Моя война: день, когда все началось - ForumDaily
The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Моя война: день, когда все началось

Ровно год назад, 23 февраля, началось полномасштабное вторжение России в Украину. Нет, я не ошиблась датой: по нашему, американскому времени, это произошло именно вечером 23-го. Я очень хорошо помню этот день.

Фото: IStock

Никаких сомнений в том, что вторжение будет, у меня, как эксперта американских аналитических центров, не было уже как минимум пару месяцев. Мы работали в усиленном режиме, просчитывали варианты, отслеживали передвижения войск. Помню, что писала стихи о войне еще за пару недель до ее начала как о свершившемся факте. А уж после признания «ЛДНР» мы готовились к нападению в прямом смысле слова со дня на день.

В то утро я обзванивала старых друзей и соратников из Америки и Украины, брала у них комментарии для ForumDaily о том, чего ждать от России. Эксперты не сомневались, что удар обязательно последует, варьировались только его направление, масштаб и те меры, которые нужно предпринять для его предотвращения – как оказалось, слишком поздно. Когда мы закончили, в Украине уже был поздний вечер, приближалась ночь, а у нас, наоборот, был яркий солнечный день.

За последние 8 лет у меня в окружении почти не осталось людей, кто мог бы даже теоретически поддержать войну. Но парадоксально, что в тот день я разговаривала именно с таким человеком. Конечно, на момент нашего разговора он никакую войну не поддерживал. Это был пожилой ветеран флота, у которого я когда-то, много лет назад, брала интервью, когда еще жила в России. Я совершенно случайно пересеклась с ним виртуально много лет спустя, уже живя в США, и была поражена тому, насколько его взгляды оказались здравы и критичны по отношению к властям. Я удивилась и порадовалась своему открытию, и после этого мы продолжали иногда общаться.

По теме: Михаил Ходорковский: об условиях победы Украины в войне и будущем России

В тот день он отмечал 23 февраля, и когда в России уже наступила ночь, позвонил мне слегка навеселе и выдал очень красивую, но наивную речь о том, что все государственные границы – это ненужные условности, что мы все – люди, единое человечество, и нам нечего делить, мы все должны быть вместе. Светлые, добрые и нереализуемые мысли о единстве и мире. Он вообще всегда был очень добрым человеком, и тем не менее, как окажется позже, даже он поверил пропаганде в том, что «это, конечно, трагедия, но другого выхода не было».

Но в тот момент мы еще не знали, что будет потом. Он меня задержал, и я села расшифровывать комментарии ближе к вечеру, когда один мой приятель-американец, бывший военный, тоже со дня на день ожидавший вторжения, написал мне: «Кажется, началось». Интересно, но в тот миг я почему-то не поверила ему, хотя в том, что вторжение в принципе будет, не сомневалась. Но вот в этот конкретный момент я не могла поверить, что именно сейчас, после всех слов о мире, после того, как только утром слышала голоса моих украинских друзей, оно может начаться. Я стала проверять по новостям, напоролась на выступление Путина, потом – Зеленского, на русском. Мои украинские друзья еще спали, я пыталась им позвонить и сообщить, что началась война, но дозвониться так и не получилось.

Я постаралась взять себя в руки и стала доделывать статью. Поразительно, но наши эксперты все предсказали настолько безошибочно, что материал не устарел, и в нем почти ничего не нужно было менять, кроме, разве что, заголовка и вступления. Все, что было предсказано ими, прекрасно ложилось в канву начавшегося вторжения. Казалось, будто мы совершили невероятное и собрали комментарии в первые пять минут. Интересно, что я не плакала в тот момент. Это был какой-то странный катарсис. Уже рвались бомбы, шли танки, а я писала статью, и мне казалось, что это правильно. Ведь мы были готовы, мы все это время смирялись с неизбежным, и если вся готовность предыдущих месяцев хоть что-то значила, я уже не имела права распускать сопли. Нужно было делать то, что должен. Мы ведь заранее настраивались, что когда оно случится, нужно будет не плакать в уголке, а бороться, защищать, работать безудержно. И вот этот день настал.

Я держалась, пока в сети не появилась Люда – редактор сайта, для которого я делала статью. Люда – украинка, но в этот момент она находилась за рубежом. В Украине у нее остался ребенок, и она как раз приехала в аэропорт, чтобы лететь за ним домой. Стоит ли говорить о том, что самолеты в Украину уже не летали. Мне страшно было представить, что чувствовала мать в этот момент.

