The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Статуя Свободы: история американского символа

Париж для нас неразрывно связан с Эйфелевой башней, Берлин — с Бранденбургскими воротами, Москва – со Спасской башней Кремля, а Лондон — с Биг-Беном. Оказавшись в этих городах, мы сразу же оглядываемся по сторонам: где же эти столь важные для нас городские символы? Так и Нью-Йорк для всех его гостей неотделим от Статуи Свободы. Хотя она уже давно принадлежит не только этому замечательному городу. C течением времени Статуя Свободы превратилась в безусловный и неоспоримый символ огромной страны. И даже в какой-то степени — всего мира.

Фото: Depositphotos

Во Франции есть замечательный экскурсионный маршрут — «Винная дорога Эльзаса». Главной жемчужиной этого тура является посещение древнего фахверкового городка – Кольмар. Оказавшись в нём, невозможно не заглянуть в красивый и просторный особняк, расположенный в самом центре. Именно здесь в довольно состоятельной семье в 1834 году родился Фредерик Огюст Бартольди, будущий автор знаменитой Статуи Свободы.

Ныне тут находится музей известного скульптора, на верхнем этаже которого размещены многочисленные макеты «Статуи», в различных одеяниях и головных уборах, а также фотографии всех этапов её изготовления и установки.

Отсюда после смерти отца Фредерик уехал на учёбу в Париж, а затем вернулся сюда уже в качестве архитектора.

Тогда же, в 1850-х годах, он отправился в путешествие по Египту. Пирамиды, Сфинкс, Луксорский храм и огромные скульптурные изображения поражают и очаровывают его. И Фредерик загорается идеей создать нечто столь же величественное и грандиозное.

Здесь же он знакомится с известным дипломатом и предпринимателем Фердинандом де Лессепсом, вступившим тогда в переговоры с вице-королём Египта Мухаммедом Саидом-пашой о получении разрешения начать работы по сооружению Суэцкого канала.

И когда в 1869 году это строительство уже приближалось к завершению, до Бартольди дошла информация о том, что правительство Египта планирует в районе Порт-Саида установить маяк, у самого выхода канала в Средиземное море. Фредерик срочно едет к руководителю строительством Лессепсу с интересным предложением. Грубо говоря, основой его идеи была своеобразная интерпретация шестого чуда света — легендарного Колосса Родосского, представлявшего собой грандиозное сооружение (маяк) в виде огромной скульптуры бога Солнца — Гелиоса. Его 36-метровая фигура, обращённая к морю и предположительно установленная у входа в гавань греческого острова Родос, была увенчана короной с лучами на голове и в вытянутой руке держала факел.

Бартольди предложил выполнить в Порт-Саиде аналогичную статую, но с изображением египетской женщины в традиционной одежде, также с факелом в руке, назвав её «Свет Азии» или «Египет, несущий свет Азии», как символ особой роли и прогресса, который принёс Ближнему Востоку Суэцкий канал.

И хотя Лессепс принял эту идею с восторгом и достойно представил её новому правителю Египта Исмаилу-Паше, она так и не была реализована. Скорее всего потому, что власти страны не захотели нести дополнительные затраты на её возведение. В конечном итоге там был построен обыкновенный маяк, служащий верой и правдой до сегодняшнего дня. А Бартольди тем временем вернулся к своим французским проектам и заказчикам.

Франция. Рождение идеи

Вскоре разразилась Франко-прусская война, а за ней пришла и Парижская коммуна. В эти годы идеи республиканской Америки были особенно близки французам. Тем более что приближалась круглая дата — 100-летняя годовщина принятия Декларации независимости Америки. Именно к этому юбилею председатель франко-американского общества Эдуард де Лабулэ — юрист, историк и автор трёхтомного труда по истории Америки — решает создать тематический музей.

В это самое время после триумфального завершения работ по возведению Суэцкого канала на родину возвращается Лессепс. Он сразу же принимает активное участие в работе общества. Поскольку предполагалось, что к такой знаменательной дате американцы захотят возвести у себя соответствующий памятник, то одновременно возникла идея сделать это совместно.

Естественно, что к этой работе подключают и хорошо известного им скульптора Фредерика Бартольди. У того, как мы знаем, уже были определённые проработки на этот счёт. И он перерабатывает свой Суэцкий проект, хотя затем будет всячески отрицать эту взаимосвязь.

