The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Помочь одному: как украинец возвращает к жизни наркозависимых в США

Сергей Волянский создал успешную компанию по ремонту домов. Он нанимает на работу в ней людей, которые, как и он когда-то, сумели отказаться от наркотиков. Он помогает им пройти реабилитацию и обучает ремеслу. Свою историю он рассказал Голосу Америки.

Фото: кадр видео Голоса Америки

Я сталкиваюсь с этим каждый день. В Америке это огромная проблема, это эпидемия — при смертности 82 тысячи человек в год. Я знаю, что не смогу изменить ситуацию в целом, но отдельным людям я пробую помогать и помогаю.

Из Украины я приехал в 2001 году. Родители вывезли нас с братом в Америку, пытаясь решить проблему, в которой мы уже были на тот момент -наркотики, алкоголь и все, что с этим связано. Где-то лет в 10 в компании старших товарищей я в первый раз напился. Через какое-то короткое время я попробовал марихуану. Таблетки, пилюли — все, что могло воздействовать на мои мозги, я употреблял все, что я мог найти. При этом сбегал из дома, потому что дома этого нельзя было делать. У меня очень хорошая семья. Я родился и вырос в христианской семье, мой отец священник. Но я не видел в этом ничего интересного, поэтому я пошел на улицу, там, где интересно. С 13 до 17 — напиться, подраться, приводы в больницу, суд — все это не страшило, а придавало жизни интерес. Я чувствовал себя безнаказанным по нескольким причинам. Я понял, что любой момент в Украине в тот момент можно решить деньгами и мои родители могут это решить.

В эти года, они были самыми тяжелыми для моей мамы, ей вынесли кресло на крыльцо, где она сидела ночами и ждала, что я приду, меня принесут, или скажут, что со мной что-то случилось, или придут и скажут, что я кого-то убил. Для нее это было очень болезненно, она сорвала нервы. В 15-16 лет я знал, что максимум проживу до 30. Папа оставил там всё, и мы поехали в Америку.

Мои родители получили визу как беженцы по религиозной линии и перевезли нас в Америку в надежде на то, что здесь что-то изменится. Переезд в другую страну, новые люди, новые интересы, новые друзья — возможно, это повлияет на нас и мы изменимся. Мне было 18 лет и в США я познакомился с героином и с крэком.

Фото: кадр видео Голоса Америки

Рутина каждый день была такая: встал, укололся, поехали, что-то украли, продали, купили наркотики, укололись, поехали, украли, продали, купили. И это каждый день. Так я и попал в серьезную зависимость. Я боролся с этим все время, я 5 раз подшивался. И брат мой боролся. Но мы понимали, что мы будем наркоманами. Чтобы не было ломок и всегда был минимальный запас — вокруг этого мы строили свою жизнь. Выхода никто не мог предложить. Мы пробовали и метадон, но знали, что с него еще труднее слезть, чем с героина. Я знал всего одного человека в своей жизни, который победил зависимость от героина.

Однажды мама прочитала рассказ в газете о человеке, который был наркоманом, а рядом с ним был пастор, который забрал его к себе на реабилитационную программу. Он прошел программу, переехал в Америку и открыл реабилитационный центр. Мама уже тоже знала, что это почти невозможно, но увидев рассказ, сказала: либо ты едешь на программу, либо уходи и живи в другом месте своей жизнью. Я поехал туда и больше не уходил оттуда следующие 3 года.

По теме: Режиссер из США создал фильм о вкладе украинских беженцев в развитие Америки

Когда я попал в центр, там было 15 наркоманов, которые вчера еще кололись, а сегодня они здоровые, ходят, убирают за мной, стирают мои вещи, приносят мне чай, кормят, я не сплю 2 недели и они со мной не спят — чтобы только помочь мне как-то. Это очень сильно действует на тебя. Ты понимаешь, что ты им никто, они тебе никто, а они носятся с тобой, как с родным. Эту программу вел Александр, он жил в этом доме с женой и дочкой, в этот момент у них родилась вторая дочка. Когда ты проходишь через ломки, это жуткая депрессия — но когда я проходил это там, у меня не было депрессии. Я чувствовал что-то очень хорошее внутри, спокойствие. Я очень люблю детей, и эта маленькая девочка каждый день приходила ко мне и садилась на руки. Не могу передать, что я переживал в тот момент. Наверное, только благодаря ей я смог пройти эти две недели. Дети — их ведь не обманешь, они сильно чувствуют взрослых, когда взрослым плохо. Может, она это чувствовала.

