The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Мюнхен-1972: трагедия, навсегда изменившая Олимпийские игры

С момента основания целью Олимпийских игр всегда был мир, на период соревнований даже войны прекращались. Так было долгое время, пока в середине ХХ века к спортивным соревнованиям не начали примешивать политику, а потом и вовсе решили использовать резонанс, которым всегда сопровождалась Олимпиада, для террора и кровопролития.

5 сентября 1972 года впервые в истории террористический акт произошёл в столице Олимпиады, прямо в Олимпийской деревне.

Фото: Depositphotos

Группировка «Чёрный сентябрь», основателем которой считается Али Хасан Саламех, решила таким образом добиться, по их мнению, благих целей, которые они перед собой ставили.

Благими намерениями…

Идея теракта на летней Олимпиаде-1972 в Мюнхене возникла у руководителей «Чёрного сентября», после того как Международный олимпийский комитет отказал в участии в Играх представителям Палестины, пишут «Аргументы и факты».

Восьми боевикам «Чёрного сентября», вооружённым автоматическим оружием и гранатами, была поставлена задача захватить в Олимпийской деревне членов делегации Израиля, которых затем планировалось обменять на палестинских боевиков, находящихся в заключении. Акция преследовала цель привлечения внимания к государству Палестина.

Осуществлению планов террористов способствовала и обстановка, сложившаяся в Мюнхене. Организаторы Олимпиады старались до минимума сократить присутствие агентов полиции и спецслужб на объектах Игр и в Олимпийской деревне. Для Мюнхена чрезвычайно важно было продемонстрировать миролюбие — ведь над городом висел мрачный статус «колыбели нацизма». Еще одни благие намерения, сыгравшие злую шутку.

О теракте знали заранее

Положение, при котором в Олимпийскую деревню мог попасть практически любой желающий, тревожило представителей Израиля. Однако от организаторов они получили заверения в полной безопасности. По всей видимости, власти ФРГ сосредоточились на предотвращении акций неонацистов, не придав значения предупреждениям о возможности терактов со стороны палестинских группировок, которые поступали от агентуры на Ближнем Востоке, но ФРГ игнорировала эти сигналы.

Да и рассекреченные документы израильских спецслужб свидетельствуют о том, что правительство Израиля заранее знало о готовящихся терактах, пишет BBC.

Из отчетов главы Службы общей безопасности (ШАБАК), рассекреченных в конце августа 2012 года, следует, что в период с июня по сентябрь 1972 года бывший тогда премьер-министром Израиля Голда Меир ежедневно получала подробную информацию о намерениях активистов организации «Черный сентябрь» атаковать израильские объекты за рубежом.

Отдельные предупреждения касались непосредственно Западной Германии.

Нападение на рассвете

В 4:30 утра 5 сентября 8 боевиков «Чёрного сентября», неся с собой мешки с оружием, с лёгкостью преодолели забор Олимпийской деревни, оказавшись на её территории. Атмосфера царила настолько безмятежная, что несколько спортсменов, которые увидели людей, перелезающих через забор, помогли им перетащить поклажу.

Двое из группы террористов предварительно разведали территорию (по некоторым данным, они работали в Олимпийской деревне как подсобные рабочие). В общем, они знали, куда идти, и привели остальных к тому зданию, где в пяти апартаментах размещались израильтяне, пишет Booknik.

Первым, с кем столкнулись террористы, оказался судья борцовского турнира Йосеф Гутфройнд. Он поднял тревогу, разбудив своих товарищей, и попытался помешать боевикам проникнуть в квартиру. На помощь ему поспешил судья Моше Вайнберг, который был ранен в стычке с террористами. Угрожая оружием, Вайнберга заставили показать другие квартиры, где жили израильтяне. Вайнберг пошёл на хитрость, отведя боевиков туда, где жили израильские борцы и штангисты. Он рассчитывал, что они сумеют оказать террористам сопротивление, но спортсменов застигли спящими.

Поначалу террористы взяли в заложники 12 человек, но когда спортсменов вели на этаж ниже, чтобы объединить с тренерами, один из борцов, Гади Цабари, смог сбежать. Ему помог раненый Вайнсберг, отвлекший террористов и поплатившийся за это жизнью. Его тело выбросили на улицу у входа в здание — для устрашения и подтверждения серьезности намерений.

Остальных отвели в одну из спален, где штангист (и ветеран Шестидневной войны) Йосеф Романо попытался напасть на одного из террористов. Его расстреляли и оставили истекать кровью на полу. В итоге в заложниках у боевиков «Чёрного сентября» оказались 9 человек: тренер по стрельбе Кехат Шор, тренер по лёгкой атлетике Амицур Шапиро, тренер по фехтованию Андре Шпицер, судья по тяжёлой атлетике Яков Шпрингер, борцы Элиэзер Халфин и Марк Славин, штангисты Давид Бергер и Зеев Фридман, а также упоминавшийся ранее Йосеф Гутфройнд.

