Как гей-пары усыновляют детей в США: успехи и проблемы

Гей-браки в США узаконили еще в 2015 году, но многие пары до сих пор испытывают трудности с усыновлением детей. Как устроен институт опекунства для американских ЛГБТ, как на это реагирует церковь и как себя чувствуют сами дети, читайте в репортаже журналиста RTVi Дениса Чередова.

Фото: Depositphotos

Верховный суд США защитил кондитера из Колорадо, отказавшегося печь торт для гей-свадьбы. Скандал разразился еще в 2012 году, когда Джек Филлипс заявил: готов испечь торт для любого другого торжества, но отказывается от производства кондитерского изделия для однополого бракосочетания. Мотивировал кондитер свое решение религиозными соображениями.

Гей-пара обратилась в комиссию по гражданским правам, а затем подала в суд на Филипса. Местные органы постановили, что налицо случай дискриминации и нарушения законов штата Колорадо. Филипс подал ответный иск в Верховный Суд. И вот высшая инстанция защитила его право на собственное мнение. Правда, тут же уточнила: этот конкретный случай считать прецедентом нельзя.

И тем не менее, это — победа религиозных консерваторов. Правозащитники опасаются, как бы так не случилось, что сегодня кондитер Филипс отказывает гей-паре, завтра — мусульманину, например, или еврею.

Вердикт суда ЛГБТ в Америке воспринимает как пощечину. Равно как и решения властей сразу нескольких штатов. Там разрешили агентствам по усыновлению определять подходящих родителей в зависимости от их (владельцев агентств) религиозных убеждений. То есть, частная организация в преимущественно консервативном штате с большой долей вероятности предпочтет отдать ребенка в семью, где есть мама и папа.

Марк и Джеф познакомились в Нью-Йорке 14 лет назад. В 2015 году, как только в США легализовали гей-браки, сыграли свадьбу. А год назад в их семье появился он — мальчик по имени Коти. К гостям малыш уже привык. Вместе с папами проводит экскурсию по дому — вот здесь Коти завтракает, а здесь спит — ночью ребенок может заплакать, поэтому его кроватка соседствует с родительской. Говорить только учится, Марк и Джеф ждут с нетерпением, когда же Коти произнесет главное слово — «папа»!

Об усыновлении ребенка первым задумался Джеф, нашел частное агентство. Пара подписала контракт — и началось! Заключение психолога, подтверждение дохода, рекомендации от родных, друзей, соседей. Отдельная тема — проверки социальной службы.

«Приходил социальный работник и он устроил нам настоящий допрос. Это длилось шесть часов! Нам задавали провокационные, сложные вопросы. Выясняли, насколько мы уверены в своем решении. Какие ценности вы хотите привить своему ребенку? Как вы хотите воспитывать своего ребенка? Каким вы хотите его воспитать? И я думаю, что это те вещи, о которых люди не задумываются, когда рожают сами. Они просто думают: «А не завести ли мне ребенка?». У нас все иначе, конечно. Поэтому это очень мощный опыт, и очень полезный», — рассказал отец, Майкл Прайс.

Соцработники приходят к мальчику и теперь — но все реже. Ясно, что ребенок в безопасности.

Фото: Depositphotos

Прошло уже восемь месяцев после того, как Коти стал частью этой семьи. Они все еще друг к другу привыкают, но к трудностям Марк и Джеф были готовы. Усыновление ребенка, говорят папы мальчика Коти, самое важное решение в их жизни.

«Когда я в первый раз шел с ним встречаться, я понимал, конечно, что это будет очень эмоционально! Я подумал, что буду плакать. Хотел себя сдержать как-то — но слезы потекли сами, и я подумал: „О, черт возьми, это так невероятно!“», — рассказал отец, Джефф Родригез.

У Коти — четкий распорядок дня. После обеда — прогулка.

На детской площадке эту семью хорошо знают. Счастливые родители одного пола в Манхэттене — дело обычное. Но прежде, чем усыновить ребенка, гей-парам приходится пройти все круги ада — как и гетеросексуальным. Закон в штате Нью-Йорк запрещает предвзятость в отношении потенциальных родителей — их пол при рассмотрении запроса не учитывается. В среднем весь процесс занимает полтора года.

По данным организации «Лайф-лонг Адопшинс» в американских ЛГБТ-семьях сегодня живет более 115 тысяч усыновленных детей. В Нью-Йорке усыновить ребенка можно бесплатно, обратившись в некоммерческую организацию. В платном агентстве стоимость услуг в среднем обойдется в $35 тысяч.

В США не существует детских домов. Здесь есть так называемые Foster Homes — патронажные семьи. То есть семьи, где дети растут под присмотром опекунов до достижения совершеннолетия. Есть еще так называемые Group Homes, где живут дети с особенностями развития.

В каждом доме — не больше шести воспитанников. С ними постоянно находится медперсонал. Обе программы финансируются государством, и, кажется, что все это звучит вполне неплохо — система работает. Но замену настоящей семье никто в мире еще не придумал.

От Энтони Дэрина родители отказались, когда ему было три. Так он попал во временную приемную семью. Но в пять лет обрел дом в Калифорнии. В то время в этом либеральном штате уже разрешали гомосексуалам и лесбиянкам усыновлять детей.