Через 3 месяца я начал помогать новым ребятам проходить первые, самые тяжелые дни. Через полгода я решил, что останусь и буду работать в этой программе волонтером. Я проработал в реабилитации 2,5 года.

14 лет я — чистый.

Фото: кадр видео Голоса Америки

Я анализировал, разговаривал с лидерами разных программ, спрашивал о проценте людей, которые не возвращаются к наркотикам. Этот процент — от 2% до 5%. Это очень мало, за затраченные огромные ресурсы, деньги и силы… Люди, которые 5 лет употребляли, они все были на какой-то программе и у них не получалось. Они уже не верят в эти программы. Поэтому мне важно убедить человека, что я могу ему помочь. Вот я знаю, что у меня уже ничего не будет в этой жизни, и вдруг мне кто-то говорит: «А с чего ты это взял? Тебя кто-то обманул, что этого не будет. Тебя обмануло общество, телевизор, мысли, друзья, родители — неважно, кто. Ты не должен так жить, ты же не родился, чтобы быть наркоманом и сдохнуть под забором, чтобы страдать. Ты же, когда родился, мечтал о чем-то? Ты не мечтал стать наркоманом и алкоголиком».

Фото: кадр видео Голоса Америки

Когда у меня в городе каждую неделю похороны среди русскоязычного населения, и многих я знаю лично, все молчат — всем стыдно об этом говорить. Нужда, которая сегодня есть, не дает мне спокойно сидеть на месте и смотреть, как налево и направо молодые пацаны и девчонки 18-20 лет умирают от передозировок. Надо помочь одному. Не надо миллионам и всему миру. Помочь хотя бы одному. Он поможет следующему, потому что он тоже этот девиз выучил. И следующему. А ты взял еще кого-то. И вокруг тебя появляются люди, которые не должны жить, но они есть. Это чудо.

У меня получилось, посмотрите на мою жизнь. Если у меня получилось, у вас точно получится.

Фото: кадр видео Голоса Америки

Наша программа — некоммерческая организация. Мы занимаемся помощью людям, которые попали в нарко- или алкозависимость. Основанием нашей программы является Слово Божье. Программа существует год-полтора, придумал ее мой брат, я ее доработал с ним. Она называется Exodus US.

Есть 3 основных черты, на которых держится наркомания в человеке: это безответственность, безнаказанность и то, что человеку все должны. Если эти вещи не изменились в человеке в процессе восстановления, реабилитации, он может перестать употреблять наркотики, но он останется жить жизнью наркомана. То место, что было заполнено наркотиками и алкоголем, не может оставаться пустым. Для того, чтобы человеку помочь, чтобы он мог стать свободным, ему надо изменить рутину и привычки. Этот круг затягивает настолько сильно, что для того, чтобы его разорвать, нужно поместить человека в реабилитационный центр — иногда нужно 2 месяца, а иногда и до года, чтобы остановиться. Тогда можно на этом строить новое — это то, с чем мы работаем, на чем я делаю акцент. Если он изменит это, я могу дать гарантию 99%, что он никогда не вернется к наркотикам.

По теме: Как украинец 20 лет работал маляром в США, купил ферму в Эквадоре и теперь выращивает кофе

Первый этап проходит в Скрентоне. Там 7 девчонок и 6 парней. Это дом, где живут ребята, у которых есть проблемы, друг другу помогают. С ними занимаются морально-психологической, духовной работой — как правило, это пастор. Он решает, готов человек выходить или нет. Я подготавливаю ему рабочее место, беру его в Филадельфию — там у нас есть два дома, но они уже заполнены, возможно, будем расширяться.

Фото: кадр видео Голоса Америки

Есть условия, которые я обговариваю с каждым человеком, прежде чем он переходит на второй этап. Нельзя курить, употреблять наркотики, пить алкоголь и иметь секс до свадьбы. Если с одной из этих вещей он не справляется, он обязан поехать на 4 недели на первый этап, но за этот первый этап он уже платит со своих денег 500 долларов. Бывает — упал, не сдержался, соблазн был слишком силен, у него есть два варианта: согласиться со мной или поехать на первый этап, или уйти домой.

