The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

‘Битва света против тьмы’:бывший американский солдат уехал воевать в Украину и попал в ловушку в ‘доме ужасов’

Кевин, бывший солдат США, член группы элитного иностранного спецназа в Украине, несмотря на предыдущую карьеру высокопоставленного агента США по борьбе с терроризмом, служившего в Ираке и Афганистане, говорит, что именно под Киевом он столкнулся с самыми ожесточенными боями в своей жизни, сообщает CNN.

Фото: Shutterstock

Кевин, коренастый американец лет тридцати, карабкается по обугленным развалинам бывшей сауны и светит сквозь пыль светом своего iPhone.

«Мы не собираемся идти дальше, потому что этот провод намеренно к чему-то привязан, а затем закопан прямо здесь, — предупреждает он. – Многие русские отходили через некоторые из этих мест и заново заминировали их, поставили мины-ловушки».

Кевин входит в группу элитного иностранного спецназа, в основном американского и британского. Солдаты приехали на войну, чтобы помочь Украине.

Он говорит, что еще в марте группа провела четыре дня в здании спа-центра— они называли его «домом ужасов» — всего в 50 метрах от российских войск. По его словам, это была самая передовая украинская позиция в Ирпене, пригороде Киева, когда российские войска пытались прорваться, чтобы захватить столицу.

По теме: В Харькове россияне уничтожили уникальный экопарк: погибли животные и волонтеры

Некогда богатый пригород теперь стал синонимом военных преступлений России — местом паломничества высокопоставленных лиц, которые протоптали дорожку на его изрытых снарядами улицах. Кевин говорит, что он и его люди были одними из первых, кто стал свидетелем нападения на мирных жителей Украины.

Он говорит, что он и его новые товарищи по оружию применили многие партизанские тактики, которые применялись против американских военных в таких местах, как Ирак и Афганистан.

«Все гораздо более децентрализовано, — объясняет он.- Тактика малых групп, безусловно, является здесь огромным преимуществом».

Мы не используем полное имя Кевина из-за характера его работы в Украине.

«Реальный боевой опыт»

Как и многие военные в отставке, Кевин говорит, что чувствовал себя брошенным на произвол судьбы с тех пор, как несколько лет назад покинул поле боя. У него была постоянная работа в США, но он уволился, когда в начале войны президент Украины Владимир Зеленский призвал опытных иностранных солдат. Он прибыл на Западную Украину, был доставлен в Киев и в считанные часы оказался на переднем крае битвы за столицу.

Он присоединился к Украинскому интернациональному легиону, созданному правительством в первые дни войны.

Правительство платит ему и его коллегам скромную зарплату в размере от $2000 до $3000 в месяц, хотя Кевин говорит, что они потратили гораздо больше на покупку оборудования. У Международного легиона даже появился собственный веб-сайт, на котором потенциальные новобранцы-иностранцы получают инструкции по всем вопросам, от того, как связаться с посольством Украины до того, что брать с собой.

В те первые недели правительство изо всех сил пыталось отсеять самозванцев и военных туристов. По словам министра иностранных дел, к 6 марта они получили более 20 000 заявок.

Количество иностранных солдат, находящихся сейчас в Украине, является государственной тайной, но представитель Международного легиона заявил, что благодаря совместной работе «шансы Украины на победу значительно возрастают».

«Лучшие из лучших поступают в Вооруженные силы Украины, — сказал полковник Антон Миронович. – Это иностранцы с реальным боевым опытом, это иностранные граждане, которые знают, что такое война, умеют обращаться с оружием, умеют уничтожать врага».

Впервые в жизни Кевин защищался от вторжения лучше экипированного врага. Ему, а не противнику, приходилось беспокоиться об авиаударах. Не было ни генерального плана, ни поддержки с воздуха, и не было никакой эвакуации в случае катастрофы.

«Это было похоже на кино, — говорит он. – Это было безумие с самого начала. Мы начали стрелять с закрытых позиций из стрелкового оружия. А я был в пикапе, просто ехал по улице».

«Там танки, а над нами вертолеты. И слышно, как пролетают российские самолеты. А в открытом поле русские высаживают войска», – вспоминает он.

Кевин и его коллеги попали под артиллерийский обстрел. Во время боев в Афганистане, Ираке или Сирии эти иностранные солдаты сами совершали авиаудары и артиллерийские обстрелы. Они никогда не были «принимающей стороной».

Кевин говорит, что, столкнувшись с реальностью боя, многие иностранные бойцы решили уйти.

