The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Мнение: беспочвенные обвинения в адрес Трампа ударили по репутации либеральных американских СМИ

25 марта генеральный прокурор США Уильям Барр отчитался о результатах двухлетнего расследования о предполагаемых связях Дональда Трампа с Кремлём в попытке повлиять на президентские выборы в США в 2016 году. В американских СМИ этот скандал получил название «Рашагейт» (Russiagate). Расследование проводили специалисты с опытом работы в спецслужбах, а руководил им бывший глава ФБР и спецпрокурор Роберт Мюллер. Со слов Барра, за два года специалисты так и не нашли доказательств сговора президента США с представителями российского правительства.

Дональд Трамп и Владимир Путин Фото: kremlin.ru

Эта новость стала разочарованием для миллионов критиков Трампа. В течение двух лет крупнейшие американские СМИ, в том числе The New York Times и The Washington Post, прочили, что расследование Мюллера вынудит президента США покинуть свой пост. Параллельно с этим выходило бесчисленное количество статей о вмешательстве России в американские выборы при поддержке Трампа.

Колумнист Rolling Stone Мэтт Таибби выступил с большой колонкой в личном блоге на тему того, как «Рашагейт» привёл к распространению массовой дезинформации в американских СМИ, краткий обзор текста подготовило издание TJ.

«Рашагейт» как удар по репутации американских СМИ

С мая 2017 года, когда Роберт Мюллер начал расследование предполагаемой связи Кремля с Трампом во время предвыборной гонки, американские медиа начали создавать вокруг него «культ надежды», считает Таибби. Для миллионов противников нового президента расследование спецпрокурора вселяло надежду на импичмент неугодного политика.

В интернете продавали свечки с изображением Мюллера, а в передаче Saturday Night Live пели песню «Всё, что я хочу на Рождество, это тебя, Мюллер», имея в виду ожидание отчёта спецпрокурора. За несколько дней до публикации финальных выводов расследования в The New York Times вышла колонка с посылом: «Нам не нужно читать отчёт Мюллера, потому что мы уже знаем, что Трамп виновен».

В первые месяцы после скандала с выборами The New York Times рассказала, что представители президентской кампании Трампа встречались с агентами российской разведки. Позже издание The Wall Street Journal сообщило, что американские спецслужбы опасаются делиться данными с новым президентом, подозревая, что он раскроет их Кремлю.

Хиллари Клинтон публично утверждала, что русские не смогли бы провести политическую кампанию перед выборами в США без поддержки американцев, намекнув на Трампа. В своей колонке Таибби приводит десятки подобных примеров и делает вывод — ни одно из этих заявлений так и не подтвердилось.

С самого начала историю раскручивали по шпионским традициям: тайные отношения Трампа с Россией, которые помогли ему победить на выборах. И это было не метафорическое сравнение, а вполне конкретное. Бывший агент АНБ даже заявлял, что за «шпионаж» и «измену» Трамп «умрёт в тюрьме».

«В погоне за историей [связи Кремля с Трампом] мы нарушили все писаные и неписаные правила, начиная с запрета публиковать статьи о том, что ты не можешь проверить», — написал Мэтт Таибби.

Теперь, когда расследование не нашло доказательств сговора Трампа и Кремля, миллионы американцев возмущены, считает Таибби. Он сослался на социологическое исследование, около половины участников которого называли расследование Мюллера «охотой на ведьм», инициированной журналистами и оппозицией. Другая половина верила в вину Трампа, полагаясь на материалы СМИ, и теперь чувствует себя обманутой. А это приведёт к подрыву журналистской репутации, полагает Таибби.

Претензия первая — сакрализация образа агента спецслужб

Одним из ключевых героев, благодаря которому «Рашагейт» больше чем на два года захватил американскую прессу, Таибби считает бывшего сотрудника британской разведки Кристофера Стила. Наиболее известным его сделало «досье» на Трампа, которое опубликовали в BuzzFeed в январе 2017 года. В нём упоминалось о визите бизнесмена в 2013 году в московский отель Ritz Carlton, в котором в прошлом останавливались Барак и Мишель Обама.

Утверждалось, что Трамп снял тот же номер и пригласил туда проституток, чтобы те устроили «золотой дождь». Всё это якобы тайно записали агенты ФСБ, получив возможность шантажировать миллионера, что и стало зарождением тайных связей между ним и Кремлём.

«Массовое обсуждение этой публикации положило начало феномену „Рашагейта“ как непрекращающейся темы в американских медиа» , — пишет Таибби.