Переговоры

Террористы выдвинули условия освобождения заложников: до 12:00 5 сентября освободить и обеспечить безопасный проход в Египет 234 палестинцев, находящихся в заключении в Израиле, двух немецких радикалов, содержащихся в западногерманских тюрьмах, а также 16 заключённых, содержавшихся в тюрьмах Западной Европы. Если требования не будут выполнены, террористы обещали убивать каждый час по одному спортсмену.

То, что условия террористов не могут быть выполнены в полном объёме, стало очевидно практически сразу: правительство Израиля, принципиально отказывавшееся от любых переговоров с террористами, объявило, что не изменит позицию и на этот раз. Взамен израильтяне предложили ФРГ помощь своего спецназа в проведении операции по освобождению заложников.

Правительство ФРГ от предложения отказалось, пытаясь разрешить ситуацию путём переговоров. Боевикам предложили в обмен на израильтян высокопоставленных немецких заложников, но получили отказ. Немецким переговорщикам удалось на несколько часов отодвинуть срок выполнения требований. В 18:00 террористы изменили намерения, потребовав самолёт для вылета с заложниками в Каир. Власти ФРГ согласились предоставить самолёт, хотя это изначально была ловушка — правительство Египта не согласилось принять террористов. Немецкие власти планировали обезвредить боевиков на военно-воздушной базе НАТО в Фюрстенфельдбруке, откуда должен был вылететь самолёт. На базу террористов с заложниками должны были доставить военные вертолёты «Ирокез».

Провал операции

Однако операция по освобождению заложников не была подготовлена. В ФРГ на тот момент не существовало специальных отрядов по борьбе с террористами. В качестве сил по нейтрализации боевиков использовали 5 снайперов, не проходивших спецподготовки для действий в подобных обстоятельствах, а также обычные полицейские подразделения.

«Снайперы» были полицейские, которые любили устраивать соревнования по стрельбе. У них не было ни раций, ни касок, ни бронежилетов, а их оружие, Heckler&Koch G3, не было снабжено телескопическими или инфракрасными прицелами и подходило под эту задачу не лучше, чем они сами.

По данным авторов документального фильма One Day in September, всем полицейским-участникам операции запретили говорить о ней под страхом потери пенсии.

В самолёте Боинг-727, приготовленном для террористов, их ждали полицейские, переодетые в пилотов. Однако за несколько минут до появления вертолётов с боевиками и заложниками они по каким-то причинам покинули его.

Ещё одним роковым обстоятельством стало то, что немецким властям за время переговоров так не удалось установить, сколько всего террористов удерживало заложников. В кризисном штабе исходили из того, что их не более 5.

Террористы, у которых в руках оказались не только израильтяне, но и 4 пилота вертолётов, прибыв на базу, обнаружили, что самолёт пуст. Поняв, что оказались в ловушке, террористы вступили в бой с полицейскими силами. Снайперам не удалось сразу уничтожить всех боевиков — от их выстрелов погибли 2 террориста и ещё 2 получили ранения. Ответным огнём был убит один из немецких полицейских.

лКазалось, что у немецкой стороны просто не выдерживали нервы, что они хотели как можно скорее закончить всю эту историю. Они не сделали минимальных затрат, чтобы спасти жизни людей. Даже когда началась стрельба, никто никуда не двигался, а просто сидел в укрытии и стрелял. Это был настоящий хаос», — рассказывал бывший в то время главой Моссада Цви Замир, прилетевший в Мюнхен.

По его словам, это был единственный шанс, альтернативного плана немецкая сторона даже не предлагала. Тут же глава Моссада добавил, что своими глазами наблюдал, в каком ступоре, по его словам, оказались немецкие службы безопасности.

На помощь полиции были вызваны бронетранспортёры. С их прибытием боевики запаниковали, открыв огонь по заложникам, а затем подорвав вертолёты гранатами.

Из 8 террористов погибли 5, троих удалось взять живыми. Из израильских заложников не выжил никто.

Короткая память

После гибели израильских спортсменов Олимпиада была прервана на сутки, однако предложение прекратить её совсем поддержки не нашло.

На олимпийском стадионе прошла траурная церемония, где было 80 000 человек и 3 000 атлетов. Сборная СССР на церемонию не явилась (по решению Москвы), а представители 10 арабских стран отказались приспустить свои национальные флаги в знак памяти о погибших израильтянах. Среди присутствовавших на церемонии был кузен застреленного Моше Вайнберга Кармель Элиаш — прямо на стадионе у него случился сердечный приступ, и он скончался.