«Вот тогда они сказали: «Может быть, это не для меня». Первый раз, когда эта пуля пролетает в пределах 20 метров, вы впервые думаете: «Вот дерьмо», — сказал он.

День за днем ​​Кевин и его приятели приходили к выводу, что с них тоже хватит. Затем наступил следующий день, принесший с собой новые приказы и новые миссии, и они остались. В конце концов, по его словам, они оказались в комплексе саун и спортзалов, где скрывались в течение четырех дней, даже несмотря на то, что здание медленно разрушалось под российскими обстрелами.

«Мы называем его домом ужасов, потому что там был буквально кошмар, — говорит он. – Это были четыре действительно ужасных дня, когда мы действительно мало спали, действительно тяжелая артиллерия, пехота со стороны русских давили на нас. Сколько бы людей мы ни убрали с их стороны, они продолжали наступать».

По его словам, он и другие иностранцы из его команды были «шокированы».

«Но украинские военные были… спокойными, хладнокровными, собранными. Как говорится, типа: «Это нормально, не беспокойтесь об этом. Все ок», – говорит Кевин.

Он в восторге от украинских солдат.

«Они мастера ориентации на местности, — говорит он. – Они знают каждый дюйм этого района. Они знают маленький переулок, где мы можем подождать. Они знают, как туда добраться. Они знают, что здесь мы можем спрятаться. Они знают в какое здание идти, как добраться туда, что в пяти домах от нашего места есть очень хороший подвал».

«Все было в огне»

Кевин проходит через то, что осталось от сожженного здания. В тренажерном зале штанги деформировались от сильного жара. Резина расплавилась с весовых пластин.

«Это был стул, — говорит он, указывая на металлический каркас. – Нас так сильно обстреливали, что мы поставили этот стул здесь, чтобы мы могли выпрыгнуть из этого окна, если нам нужно будет торопиться».

Когда лист рыхлой гофрированной кровли хлопает на ветру снаружи, Кевин подпрыгивает.

По его словам, в какой-то момент российские войска были настолько близко, что, лежа на полу в кромешной тьме, он мог слышать хруст стекла под ногами противника.

И все же он уверен, что принял правильное решение приехать в Украину.

«Для нас становилось все более и более очевидным, что это было правильно, — говорит он. – Все было в огне. Артиллерия была безостановочной. Мы видели, как мирных жителей просто убивали».

Он согласен с тем, что в войнах в Ираке и Афганистане была моральная двусмысленность.

«Все сводится к противостоянию добра и зла, — говорит он. – Вы услышите, как украинцы называют русских «орками». Это потому, что для них это символ зла, как во «Властелине колец» — свет против тьмы».

«Русские точно знают, что делают. У них есть образование. У них есть социальные сети, новости, — говорит он. – Я так и не понял, почему они убивали женщин и детей. И это было не случайно. Это были намеренные убийства. Мы видели связанных и застрелянных людей. Просто варварство. По какой причине?”

Россия неоднократно отвергала обвинения в военных преступлениях и заявляла, что ее силы не нападают на мирных жителей. Генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова расследует тысячи случаев предполагаемых военных преступлений России по всей стране, а главный прокурор Международного уголовного суда по военным преступлениям посетил Украину для расследования.

Кевин говорит, что за последние три месяца ему кажется, что он постарел на пять лет. Он не знает, как объяснить своим друзьям, что он здесь переживает. Он не знает, хочет ли.

Вам может быть интересно: главные новости Нью-Йорка, истории наших иммигрантов и полезные советы о жизни в Большом Яблоке – читайте все это на ForumDaily New York.

Но он знает, что Украина «там, где я должен быть», и планирует остаться в стране в обозримом будущем.

«Мы видели, как это разыгрывалось снова и снова в истории. Люди все время говорили мне:« О, это не твоя война». Или: «Что ты там делаешь?» Да, но много раз в истории это не было нашей войной. Но может стать. Это не твоя проблема – пока не твоя проблема», – сказал Кевин.

Читайте также на ForumDaily:

СМИ: все российские чиновники недовольны лично Путиным и уже обсуждают преемника

‘Никогда еще мне не было так стыдно за свою страну’: дипломат российской миссии ООН уволился из-за войны в Украине

Прогноз британской разведки: к 2023 году Путин окажется в санатории, а на его место придет преемник-шпион

Разное На родине иностранный спецназ в Украине расстрелы мирных жителей российские оккупанты
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. Кроме того, не забудьте оформить подписку на наш канал в Telegram – там много интересного. И присоединяйтесь к тысячам читателей ForumDaily Woman и ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1160 запросов за 2,206 секунд.