Конечно, в чём-то он был прав. Используя лишь основную идею – «женщину-символ», Бартольди основательно переосмыслил и переработал тот давний проект. В первую очередь Фредерик придал фигуре определённую динамику.

Тогда в Париже особой популярностью пользовалась картина Эжена Делакруа, на переднем плане которой была изображена прекрасная женщина с трехцветным республиканским знаменем в правой руке и ружьем со штыком в левой, стремящаяся сквозь пороховой дым шагнуть на баррикаду, — «Свобода, ведущая народ».

Вот эту устремлённость вперёд, к цели, и постарался передать Бартольди в своей новой работе. Потому правая ступня скульптуры находится уже в движении, а левая попирает, разорванные у ее ног оковы, как символ освобождения от угнетения, тирании и рабства. Эта тема тогда была особенно близка американскому обществу.

В вытянутой вперёд правой руке скульптуры он разместил факел, освящающий путь, а в левой — своеобразные скрижали с датой подписания Декларации Независимости Соединенных Штатов — 4 июля 1776 года, нанесенные римскими цифрами «JULY IV MDCCLXXVI», что воспринимается совершенно естественно.

Что воспринималось совершенно естественно. Ведь эта героическая женщина, словно древнеримская богиня свободы Либертас (Libertas), была одета им в свободно лежащую тогу и обута в сандалии. Представленный им образ, фактически воплотил в себе и символические фигуры Колумбии из Соединённых Штатов и французской Марианны.

На её голову была водружена корона, обрамлённая (словно бриллиантами) 25 окнами, с ореолом из семи лучей, олицетворяющих семь частей света.

Но самое главное – лицо. И Бартольди изображает свою мать. Позднее станет достаточно популярной легенда о том, что моделью ему служила красивая француженка Изабелла Бойер, вдова основателя фирмы по производству швейных машинок Исаака Зингера. Но эта версия не выдерживает никакой критики. Ведь для создания цельности образа, Бертольди нужна была не просто красивая рафаэлевская мадонна с её материнской нежностью и тревогой за судьбу ребёнка; и даже не одухотворённая революционным порывом красивая француженка, зовущая на баррикады; а решительная и целеустремлённая женщина, соответствующая образу Либертас. Именно такой и была его мать — Шарлотта Бейсер, в портрете которой он лишь несколько ужесточил черты.

«Лицо» Статуи Свободы. Фото: Depositphotos

Фредерик был настолько воодушевлён этим франко-американским проектом, что с чертежами и рекомендательными письмами в 1871 году едет в Америку, где встречается с множеством американцев, которые доброжелательно отнеслись к нему и его проекту. Вероятно, именно тогда он получил заказы на изготовление «Фигур четырех трубящих ангелов» для церкви в Бостоне и статуи генерала Лафайета в Нью-Йорке, которые были завершены им соответственно в 1874 и 1876 годах.

Наблюдая тогда за работой Нью-Йоркской гавани, Бартольди обратил внимание на то, что все прибывающие в Нью-Йорк корабли проплывали мимо острова Бедлоу. И потому во время визита к президенту Улиссу Гранту он обговорил с ним возможность установить именно там будущую Статую Свободы. На что получил в целом положительный ответ. Бартольди тогда ещё мыслил привычными для него категориями маяка — своеобразного символа водных ворот в город. Ведь именно такие фигуры должны были встречать корабли при входе в гавань Родоса, или Суэцкий канал.

Пока Фредерик прорабатывал техническую сторону этого проекта, «на высшем уровне» решались его организационные вопросы. В конце концов, уже в 1895 году было принято решение о том, что к 100-летней годовщине принятия Декларации независимости Америки французская сторона преподносит Америке в дар Статую Свободы и организовывает её изготовление, доставку и монтаж. Американцы со своей стороны должны были подобрать место для её установки и возвести пьедестал.

В обоих государствах были созданы комитеты по организации сбора средств. Во главе французского комитета стал Фердинант Лессенс, а американский возглавил юрист Вильям Эвартс. Опытный предприниматель, Лессенс для привлечения к кампании влиятельных кругов устраивает во Франции банкеты, вечера, светские приемы, концерты, благотворительные пожертвования и лотереи. Во французской опере даже было организовано музыкальное представление, к которому известный композитор Шарль Гуно специально написал ораторию, посвященную Статуе Свободы. Он же и дирижировал оркестром. Всё это дало возможность Бартольди уже в самом скором времени приступить к изготовлению скульптуры.

