Правда и мифы о доносительстве в Америке

Фото: Depositphotos

Среди русскоязычных эмигрантов, особенно недавно приехавших в США, мне встречалось довольно распространенное мнение, что доносительство является чертой американского менталитета едва ли больше, чем постсоветского. Новые эмигранты, чаще всего, боятся такого явления и органически не принимают его.

Однако, если сравнить происходящее в современной России с ситуацией в США, такая аналогия едва ли будет уместна. Как отмечают многие правозащитные организации, в последние несколько лет в России наблюдается настоящая «эпидемия» доносов на посты и репосты в соцсетях (чаще всего, антивоенные), которые заканчиваются реальными уголовными делами.

При этом иммигранты, живущие в США по 15 и более лет, утверждают: американская привычка сообщать о нарушениях – это лишь посильный вклад людей в поддержание законного, комфортного и безопасного порядка жизни, в котором американцы видят гарантию своих собственных комфорта и безопасности, а не аналог новым российским «законам о колосках» и «мыслепреступлениях».

«Вообще проблема в том, что в Америке и России принципиально иное отношение к закону. В Америке, как и в любой демократии, закон – это общественный договор или, как минимум, выражение мнения большинства. Отсюда возникает понимание необходимости подчинения закону и информирование о случаях его нарушения. В России, как в любом авторитарном государстве, закон спускается сверху, а значит антинароден по сути. Отсюда постоянные попытки обойти закон, найти лазейки и ходы. Порой обход закона становится единственной возможностью выжить или осуществить ту или иную деятельность. Информирование о нарушении становится антинародным, поэтому в обществе не поощряется. Массовые доносительства во времена репрессией и тюремная культура в народе добавляют негативную коннотацию «стукачеству», – рассуждает российский оппозиционный активист Дмитрий Валуев, сейчас проживающий в США.

И я во многом склонна согласиться с Дмитрием. В США чаще всего сообщают властям о нарушении порядка — стандартные случаи вроде пьянства, громкой музыки, использования опасной пиротехники, продажи наркотиков и т. д. Логика здесь вполне понятна: обеспечение элементарного комфорта или безопасности – как своей, так и детей. К правилам американцы подходят осознанно, и чаще всего рассматривают нарушителей безличностно, думая в первую очередь не о том, как рапорт скажется на его судьбе, а о влиянии нарушителя на судьбы окружающих. К примеру, пьяный подросток в США – это не просто «трудный ребенок, которому захотелось вдохнуть свободы», но и потенциальный водитель, который может насмерть сбить прохожих, находясь в нетрезвом состоянии за рулем.

Особо здесь выделяются, конечно, сообщения о преступлениях. Как утверждают люди, лично информировавшие о случаях мошенничества и даже коррупционных схемах, в отличие от России, в Америке власти действительно реагируют на подобные сообщения и принимают меры по защите пострадавших. Еще одним частым случаем вмешательства является защита тех, кто, по мнению сообщающего, находится в непосредственной опасности: ребенок, оставленный в машине без присмотра, дети, избиваемые в семьях и т. д.

Однако, как отмечают многие, ситуация в США все же не так идеалистична, как может показаться на первый взгляд. В Америке, как и в России, возможны случаи злоупотребления «гражданской сознательностью». Интересно, что в американском обороте существует термин snitch – идентичный российскому слову «стукач», «доносчик» именно в негативном его контексте, а также выражение rat out – настучать, донести, сдать человека, дословно – «крысятничать». При этом для «положительных» случаев сообщений здесь используется несколько иная риторика: informer или whistle-blower. Попробуем перечислить случаи американского «стукачества», наиболее близкие к российскому контексту.

1. Сведение счетов

Отметим, что сделать это в США при помощи правоохранительных органов, как в России, достаточно трудно, если не невозможно. Из моих многочисленных бесед с эмигрантами разных «волн», мне попался только один случай «избирательного правосудия», когда одна пиратская радиостанция наняла бывшего агента ФБР, чтобы припугнуть владельцев другой не менее пиратской радиостанции. Однако в большинстве случаев «крышевание» бизнеса по российскому образцу в Соединенных Штатах невозможно. Более того, нередки случаи, когда подобные нанятые частными компаниями бывшие американские силовики были первыми, кто сообщал о случаях махинациях своих новых начальников, ставя закон выше личной выгоды.

Преследование за взгляды и убеждения в США также невозможно, поэтому, если вы сообщите о том, что ваш сосед критикует правительство, такой донос не возымеет никакого эффекта. Однако случаи, когда правоохранительные органы используются против невинных людей, все же существуют. Американская пресса описывает, к примеру, случаи вызова местного спецназа под предлогом того, что кто-то якобы удерживает заложников или совершает иное опасное преступление. Иногда имеют место намеренно ложные вызовы с целью насолить соседу или устроить жестокий розыгрыш. Однако на практике бывает, что подобные «шутки» заканчиваются весьма трагически, если прибывшие на место сотрудники полиции или ФБР, не разобравшись, убивают владельца дома. Конечно, «шутник» в таком случае будет привлечен к ответственности за ложный донос, а семье погибшего будет выплачена компенсация, однако, если вас уже застрелили, это вряд ли сможет вам помочь.

Некоторые знакомые адвокаты также приводили примеры того, как бывшие супруги в процессе развода доносят друг на друга за нарушение налогового законодательства – опять же, с целью сведения счетов или получения больших алиментов. Однако, несмотря на их мотивацию, важно констатировать: ответственность наступит лишь в том случае, когда действительно имело место нарушение закона. А вот ложные обвинения в сексуальных домогательствах, расизме или дискриминации опровергнуть уже намного сложнее, и здесь действительно возможны злоупотребления.