«Помню, когда социальный работник пришел, чтобы сказать мне, что меня усыновляют двое отцов, я был так взволнован. Я думал, господи, какое счастье! А то, что у меня появится два папы — меня совершенно не волновало. Какая разница?! Главное — ведь это семья!», — рассказывает Энтони Дэрин.

Уже подростком Энтони понял, что отличается от сверстников. Так вышло, что приемный сын гей-пары сам оказался геем. Вот же — скажут защитники традиционной семьи — доказательство пагубного влияния! Директор Института Ruth в Луизиане Дженнифер Морс, философ, известная в Америке борец за институт брака, в классическом его понимании, ссылается на свои исследования и уверяет: традиционная семья — лучше.

«За последние 40 лет было проведено множество исследований, доказывающих, что семья, в которой есть женатые мать и отец — это лучшая среда для детей. Это лучше, чем мать или отец-одиночка, лучше, чем разведенные родители. На мой взгляд, нет никаких причин для утверждений, что гей-пары могут быть нормальными родителями», — говорит Дженнифер Морс, директор Института Ruth в Луизиане.

Исследования Морс противоречат позиции большинства ученых. Доказано: сексуальная ориентация — это то, что человек получает при рождении. Чужой пример — в этом смысле — значения не имеет. И если ребенок в гомосексуальной семье тоже оказывается геем, то это — чистое совпадение.

«Мои папы не делали ничего, чтобы повлиять на это, они просто позволили мне быть собой!», — вспоминает Энтони Дэрин.

Но мифами полнится американская земля. Психолог Андрей Русецкий говорит, что стереотипы о секс-меньшинствах в большинстве случаев связаны с невежеством.

«Если вы возьмете все исследования, которые на сегодняшний день есть, вы не увидите ни одного исследования, которое бы сказало, что эти опасения оправданы и что существует хотя бы какой-нибудь факт статистический, с валидностью и с надежностью, чтобы мы могли сказать, что это опасно для ребенка», — заявил Андрей Русецкий, психолог.

В мае Сенат и губернатор штата Оклахома одобрили закон, который разрешает агентствам по усыновлению отказывать геям и лесбиянкам, руководствуясь исключительно религиозными убеждениями.

Фото: Depositphotos

Подобные акты были приняты еще в 8 штатах — например, в Канзасе и Мичигане. Все это — знаменитый Библейский пояс США, где доминируют консервативные взгляды и отстаиваются традиционные семейные ценности. Получается, что гей-пару в каком-нибудь городе Талса могут развернуть только потому, что церковь нетрадиционные браки не признает. ЛГБТ-активисты обвинили власти в дискриминации и подали апелляцию. Но пока — ничего.

И снова Нью-Йорк. Бруклин — сотрудники некоммерческой организации проводят тренинг с будущими родителями — геями и лесбиянками. После двухмесячных курсов каждый из них получит лицензию о психологической подготовке. Услуги — бесплатные. Интересно, что здесь помогают с усыновлением подростков — по статистике, дети помладше быстро находят родителей. А вот с тинейджерами, у которых в силу объективных обстоятельств не все хорошо с характером и поведением, возиться мало кто хочет. Сегодня в Нью-Йорке, по данным агентства, более 9 тысяч подростков живут в патронажных семьях и ждут своих родителей.

Директор агентства лесбиянка Мэри Киин усыновила 14 детей. По ее словам, с приходом администрации Дональда Трампа организация стала реже получать федеральные гранты — сейчас агентство все больше сотрудничает с мэрией города.

«Я действительно хотела остановится на 12 детях. Но так вышло, что их уже 14. Они все разного возраста были, сейчас им от 20 до 47 лет. Я всегда хотела иметь много детей, поэтому недавно я купила большой дом. Я знала о детях, которые находятся во временных семьях, в том числе о детях с особенностями развития. И я сказала себе — я должна что-то сделать, я не могу это игнорировать!», — вспоминает Мэри Киин, директор агентства по усыновлению.

По словам Мэри, дети, прошедшие через патронажные дома, часто жалуются на тяжелые условия и недостаток внимания. Поэтому систему Foster Homes нужно реформировать. А пока — как минимум, не ограничивать права тех, кто готов к усыновлению и огромной ответственности.

Вест Виллидж — один из самых известных гей-районов Нью-Йорка — здесь в свое время проходили первые бунты за права гомосексуалов и именно здесь в 1992 году появился монумент — олицетворение свободных отношений. Вот, к примеру, двое влюбленных мужчин или вот — девушки держатся за руки. И кто знает, вполне возможно, в этом сквере появятся новые фигуры. Скорее даже фигурки. Сомнений почти нет — такую идею в либеральном Нью-Йорке поддержат многие.

Читайте также на ForumDaily:

Русскоязычные геи и лесбиянки начинают жизнь с нуля в Нью-Йорке

Наши в США: история любви художника из России и работника американского посольства

Наши в США: как девочка-инвалид из российского детдома стала паралимпийской чемпионкой

Получите самые важные новости в свой мессенджер, подписавшись на ForumDaily, а также читайте нас в Telegram, Google+ и Facebook. 

 

Разное В США ЛГБТ гей-браки


 
1028 запросов за 3,554 секунд.