При возведении сооружения такой высоты и мощи самым важным считалось решение проблем её прочности, жёсткости и устойчивости. Первоначально предполагалось, что низ статуи (до её середины), будет заполнен песком, а уже затем последуют работы по установке металлического каркаса. При этом складки тоги на статуе могли служить своеобразными ребрами жесткости.

Но привлечённый к этим работам знаменитый конструктор Гюстав Эйфель ( в последующем автор Эйфелевой башни) со своими сотрудниками, предложили иную схему: установку массивных вертикальных стальных опор, с промежуточным поддерживающим каркасом. Именно к нему затем должен был крепиться гибкий скелет статуи из железа, к которому и навешивались лёгкие медные листы ограждения, легко поддающиеся монтажу и обработке. Тем более, что и Эйфелю, и Бартольди были хорошо известны памятники Сан Карло Борромео в Италии и Арминию в Германии, где уже были использованы аналогичные решения с медной обшивкой. Правда, габариты этих сооружений значительно уступали Статуе Свободы.

Принятое конструктивное решение могло также обеспечить и полную устойчивость скульптуры при её колебаниях от напора ветра (ныне диапазон колебаний самой фигуры достигает 7,6 см, а факела – 12,7 см). Фактически этот проект стал одним из первых примеров сооружения, в котором наружные элементы не выполняли несущей функции, обеспечиваемой внутренними конструкциями.

Поскольку в те времена Статуя Свободы являлась самым высоким сооружением в мире, то естественно, что при её изготовлении возникало множество и иных технических проблем. Но они постепенно разрешались, и вскоре французская сторона приблизилась к завершению работ.

Америка. Реализация мечты

В Соединённых Штатах была совершенно иная ситуация. Сбор средств шёл медленно, и многими откровенно бойкотировался. Поскольку строительство должно было вестись в Нью-Йорке, то многие города самоустранились от сбора денег. Фактически комитет активно работал лишь в трёх местах: Нью-Йорке, Бостоне и Филадельфии. Была предпринята попытка провести законопроект о выделении денег на строительство из бюджета Нью-Йорка, но губернатор Кливленд наложил на него вето. Попытка получить часть средств от государства также не увенчалась успехом. В комиссиях Конгресса США преобладали мнения о несвоевременности возведения «аллегорического» монумента в то время, когда страна нуждалась в памятниках героям Гражданской войны.

Единственный вопрос, который был окончательно решён, — это выделение места под строительство. После визита в Нью-Йорк самого Бартольди вопрос о возведении статуи внутри города был снят, и местом строительства был окончательно принят военный форт Вуд на острове Бедлоу.

Для того чтобы хоть как-то расшевелить американцев, Бартольди в 1876 году привозит на Всемирную выставку в Филадельфии модель статуи и ее деталь — руку с факелом в натуральную величину.

Однако демонстрация этой характерной детали будущей скульптуры не произвела должного впечатления ни в Филадельфии, ни позднее в Нью-Йорке, где она была выставлена на обозрение в Мэдисон-Сквер-Гарден на протяжении нескольких лет. Зрители не могли себе представить всю скульптуру в целом и потому эту «руку» воспринимали скептически.

А после того как Бартольди решил продемонстрировать голову статуи на Всемирной выставке в Париже в 1878 году, злые языки стали поговаривать о том, что «Статуя Свободы будет иметь «руку» в Нью-Йорке, «голову» в Париже и ничего иного, где бы то ни было». Создавалось впечатление, что этот проект уже никогда не будет реализован, а готовые изделия так и останутся ржаветь в Париже.

В этой предстоящей драме, единственным положительным моментом для Бартольди было возведение им в том же году прекрасного «Фонтана Капитолия» в Вашингтоне, радующего гостей столицы и поныне.

И тут совершенно неожиданно в этой истории появляется новое действующее лицо. Им становится Джозеф Пулитцер — издатель ряда газет, в том числе и очень популярной тогда The New York World, выходец из семьи венгерских евреев. Человек, которому в конечном итоге страна обязана появлению своего символа, журналисты – высшей Школой журналистики и престижной Пулитцеровской премией, а мировая пресса — своим «желтым» цветом.

