группе, к слову, возрастной диапазон был от 20 до 80 лет, и афроамериканская дама лет 70 собиралась учиться дальше, «потому что делает уроки с внуками и ей не хватает образования». А школьный учитель нашей дочери раньше был компьютерщиком, а затем, будучи уже зрелым состоявшимся мужчиной, получил новую профессию: пошел работать в школу, чтобы быть поближе к дочерям.

Конечно, не у всех получается сделать карьеру в Америке. Особенно трудно тем, кто приехал не в юном возрасте. У меня, например, гуманитарная профессия — проще сказать, бесполезная. Что делать в этой стране «интеллигенту широкого профиля», как писал Сергей Довлатов? Однако успех представителей русской диаспоры невероятно вдохновляет. Какие у нас трудолюбивые, яркие и интересные соотечественники! Какие удивительные, харизматичные женщины, сумевшие здесь и бизнес построить, и детей вырастить. Конечно же, везде, в любой стране есть минусы. Но обращать на них внимание — пустая трата времени. Нашего знакомого, путешествующего по Америке на мотоцикле, обворовали, когда он проезжал Хьюстон. Он пробыл в городе пару часов, но теперь думает, что это самое ужасное место на Земле. В общем, все дело в везении и восприятии.

«Мама, а почему здесь так много инвалидов»?

Этот вопрос мне задал ребенок, когда пошел в школу. Дочка удивлялась, что в ее школе учится много детей с ограниченными возможностями, тогда как в московской школе их не было. Пришлось объяснять, что российские инвалиды не могут иногда даже из собственной квартиры выйти, так как живут в доме без лифта, не говоря уже о том, чтобы доехать до школы, ближайшего магазина и уж тем более отправиться в путешествие.

Глядя на жизнь пенсионеров здесь, сразу вспоминаю моих родителей. Они живут в Москве на крохотную пенсию, хотя оба имеют звания ветеранов труда. С обидой думаешь и обо всех наших российских бабушках и дедушках, еле сводящих концы с концами. Местные пенсионеры о таких проблемах даже не подозревают.

Читайте также на ForumDaily:

5 вещей, которых не хватает нашим эмигрантам за границей

Истории людей, которые пережили несколько эмиграций

История москвички, переехавшей в штат Мичиган и прожившей в США полжизни

Четыре типа эмигрантов

«Я хочу расцеловать Америку»: история женщины, бежавшей от нацистов и СССР

Пять мифов об эмиграции

Уважаемые читатели ForumDaily!

Спасибо, что остаетесь с нами и доверяете! За последние четыре года мы получили массу благодарных отзывов от читателей, которым наши материалы помогли устроить жизнь после переезда в США, получить работу или образование, найти жилье или устроить ребенка в садик. Мы рады, что помогаем вам в период иммиграции, который может быть довольно сложным.

Сейчас мы хотим попросить ВАС о поддержке. Качественная журналистика достаточнo затратная. После резкого сокращения рекламных поступлений от Facebook, наши доходы не покрывают расходы на содержание редакции, что ставит под угрозу беспрерывную работу сайта. Мы не вводим платную подписку, как это делают многие американские СМИ, и предоставляем доступ ко всем нашим материалам бесплатно, поскольку понимаем, насколько важно для русскоязычных иммигрантов получать проверенную информацию на родном языке. $5, $10, $20 — любая сумма, которой вы сможете поделиться с нами, поможет выжить сайту, а значит, мы сможем и дальше предоставлять полезную информацию тысячам иммигрантов. Поддержите качественную журналистику! Мы верим в силу наших читателей!

Всегда ваш, ForumDaily!

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Техас иммиграция Колонки


 
1072 запросов за 2,552 секунд.