Примером «перегибов» может служить и мелочное информирование о совсем уж незначительных проступках, вроде неправильной парковки. Однако в США такие случаи компенсируются тем, что законодательство относится к мелким проступкам весьма снисходительно.

Одной из немногих сфер, где можно испортить человеку жизнь на основании не факта нарушения, а лишь подозрения, является сфера безопасности. Если вы, к примеру, должны получить какие-то иммиграционные документы или допуск к секретной информации, и кто-то сообщил о вашей «неблагонадежности», вас обязаны проверить. Конечно, в отличие от России, никто не станет «фабриковать» уголовное дело и вводить какие-то репрессивные меры, не получив доказательств ваших преступлений. Но беда в том, что в неповоротливой бюрократической системе, которая особенно раздута в оживленных штатах вроде Калифорнии, такие проверки могут занимать годы. Мне попадались люди, жаловавшиеся, что они получали грин-карту или гражданство на несколько лет (!) позже, чем другие члены их семей. Утешением здесь может служить только одно: если вы невиновны, проверки в конце концов закончатся, и вы получите желаемое. Но, согласитесь, не иметь возможности получить необходимые документы или хорошую работу годами – это действительно тяжелое испытание, способное существенно испортить человеку жизнь.

Фото: Depositphotos

2. Дружба или следование правилам?

Большинство иммигрантов, давно живущих в США, сходятся в том, что привычка школьников с младших классов сообщать обо всех случаях ссор и обид учителям – это благо, а не вред. Учитель в таком случае воспринимается как старший товарищ, способный вовремя вмешаться и предотвратить действительно серьезные случаи, вроде школьной травли или даже суицидальных попыток.

«Дети не могут сами оценить степень опасности или возможный вред. Тот, кто не доложил о нарушении, берет часть ответственности за последствия на себя», – уверена Яна Ратман из Калифорнии.

Однако и здесь возможны перегибы. К примеру, насколько этично, если школьники спешат сообщить о любом, даже самом формальном нарушении правил, таком, как, допустим, чтение книг во время урока? Не повредит ли это установлению доверия между учениками и формированию близкой детской дружбы? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет.

Фото: Depositphotos

3. Сотрудничество или конкуренция?

Сфера, в которой принято сообщать о нарушениях правил более чем где-либо, это, как правило, рабочие отношения. С одной стороны, в этом тоже есть определенная логика. К примеру, если кто-то уходит с работы раньше срока, он обманывает и работодателя, и своих коллег, вынужденных работать за него. Однако именно в этой сфере мне более всего жаловались на необоснованные придирки и простор для сведения счетов с коллегами. Слежка работников друг за другом и жесткая конкуренция является в некоторых фирмах, фактически, атрибутом корпоративной культуры, и некоторые используют эту систему как способ продвижения по карьерной лестнице.

«Несколько лет назад я работал в одной фирме, где нас сразу наставляли следить за своими сослуживцами и доносить, ежели что не так. Спустя короткое время после начала работы я набил руку и стал работать очень быстро. По-другому не могу. И это было ошибкой. Я заканчивал проект, давал директору знать, и начинал или что-то смотреть в Интернете, или играть в какую-нибудь тупую игру, притом не с рабочего компьютера, а у себя в телефоне, в своем кубикле. Естественно, работа все равно уже была выполнена, и мне просто нужен был перерыв. Так отдыхали мозги, глаза и руки (я работал техническим дизайнером). Кто-то «накапал», и меня в результате завалили работой за троих. Это привело, в конечном итоге, к травме руки и шеи и моему добровольному уходу оттуда», – поведал мне один знакомый иммигрант.

4. Провокации

Никто не поспорит с тем, что пресекать преступления – это правильное и благородное занятие. Однако насколько этично провоцировать человека совершить проступок, который он никогда не сделал бы без специальных усилий провокатора? К примеру, один из иммигрантов рассказывал мне, как две девушки долго умоляли его отменить парковочный штраф. Когда же он из жалости поддался на их уговоры и решил сделать поблажку (без всяких взяток, исключительно в виде прощения первого нарушения), они немедленно донесли об этом. Кстати, в Америке есть специальный термин для таких людей, тоже далеко не позитивный: stool pigeon – стукач-провокатор.

Тем не менее, большинство людей, поделившихся со мной своими наблюдениями, считает: подобная система – это часть гражданского общества, а злоупотребления не носят системного характера. Американцы уверены – в том, что люди демонстрируют свое неравнодушие к общему благу и безопасности окружающих, проявляется их ответственность за свой город или район. К тому же иммигранты напоминают: если вы не правы, еще не факт, что на вас обязательно «донесут». Вполне возможно, что сосед просто придет к вам в гости с вкусным пирогом, и просто мягко укажет вам на совершенную ошибку.

Читайте также на ForumDaily:

Почему я уезжаю из Кремниевой долины

Какую пенсию я буду получать в Америке?

5 особенностей американского менталитета, к которым вам нужно будет привыкнуть

Плюсы и минусы иммиграции в США

О русских в Америке

Получите самые важные новости в свой мессенджер, подписавшись на ForumDaily, а также читайте нас в Telegram, Google+ и Facebook. 

 

Разное Колонки жизнь в США


 
1024 запросов за 3,129 секунд.