Возмутившись столь удручающим отношением к возведению Статуи Свободы с американской стороны, он со всей энергией и энтузиазмом включается в реализацию этого проекта. Со страниц своих газет Пулитцер обращается к гражданам США с жёсткой критикой их поведения (от президента до простых обывателей) и призывом помочь деньгами строительству монумента. Запускается «утка», что статую вообще отдадут Бостону и т. п.

Подробно описывая само сооружение и окружая его романтическим ореолом, Пулитцер организовывает целую кампанию по сбору средств. При этом в газетах печатают имена людей, пожертвовавших деньги на возведение памятника, среди которых были люди, предоставившие в распоряжение комитета меньше одного доллара, и даже дети. И что самое удивительное, уже к августу 1895 года ему удалось собрать всю недостающую сумму.

Фактически в течение всего пяти месяцев было зарегистрировано 12 тысяч пожертвований. За два года до описываемых здесь событий в стране также был проведен аукцион всевозможных произведений искусства, которые деятели культуры безвозмездно предоставили аукционерам. Все вырученные от их продажи деньги были переданы комитету по сбору средств для строительства памятника.

Приняла в нём участие и Эмма Лазарус, поэтесса еврейского происхождения с португальскими корнями.

Её посвящённый монументу сонет «Новый Колосс» (как и Бартольди, она помнила о Колоссе Родосском), получил всеобщее признание. Строки из этого сонета были даже вынесены на мемориальную доску, которая хранится ныне в музее статуи:

«Храните, древние страны, вашу легендарную пышность,

А мне отдайте ваших усталых, ваших бедных…

А мне отдайте из глубин бездонных

Своих изгоев, люд забитый свой,

Пошлите мне отверженных, бездомных,

Я им свечу у двери золотой…»

Эти строки были написаны ею после волны погромов, прокатившихся по Европе в конце 1880-х годов, в результате чего толпы иммигрантов хлынули к берегам Америки, в надежде обрести новую родину. И потому этот сонет заставил взглянуть на Статую Свободы совсем с иной стороны — как на символ страны, готовой принять под свой кров всех отверженных и обездоленных, и обещавшей им на этом берегу свободу и равенство. Тем самым «Новый Колосс» стал своеобразной иллюстрацией первоначального наименования скульптуры: «Свобода, несущая свет миру».

Теперь становится совершенно понятным, отчего в западной части острова Свободы установили мемориальные скульптурные памятники именно этим пятерым людям, внесшим наибольший вклад в осуществление проекта под названием «Статуя Свободы». Эдуарду де Лабулэ, которому принадлежала сама идея возведения памятника. Фредерику Бартольди – скульптору, реализовавшему её, и ГюставуЭйфелю – разработавшему металлический каркас скульптуры. А также Эмме Лазарус – поэтессе, автору сонета «Новый Колосс» и Джозефу Пулитцеру – редактору, организатору завершающей компании по сбору средств, для возведения основания и пьедестала скульптуры.

А сами эти конструкции были разработаны американским архитектором и скульптором Ричардом Хантом, под руководством которого 5 августа 1885 года были начаты строительные работы. К 22 апреля 1886-го они были фактически завершены, вместе с оформлением основания пьедестала в виде звезды с 11 лучами. Высота основания с пьедесталом от земли составила 47 м., что на один метр превышало высоту самого памятника.

Фото: Depositphotos

Как известно, ещё 4 июля 1884 года Франция официально преподнесла Статую Свободы послу США. Затем она была полностью собрана в Париже и выставлена на всеобщее обозрение, а затем в 1885 году разобрана и на военном фрегате «Изер» отправилась в Нью-Йорк, разделённая на 350 частей и упакованная в 214 ящиков. Сборка статуи на пьедестале заняла ещё четыре месяца. И вот, наконец, на 28 октября 1886 года, с десятилетним опозданием, было назначено торжественное открытие Статуи Свободы.