Среди погибших израильтян были 2 бывших советских спортсмена. 24-летний уроженец Риги Элиэзер Халфин занимался вольной борьбой с 10 лет, на чемпионате СССР среди юниоров добирался до 4 места. В Израиль он эмигрировал в 1969 году, продолжил спортивную карьеру и добился права выступать на Олимпиаде-1972.

Уроженцу Минска Марку Славину было всего 18 лет. В 1971 году он стал чемпионом СССР среди юниоров по греко-римской борьбе и считался одним из самых перспективных молодых атлетов. В Израиль Марк эмигрировал с семьёй весной 1972 года и сразу получил место в олимпийской сборной своей новой родины. Однако блестящее будущее спортсмена перечеркнул выстрел террориста.

6 сентября 1972 года, когда олимпийские соревнования возобновились после 24-х часового перерыва (единственного в истории Олимпийских игр), группа зрителей развернула на трибуне баннер с надписью «17 погибших уже забыты?».

За несколько секунд охрана отняла баннер и выдворила этих людей со стадиона.

Дипломатия

6 сентября 1972 года в 3:10 утра по местному времени в Израиль пришла дипломатическая телеграмма: «Все заложники погибли».

Спустя сутки на экстренном заседании правительства с участием Цви Замира было принято решение о создании специальной комиссии, которая расследует причины провала в обеспечении безопасности израильских спортсменов.

Еще Голда Меир попросила министров не сваливать всю ответственность на немецкую сторону, дабы не усугублять и без того отрицательные эмоции, царившие на тот момент в израильском обществе.

В специальном постановлении израильского МИДа, также рассекреченном среди многочисленных документов, говорилось о необходимости сохранить предельно корректное поведение в отношении Западной Германии.

Несколькими неделями позже Голде Меир был представлен подробный отчет специальной комиссии под руководством Пинхаса Копеля. Ключевая рекомендация — в будущем ни в коем случае не полагаться на меры безопасности принимающей стороны, какими бы убедительными они ни были.

Данная рекомендация и сегодня остается в силе, когда речь заходит об обеспечении безопасности израильских делегаций, отправляющихся в зарубежные поездки.

Возмездие

Уже в конце ноября 1972 года трое оставшихся в живых террористов были освобождены властями Германии по требованию боевиков, захвативших самолёт немецкой компании «Люфтганза».

Когда Германия освободила выживших террористов, Израиль взял возмездие в свои руки. Операции «Весна молодости» и «Гнев Божий» были призваны выследить и уничтожить всех, кто имел отношение к подготовке этого и других терактов. В одной из операций «Весны» участвовали будущий премьер-министр Израиля Эхуд Барак (переодетый брюнеткой), будущий командующий Северным военным окугом Амирам Левин (переодетый блондинкой) и Йони Нетаньяху, брат Биньямина Нетаньяху (не переодетый).

По словам главы «Черного сентября» Абу Ийяда, именно в ночь, когда была проведена операция «Весна молодости», они с Ясером Арафатом собирались навестить главу военной разведки ФАТХ Мухаммеда Юсефа Наджафа (убитого в собственном доме) и чудом избежали гибели.

Во время операции «Гнев Божий» погибли несколько гражданских, не имеющих отношения к терроризму, лиц. Это вызвало шквал критики в адрес Израиля. Особенно часто вспоминали гибель официанта Ахмеда Бучики в Норвегии — агенты спутали его с одним из руководителей «Черного сентября», Али Хасаном Саламе.

В течение 20 лет после теракта немецкие власти отказывались обнародовать любую официальную информацию о трагедии. После того как в 1992 году вдова погибшего атлета Андре Шпитцера выступила по телевидению и потребовала хоть какой-то информации об обстоятельствах смерти мужа, с ней связался анонимный немецкий источник и передал порядка 4 000 разных бумаг, относящихся к теракту на Олимпиаде. Семьи заложников вновь подали в суд на Германию и после ряда перипетий получили компенсацию в размере 3 млн евро. Однако министр внутренних дел страны не преминул добавить, что это «не признание вины, а лишь гуманитарный жест».

Читайте также на ForumDaily:

Как я переехала в Нью-Йорк и почти в 70 лет начала сниматься в кино

Выборы в Израиле: победа Нетаньяху и прорыв религиозных сил

Туристам пригрозили смертной казнью за фото на популярном пляже

В метро Нью-Йорка обнаружили надпись, оставленную русским строителем в 1922 году

Трехлетний мальчик из Вашингтона заблокировал iPad отца на 48 лет

Жители Сан-Франциско копаются в мусоре соседей-миллиардеров, чтобы заработать на жизнь

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Мюнхен теракт Олимпиада Олимпийские игры Германия Израиль На родине Израиль


 
1029 запросов за 2,172 секунд.