Я пообщалась с Людой, потом написала одному моему хорошему другу в Украину, что если с ним что-то случится, то хочу, чтобы он знал: для меня было честью дружить с ним. Он ответил мне так же и добавил в конце свое неизменное «все будет хорошо». После этого я уже расплакалась – по-настоящему, навзрыд, от боли и бессилия. Я поняла, что мы на самом деле не были готовы, никто не был — просто потому, что к такому невозможно подготовиться.

Потом был ад бессонных ночей, постоянной работы, волонтерства и снова работы, аналитики, прогнозов, ужаса, безысходности, страха, слез, боли и снова слез, попыток достучаться до россиян – впервые за годы; осознание тщетности этих попыток; пикеты, митинги, звонки, лоббирование помощи Украине с задействованием всех мыслимых и немыслимых рычагов.

Я помню, что в первые дни войны поссорилась с парой человек, которые никак не хотели понять, что мне не нужно присылать новости из СМИ или телеграм-каналов. Не потому, что я пряталась от них – нет, я прочитывала их все, включая тонны российской пропаганды. Просто в личные сообщения мне приходило множество живых историй, вести с фронтов, оборонные заказы и другая важнейшая информация, которую срочно нужно было передавать дальше, нужным людям, способным повлиять на принятие решений. В потоке «лишних» сообщений я могла пропустить важное, поэтому новости отслеживала сама, а от знакомых людей просила только их собственную информацию.

Вам может быть интересно: главные новости Нью-Йорка, истории наших иммигрантов и полезные советы о жизни в Большом Яблоке — читайте все это на ForumDaily New York

Незадолго до вторжения я познакомилась в сети с девушкой из Мариуполя по имени Мария. Она оказалась зрителем одного моего интервью, где я доказывала неизбежность вторжения. Мария испугалась тогда, но не настолько, чтобы уехать из города заранее. Ей чудом удалось выбраться из города в первую неделю. Она звонила и рассказывала мне о блокаде Мариуполя и о том, что эту информацию очень важно передать дальше. Тогда мы все еще не понимали, какой ад творился в Мариуполе. Я помню, как ответила ей, что обязательно передам, равно как и информацию по другим городам, например Харькову, который тоже бомбят. Она ответила: «Ты не понимаешь, оттуда хоть как-то можно выехать, а в Мариуполе настоящая блокада. Там гибнут тысячи людей». Сегодня мы все знаем, что творилось в Мариуполе, но она была одной из первых, кто сообщил об этом.

Потом было много, много всего: страшного, невыносимого, непостижимого ни умом, ни сердцем. Были Буча, Ирпень, Краматорск, Винница, Днепр, Бахмут. К счастью, Люда смогла вывезти своего ребенка, но многие, увы, не смогли. Год назад этот день начался с мирного американского утра, тогда как в Украине это был последний мирный вечер. Одна женщина, встретившая эту ночь в Харькове, рассказывала мне потом, что ночь перед вторжением была особенно прекрасной, и она с детьми специально прошла долгий путь пешком возвращаясь домой, чтобы насладиться этой ночью – тихой, мирной, счастливой февральской ночью.

Той самой ночью, когда пьяненький ветеран рассказывал мне о мире во всем мире, мои украинские друзья мирно спали, а я расшифровывала их комментарии. Ночью, когда началась война. Участвовавшие в ее развязывании подонки за этот год придумали столько безумных оправданий, зачем они убивают людей, что из всего этого можно сделать только один вывод: им просто нравится убивать, им без этого как-то неуютно живется. А значит, нам надо жить, вопреки всему радоваться, бороться, справляться, любить, смотреть, как и год назад, в звездное февральское небо, потому что сильнее смерти может быть только жизнь.

Читайте также на ForumDaily:

Быстро и эффективно: как искать работу онлайн в 2023 году

Теперь подать заявку на убежище в США можно через приложение CBP One: как оно работает

Как получить транскрипт от Налоговой службы США, чтобы не наделать ошибок в вашей декларации

Пациенты после инсульта могут двигать парализованными конечностями после новой терапии

Колонки личный опыт война в Украине
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? — Поддержите нас донатом! А еще подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. Кроме того, не забудьте оформить подписку на наш канал в Telegram  и в Instagram— там много интересного. И присоединяйтесь к тысячам читателей ForumDaily New York — там вас ждет масса интересной и позитивной информации о жизни в мегаполисе. 



 
1078 запросов за 1,315 секунд.