Этому событию предшествовал военный парад по улицам Нью-Йорка, который утром этого дня наблюдали до миллиона жителей города. В 12:45 яхта с участниками церемонии открытия и президентом США Гровером Кливлендом отправилась к острову от причала Манхэттена. Компания была в основном мужской. Феминистки Нью-Йорка пытались прорваться на остров, но не были допущены. Их негласными представителями были лишь жена Бертольди и маленькая внучка Лессенса. Вот он-то и открыл торжество, произнеся речь от имени французской стороны.

Бартольди рядом не было. Он в это время находился в голове скульптуры, чтобы по сигналу перерезать верёвки, удерживающие огромный французский флаг, наброшенный на статую, и закрывающий эту восхитительную золотисто-оранжевую женщину с факелом в вытянутой руке, от застывших в ожидании зрителей. Пока он спустился вниз, официальная часть уже подходила к концу. Ему удалось лишь услышать пророческие слова президента Кливленда: «Мы никогда не забудем ни того, что Свобода выбрала себе здесь дом, ни того, что ею избранный алтарь никогда не будет заброшен».

Погода в тот день выдалась пасмурная и дождливая. Фейерверк решили перевести на первое ноября. Но многочисленные гости и делегации с восторгом приняли праздничный салют из 21-го залпа. Так более 130 лет тому назад отпраздновали возведение этой 46-метровой Статуи Свободы. Как и мечтал Бартольди, она на 10 метров превысила высоту легендарного Колосса Родосского, и на том историческом этапе стала самым высоким памятником в мире. Так это начиналось…

Продолжение легенды

Бартольди осуществил свою мечту. Создал прекрасную символическую фигуру, установленную у входа в порт, лицом к приезжающим, всем своим видом вселяющую в них надежду на то, что здесь их ждут и тут им рады. А для кораблей она должна была соответственно служить навигационным ориентиром и маяком. Но общие сложности и заботы по установке памятника были столь велики, что тут было не до технических задач, связанных с поддержанием огня в маяке. На протяжении 16 лет трое смотрителей пытались решить эти проблемы, но с переменным успехом. В 1901 году служба маяков передала обслуживание статуи военному департаменту. К тому времени медная обшивка статуи от воздействия с влажным воздухом начала постепенно окисляться, и монумент стал приобретать столь знакомый нам ныне зеленоватый цвет. Однако военные специалисты доказали, что этот возникающий слой – патина, является своеобразной защитой металла от агрессивных воздействий. И потому статую не следует окрашивать в иной цвет, как уже начинали требовать многочисленные советчики.

Немного позднее, 30 июля 1916 года, германские агенты организовали диверсию на полуострове Блэка Тома, где располагался крупный склад боеприпасов. В ночь теракта здесь хранилось в общей сложности около одной килотонны боеприпасов, многие из которых предположительно готовились для отправки в страны, борющиеся против Германии на фронтах Первой мировой войны. Мощность взрыва оценили от 5,0 до 5,5 баллов по шкале Рихтера. Его осколки попали и в Статую Свободы, незначительно повредив некоторые ее части и факел. Одновременно с его реконструкцией на остров с материка был проложен подводный силовой кабель, а вокруг скульптуры установлены мощные светильники. И уже 2 декабря того же года президент США Вудро Вильсон впервые включил полную подсветку фигуры. Теперь уже она сама, блистающая на фоне звёздного неба, лучше всяких маяков указывала кораблям путь в ночи.

Фото: Depositphotos

Естественно, что во время Второй мировой войны в целях светомаскировки статуя не освещалась. В послевоенное время предпринимались попытки совершить диверсии на самой башне, либо собрать всевозможные митинги протестов на её территории. А в 1971 году члены организации «Ветераны Вьетнама против войны» совершили так называемую акцию протеста, вообще забаррикадировавшись внутри Статуи, с требованием прекратить войну во Вьетнаме. Всё это свидетельствовало о той особой роли, которую это сооружение стало играть в жизни города, страны и мира.

В 1924 году, по инициативе президента Калвина Кулиджа, Статуя Свободы была объявлена национальным памятником, и уже в 1933 году её обслуживание передали службе национальных парков. С 1937 года понятие национального памятника уже было распространено вообще на всю территорию острова, который в 1956 году был переименован в Остров Свободы. Любопытно, что эта идея в своё время была озвучена ещё самим Бартольди.