Фото: кадр видео Голоса Америки

На втором этапе в Филадельфии их сегодня 11. Они живут тоже вместе, они обязаны ходить на работу — начальная зарплата 15 долларов в час, в основном, это строительство. Я ищу другие варианты, потому что не все могут стройкой заниматься. Я им даю работу, обучаю их в процессе работы навыкам в 3-4 направлениях в строительстве. У меня есть профессионалы, которые работают много лет, я им представляю этих ребят — и они перехватывают навык. Мы занимаемся разными видами работ. Когда 3-4 вида освоил, он может не зависеть ни от кого, найти себе работу в любом месте. Но пока он на программе, он обязан работать, учиться и развиваться. Абсолютно свободно они могут ездить, гулять, ходить в спортзалы, общаться, знакомиться с девочками, мальчиками. Они свободны в своих передвижениях, но единственное, что я контролирую, это деньги. Но они сами себя окупают — работают, учатся обращаться с деньгами. Они учатся тому, что продукты намного вкуснее купить в магазине и приготовить, чем пойти и съесть непонятно что в ресторане быстрого питания.

Фото: кадр видео Голоса Америки

Фото: кадр видео Голоса Америки

Они никогда этого не делали, они так никогда не жили. Как правило, все они питались в фастфуде. Сейчас они начинают задумываться, потому что я даю им определенную сумму на неделю. Они зарабатывают деньги, берут, сколько нужно, на проживание, а остальное откладывается на сберегательном счете. Они могут в любой момент их забрать, но я им помогаю таким образом собрать достаточную сумму денег, потому что в основном у них нет документов, удостоверений, есть проблемы криминального характера, которые нужно решать — адвокаты, суды, штрафы. Они сами восстанавливают то, что они наделали в прошлом. А в будущем, когда они решили эти вопросы, деньги идут на покупку автомобиля, например.

Фото: кадр видео Голоса Америки

В идеале, то, что я хочу в конце увидеть — это человек, который в процессе восстановления, адаптации в социальную сферу познакомился с девушкой или парнем, создал семью, на выходе у них есть деньги на жилье, есть профессия, работа и неплохой заработок, есть друзья, общество и шанс на абсолютно новую жизнь. В такой форме мы и работаем.

По теме: Как украинец привил жителям Калифорнии любовь к закарпатским сладостям

Фото: кадр видео Голоса Америки

Фото: кадр видео Голоса Америки

Приходит полностью разрушенный человек, ты понимаешь, что в его жизни все давно закончилось: он еще живой, еще ходит, но внутри у него выжженная пустыня. И через какое-то время моей работы, его работы, усилий группы — ты смотришь, а у него в душе вместо пустыни цветы растут. Он дышит полной грудью, улыбается, радуется жизни, стремится к чему-то, у него появляются цели. Через какое-то время смотришь — у него дети родились, он папа! Когда это на твоих глазах происходит, ты понимаешь, что если даже маленькая часть в этом твоя и без тебя могло этого не быть, это приносит такое удовлетворение… Даже не знаю, с чем сравнить. Даже работа и заработок денег не приносят мне такого удовлетворения. Когда я вижу такие истории, вижу этих людей — я очень радуюсь.

Разное Наши люди наши в эмиграции истории из жизни

Читайте также на ForumDaily:

Как украинец привил жителям Калифорнии любовь к закарпатским сладостям

‘С детства погружен в украинскую культуру’: как потомок первых иммигрантов кормит борщом и голубцами жителей глубинки США

‘Мы сами создали эту проблему’: русскоязычный иммигрант на Аляске разработал уникальную альтернативу пластику

Давайте вместе противостоять кризису и поддерживать друг друга

Никто в мире не ожидал пандемии коронавируса, но она пришла, нарушив привычный ритм жизни и работы миллиардов людей, вызвав панику и неуверенность в завтрашнем дне.

ForumDaily также столкнулся с финансовыми трудностями из-за потери части рекламодателей на фоне экономического спада и карантина. Но мы не сокращаем количество материалов и режим работы, поскольку хотим, чтобы наши читатели своевременно получали актуальную и проверенную информацию в это непростое время. Кроме того, мы поддерживаем локальные малые бизнесы в США, которые страдают сильнее всего.

Но ForumDaily — это тоже малый бизнес. Несмотря на потерю части доходов, мы изо всех сил стараемся, чтобы вы были информированы и вооружены всеми необходимыми знаниями для противодействия пандемии и решения других важных вопросов во время карантина.

Для поддержания такого ритма работы нам нужна ваша помощь. Мы будем благодарны за любую сумму, которую вы готовы выделить на поддержку нашей команды.

Давайте противостоять кризису вместе!

Безопасность взносов гарантируется использованием надежно защищенной системы Stripe.

Всегда ваш, ForumDaily!

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman и на ForumDaily New York — там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1033 запросов за 2,064 секунд.