После этого СМИ начали романтизировать образ агента разведки, который «борется» c предполагаемым врагом в Белом доме. The New Yorker посвятил Стилу большую статью с подзаголовком «Как бывший шпион пытался предупредить мир о связи Трампа с Россией».

«Отчёт Стила предоставил нужный контекст для тысяч новостных заметок, но ни один журналист не смог подтвердить его самые громкие обвинения», — пишет Таибби.

16 марта 2019 года стало известно, что при подготовке «досье» на Трампа бывший агент разведки использовал неподтвёржденную информацию. Как признался Стил, при поиске фактуры по компании, предположительно участвовавшей в манипуляциях с выборами, он использовал приложение iReports, в котором новостные посты публикуют пользователи.

Когда у Стила спросили, понимал ли он, что эти публикации не проверены журналистами, бывший разведчик ответил отрицательно. Он добавил, что считал, что информация «имела какого-то рода статус CNN». Как отмечает Таибби, это важный момент, указывающий на спорность статуса Стила как достоверного источника.

«Было так много профилей Стила как «поразительно старательного» мастера-шпиона прямо [из книг] Джона Ле Карра. Его сравнивали по внешности и манере с легендарным Джорджем Смайли (вымышленный детектив из книг Ле Карра — прим. TJ). Кто бы мог подумать, что новый Смайли вырезал и вставлял текст, как первокурсник колледжа. Но история едва засветилась в новостях», — отметил Таибби.

Претензия вторая — нежелание СМИ признавать ошибки

По мнению Таибби, в рамках «Рашагейта» у американских СМИ было три шаблона поведения:

  • Сначала журналисты подают историю с «громким» заголовком;
  • Спустя несколько дней или недель выпускают опровержение или новый материал, снижающий градус важности оригинальной статьи;
  • Материал снимают или отправляют на доработку.

Как считает колумнист, два последних пункта встречаются редко — изданиям выгоднее игнорировать свежую информацию, если она противоречит вектору оригинальной статьи. Он насчитал больше 50 «громких» материалов СМИ по теме «Рашагейта». В части из них репортёр нашёл фактические ошибки, а некоторые основывались на ошибочных версиях.

  • В декабре 2016 года в The Washington Post вышел материал, связывающий российских хакеров со взломом системы электрической сети в Вермонте. Через три дня издание выпустило опровержение;
  • В феврале 2017 года The New York Times опубликовала расследование, указывающее на связь Трампа с российской разведкой во время президентских выборов. В июне бывший директор ФБР Джеймс Коми публично заявил, что большая часть информации в материале — неправда.

В феврале 2018 года репортёры NYT рассказали об «армии российских ботов», которые якобы пытались «поссорить американцев» в дискуссии о массовой стрельбе во Флориде. В статье приводился комментарий Джонатана Моргана, главы организации по отслеживанию распространения дезинформации в интернете New Knowledge.

«Для ботов такое поведение типично, они часто используют громкие новости таким образом. Они намеренно стремятся разделить американцев во всех темах. Почти на системном уровне», — говорил Морган.

В декабре 2018 года стало известно, что New Knowledge участвовала в создании фейковой активности российских ботов на выборах в сенат в Алабаме. Авторы хотели доказать избирателям, что боты российской «фабрики троллей» чаще поддерживают республиканцев.

«Когда оказывается, что один из твоих главных источников порождает фейки в той деятельности, которая описана в твоей статье, нужно, по крайней мере, убрать цитату или уведомить читателей. Увы — материал Times остался без изменений», — отметил Таибби.

Другой пример касается россиянки Марии Бутиной, арестованной в США по подозрению в шпионаже. Летом 2018 года на судебном процессе прокурор заявил, что женщина предложила секс некому американцу ради собственной выгоды. Эту версию разнесли крупнейшие издания, выставив Бутину шпионкой, использующей секс как рабочий инструмент.

Два месяца спустя судья опроверг слова прокурора. Оказалось, что тот основал своё заявление на переписке Бутиной с подругой. Как пояснил судья, слова обвиняемой были написаны в шуточной форме, и для выяснения этого факта ему потребовалось пять минут. Однако, как пишет Таибби, в интернете всё ещё легко найти оригинальные статьи без опровержений.

«Здесь репортёр может возмутиться: «Как я мог это узнать? Прокурор сказал, что она торговала сексом за деньги. Почему я не должен верить ему?». А как насчёт того, что власти врали в лицо репортёрам ещё до появления электричества? Не требуется проводить глубокие расследования, чтобы понять — главным источником «Рашагейта» выступают спецслужбы, которые годами обманывали СМИ», — заявил Таибби.