В 1976 году в районе памятника была установлена более совершенная и мощная система освещения. А в начале 80-х, в рамках программы по подготовке к празднованию 100-летия монумента, группа американских и французских экспертов обнаружила множество накопившихся за это время конструктивных проблем, и потому было рекомендовано провести реставрационные работы. Они начались в 1984 году, в тот самый год, когда статую Свободы внесли в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Реставрация требовала огромной работы по антикоррозионной защите около 1800 металлических пластин статуи, замену факела, конструктивные изменения по устойчивости руки и плеча. Был установлен стеклянный двухэтажный лифт, новые лестницы, система обогрева и кондиционирования воздуха. Именно тогда стало возможным, преодолев 192 ступени, свободно подняться до вершины пьедестала. А желающим добраться до самой короны приходилось осилить ещё 164 ступени. В общей сложности — 356. Тем не менее, реконструкция была завершена в срок, и 5 июля 1986 года президент Рейган и французский президент Франсуа Миттеран (теперь уже без задержки на 10 лет) торжественно открыли статую для новых поколений посетителей.

Тем не менее, в связи с опасностью террористических угроз после событий 2001 года, и ликвидацией последствий урагана Сенди в 2012 году, нормальное функционирование Статуи Свободы временно приостанавливалось, и было продолжено лишь с 2013 года.

К этому времени она уже была настолько знаменита, узнаваема и популярна, что её стали копировать по всему миру. Число этих копий в мире насчитывает уже несколько сотен. В период между 1949-1952 годами организация американских скаутов, в ходе празднования своего сорокалетия, безвозмездно передала около двухсот копий из штампованной меди, высотой 2,5 м (высотой 2.5 м.), различным американским штатам и муниципалитетам. Около половины из них сохранилось до нашего времени.

А наиболее популярными из её копий в США являются скульптуры, установленные у здания казино «Нью-Йорк» в Лас-Вегасе и у Бруклинского музея в Нью-Йорке.

Но самыми престижными из всех копий считаются парижские. В 1889 году американцы подарили французам уменьшенную в 4 раза копию статуи (её высота 11,5 м), которая была установлена в Париже на Лебедином острове — узкой искусственной дамбе на Сене, недалеко от Эйфелевой башни. Первоначально она была повёрнута к самой башне, т.е. к месту проведения знаменитой Парижской Всемирной выставки, и лишь в 1937 году её развернули на запад. Теперь она смотрит прямо на свою «старшую сестру» в Нью-Йорке.

Вид на Сену с Эйфелевой башни, видна также парижская Статуя Свободы. Фото: Depositphotos

Ещё одна двухметровая копия, выполненная самим Бартольди, нашла своё место в Люксембургском саду, но повреждённая варварами была заменена копией. А отреставрированный оригинал украшает ныне вход в музей Орсэ. А вот в Музее искусств и ремесел можно во всех деталях рассмотреть тот самый окончательный макет скульптуры, который был использован Бартольди для создания американской Статуи Свободы.

В 1987 году американцы сделали новый подарок Парижу – «Пламя свободы», позолоченную полноразмерную копию этого элемента скульптуры американской «Статуи».

Пламя Свободы в Париже. Фото: Depositphotos

Она была установлена на мосту Альма. А десять лет спустя как раз под ним погибла Уэльская принцесса Диана. И её многочисленные поклонники, отождествляя этот огонь с памятью о принцессе, приносят и ныне к основанию памятника букетики свежих цветов. Кстати, в 2004 году, к столетнему юбилею со дня смерти Фредерика Бартольди, небольшая копия Статуи Свободы (высотой 12 м) была установлена и на его родине – в Кольмаре.

Символическое изображение «Статуи» и её частей можно увидеть на многих юбилейных монетах, банкнотах, марках и открытках, эмблемах спортивных ассоциаций и Либертарианской партии Соединенных Штатов, номерных автомобильных знаках Нью-Йорка (1986 – 2000 гг.), рекламных буклетах многих фирм и т.д и т.п.

Легко найти и многочисленные упоминания о ней в художественной литературе, живописных и музыкальных произведениях во всём мире.

Редко можно увидеть и какой-либо фильм о Нью-Йорке без изображения Статуи Свободы. Но существует множество кинофильмов, в которых она играет «звёздную» роль. Уже в «Потопе» 1933 года, одном из первых фильмов-катастроф, показано землетрясение, превращающее Манхэттен в руины, после которого цунами смывает Статую Свободы. Знаменитый Хичкок в своём «Диверсанте» (1941 г.) изображает противоборство своих героев на вершине «Статуи». В фильме Стивена Спилберга «Искусственный разум» (2001 г.) Статуя Свободы из-за глобального потепления тоже полностью уходит под воду. А в фильме «Послезавтра» (2004 г.) она ещё и замерзает в результате наступления арктического холода. В «Планете обезьян» (1968 г.) главный герой, лишь обнаружив на берегу океана полузасыпанную Статую Свободы, с отчаянием понимает, что он находится на планете Земля. А в фильме «Железное небо» (2012 г.) нацисты, прилетая в Нью-Йорк, уничтожают её. Но «Охотники за привидениями 2» (1989 г.) оживляют Статую Свободы и используют её в борьбе против Зла. И так в разных вариациях ещё во множестве фильмов. И даже советский кинематограф — в фильме Леонида Гайдая «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992 года) заставляет Статую Свободы с удивлением повернуть голову в сторону пролетающего на кровати над Нью-Йорком героя Дмитрия Харатьяна.

Однако, разные удивительные истории и курьёзы, связанные со «Статуей» происходили не только в кино, но и в реальной жизни. К примеру, в 1918 году на плацу военного лагеря Camp Dodge (штат Айова) 18 тысяч солдат армии США сформировали силуэт Статуи Свободы. Они были одеты в специальную форму разных цветов и оттенков, чтобы создать максимальную реалистичность композиции. Фотография этого построения, выполненная сверху, должна была использоваться в рекламе продаж военных облигаций в условиях Первой мировой войны, но, к сожалению, так никогда и не была задействована.

А вот спустя 60 лет, при выборах президента и вице-президента союза студентов университета штата Висконсин, в очередную предвыборную программу было внесено обещание перенести Статую Свободы из Нью-Йорка в Висконсин. Претендующие на этот пост Джим Мэллон и Леон Варджан заказали макет скульптуры, состоящей лишь из головы и руки с факелом, которые были сброшены шутниками на замерзшее озеро Мендота. При этом создавалось впечатление, будто остальные части статуи покрывает вода.

Однако самый запоминающийся аттракцион, связанный со «Статуей» был не только выполнен известным иллюзионистом Давидом Копперфильдом в 1983 году, но и включен в Книгу рекордов Гиннесса. На глазах у огромной аудитории он провёл блистательный трюк, заставив исчезнуть «Статую», используя для этого две башни, поворачивающуюся сцену, арку и занавес, который скрывал скульптуру из поля зрения. Конечно, в конце фокуса, он «вернул» Статую Свободы на своё место, при полном восторге многочисленных зрителей.

О том месте, где была установлена эта знаменитая скульптура, сохранились легенды, связанные с именем капитана Уильяма Кидда — охотника на пиратов, который сам был довольно состоятельным человеком. Якобы в давние времена он все свои сокровища спрятал на Острове Свободы, носившем тогда имя Бедлоу. С тех пор множество людей пытались обнаружить этот клад, но безуспешно. Но в наше время бессмысленно утруждать себя этими поисками. Вовсе не потому, что тут уже давно всё было перекопано, а оттого, что возведенная здесь Статуя Свободы, уже сама по себе является одной из самых значительных и своеобразных сокровищ или драгоценностей мира.

Возможно, именно поэтому, переезжая по делам на пароме в Статен-Айленд, вы не можете удержаться и не подойти к борту корабля, наблюдая за тем, как медленно он приближается к острову, с расположенной на нём Статуей Свободы. И невольно приходит удивительное чувство внутреннего волнения и сопричастности с этим городом, этой страной и его главным символом. Ещё какое-то время статуя будет вам видна, а затем образ этой всемирно известной женщины, так много значащей для мира, постепенно растворится вдали. Но никогда не покинет вас. Навечно оставаясь легендарной Статуей Свободы – одним из важнейших символом страны.

Читайте также на ForumDaily:

Ковбой: история американского символа

Яблочный пирог: история американского символа

Хот-дог: история американского символа

Мост «Золотые Ворота»: история американского символа

Бурбон: история американского символа

Доллар: история американского символа

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

статуя Свободы Колонки американский символ


 
1052 запросов за 2,529 секунд.