Претензия третья — публикация материалов с минимумом доказательств

По мнению Таибби, постепенно статьи по «Рашагейту» стали превращаться в конспирологические теории, основанные на минимальном количестве фактов. Он привёл в пример материал The New York Magazine, в котором выдвигается версия, что Трамп сотрудничал с Россией в течение нескольких десятилетий. Теория основывается на поездке бизнесмена в СССР в 1987 году, во время которой его якобы могли завербовать.

По словам Таибби, он детально прошёлся по этому тексту в поиске фактов, хотя бы частично доказывающих позицию автора. И нашёл только два убедительных довода: «Трамп встречался с представителями СССР в 1986 году и съездил туда в 1987 году. Вот и всё. Вот ваша история на обложке журнала», — говорится в материале журналиста.

«Это мания. Путин буквально у нас в штанах. Возможно, если повезёт, The New York Magazine когда-нибудь признает, что их статья о русских, создавших горячую линию против мастурбации, чтобы заманивать и шантажировать американцев, не просто абсурдна по своей сути, но абсурдна потому, что источником в ней выступает New Knowledge. Та организация, что призналась в фальсификации российского влияния на выборах в Алабаме», — подчеркнул Таибби.

Колумнист полагает, что американские журналисты и политики до сих пор не видят разницу между СССР и Россией, потому им кажется реалистичным, что Трампа могли завербовать ещё в 1980-х годах.

В марте 2017 года член палаты представителей Адам Шифф сослался на отчёт Кристофера Стила, в котором рассказывалось о встрече помощника Трампа Картера Пейджа с главой «Роснефти» Игорем Сечиным. Тот якобы предлагал стороннику президента крупную часть акций «Роснефти», если он поможет отменить санкции против России. Описывая встречу, Шифф назвал Сечина «российским олигархом, другом Путина и агентом КГБ».

«Шифф имел в виду ФСБ. Неспособность сторонников «Рашагейта» запомнить, что Россия — это не СССР, становится всё более абсурдной. [Политолог] Донна Бразил до сих пор не удалила свой твит о том, что «Теперь коммунисты диктуют правила полемики [в США]»», — пишет колумнист.

Какое решение предлагает Таибби

На протяжении текста колумнист сравнивает «Рашагейт» и то, как его подают СМИ, с вторжением США в Ирак в 2003 году. Тогда правительство оправдывало это свидетельствами наличия у президента Саддама Хуссейна запасов оружия массового поражения. Федеральные СМИ подхватили эту историю, отчасти оправдав вторжение. Позже журналисты задумались, действительно ли правдива информация, которую рассказывали им политики и спецслужбы в роли «надёжных источников».

Оружие массового поражения в Ираке не нашли, а война привела к гибели тысяч гражданских. В последующие годы The New York Times, CNN, Washington Post, CBS и другие крупнейшие издания страны признали — им следовало внимательнее относиться к доказательствам и проверять источники.

Как считает Таибби, история повторяется. Изначально зайдя на историю связи Трампа с Кремлём через непроверенную информацию, основанную на словах бывших агентов спецслужб и политиков, журналисты стали политическими пешками. По мнению репортёра, американские медиа должны полностью переосмыслить своё отношение к «Рашагейту», трезво взглянув на факты. Иначе они потеряют репутацию в глазах людей.

«Рашагейт» привёл к тому, что многие журналисты радикально изменили свою миссию. Мы стали выбирать стороны, стирая концепцию прессы как независимого института, чья главная роль заключается в сортировке фактов и вымыслов. У нас хватило ума в конечном счёте переосмыслить свою роль в ОМУ (WMD — «оружие массового поражения», имеется в виду вторжение в Ирак в 2003 году), и это единственная причина, по которой после этого эпизода у нас осталась часть аудитории. Способна ли пресса на такое самосознание сейчас? ОМУ ударила по нашей репутации. Если мы не изменим ситуацию, эта история разрушит её», — уверен Таибби.

Читайте также на ForumDaily:

Подкупить Байдена: как власти в Украине коррумпировали американских демократов и влияли на выборы в США в пользу Клинтон

Изменятся ли отношения между Вашингтоном и Москвой после публикации доклада Мюллера

Адвокат Трампа обещал вывести на чистую воду человека, придумавшего сговор Трампа и России

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Дональд Трамп Ликбез вмешательство России в выборы в США


 
1063 запросов за 2,584 секунд.