The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Российский вирусолог дважды заразил себя COVID-19: зачем ему это нужно

Ученые со всего мира работают над вакциной и лечением от COVID-19 в надежде надолго побороть этот недуг. Доктор биологических наук, профессор-вирусолог Александр Чепурно провел собственный эксперимент, которым доказал: заразиться коронавирусной болезнью можно и во второй раз, и человечество вряд ли сможет выработать коллективный иммунитет. Подробнее об эксперименте рассказало издание MKRU.

Фото: Shutterstock

Он переболел COVID-19 в феврале, теперь заразился им снова, но на этот раз специально.

В новосибирском центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» Александр Чепурнов возглавлял лабораторию особо опасных вирусных инфекций, работал с лихорадкой Эбола, а теперь является ведущим научным сотрудником Института клинической и экспериментальной медицины СО РАН.

В конце февраля профессор поехал в Швейцарию покататься на лыжах в Альпы. Перелет из Новосибирска предполагал пересадку в Москве. В аэропорту Шереметьево перед ним шла группа китайцев. А через два дня, вернувшись с горнолыжного склона, Александр Чепурнов почувствовал першение в горле, появились режущие боли в груди, поднялась температура. Сначала профессор думал, что его продуло на склоне. Отпуск пришлось прервать.

В московских аэропортах тесты тогда никому не делали. Уже дома, в Новосибирске, врачи определили у Александра двухстороннюю пневмонию. Наблюдалась также потеря обоняния, но насморка не было. Он лечился изолировавшись от родственников и друзей на даче.

«В нашем институте тогда появилась лаборатория, где можно было провести ПЦР-тесты на коронавирус, которые отличались высокой точностью, — рассказывает Чепурнов. — У нас в руках оказались пробы больных COVID-19. Мы изолировали вирус, думали, что сейчас быстренько сделаем инактивированную, убитую вакцину и всех привьем. Но столкнулись с проблемой, так называемым феноменом антителозависимого усиления инфекции, — то есть сильного заражения привитых людей при встрече с реальной инфекцией. Проверить его было не на ком. Нужны были обезьяны, а чтобы работать с приматами, требовались соответствующие условия».

Тогда ученый решил проверить вакцину на себе, но, как выяснилось позже, у него в крови уже были антитела к вирусу.

По теме: Мутации коронавируса: правда ли, что штаммы SARS-CoV-2 становятся опаснее

«Потом стало понятно, что я вообще не гожусь для проверки собственной вакцины. Тест на антитела и вестерн-блот анализ показали, что я уже был заражен коронавирусом, у меня обнаружились антитела к COVID-19. Сначала нахально думал, а зачем вообще теперь беречься, предохраняться, раз уже переболел? Но к концу третьего месяца с начала болезни антитела перестали определяться в крови», — рассказал ученый.

И хотя сведения о повторных заражениях циркулируют почти с начала пандемии, на тот момент эти данные подвергали сомнению.

«Мы думали, что это — ошибка в диагностике или повторно подхватывают инфекцию люди с иммунодефицитом? Когда у меня исчезли антитела к коронавирусу, мы решили посмотреть факторы клеточного иммунитета, которые определяют основную защиту от болезни. Иммунограмма была очень хорошая. То есть меня никак нельзя было отнести к иммунодефицитным людям», — делится Чепурнов.

В тот момент ему и пришла в голову идея проверить на себе, возможно ли повторное заражение COVID-19.

«Интересно же. Во-первых, была колоссальная разница между тем, чем я занимался раньше. Потому что с геморрагической лихорадкой Эбола не пошалишь, а с коронавирусом вроде бы уже можно. Важно было понять, насколько хватает иммунитета после того, как переболел, какова его длительность, — рассказывает вирусолог. — Поскольку я постоянно работаю с вирусом, в какой-то момент у меня появилась мысль, а почему бы не ослабить меры предосторожности и не понять, что будет через 4 месяца, через 5, через полгода? Общаясь с больными, я не надевал маску. Чтобы оценивать реакцию организма, каждые две недели сдавал анализы».

Контакта с зараженными доктору избежать тяжело, особенно во время пандемии, вот поэтому Чепурнову не пришлось специально искать больных.

«По долгу службы я периодически в инфекционных отделениях больниц проводил отбор проб. Там и общался с больными. А вот где и как это происходило, мы не афишируем, чтобы никого не подводить. Конечно, нам никто не мешал сделать дозированное интратрахиальное заражение (через трубку, введенную в трахею). Но это уже эксперимент, в жизни эту ситуацию применить трудно, потому что способ заражения играет колоссальную роль», — делиться ученый.

Также доктор предположил, что коронавирус действует так же, как и грипп.

«Лет 30 назад проводили эксперименты с аэрозолями. На гриппе было показано, что мелкодисперсный аэрозоль гриппа попадал в нижние отделы легких мышей, и болезнь, развиваясь, приводила к летальному исходу. А крупнодисперсный аэрозоль оседал в верхних дыхательных путях, мыши болели, но выживали. Поэтому способ заражения может иметь совершенно критический смысл, и было бы неправильно использовать лабораторные, а не бытовые методы заражения», – говорит Чепурнов.

По теме: Карты, деньги и смартфон: коронавирус может жить на некоторых поверхностях до 4 недель

В сентябре он понял, что цель достигнута — он заразился коронавирусом во второй раз.

«28 сентября появилось точно такое же першение в горле, как и в первый раз. 29-го числа я сделал носоглоточные смывы, и тут же ПЦР-тест подтвердил, что у меня коронавирус. Был 27-й цикл, это не очень много, но это был сигнал. А еще через два дня у меня уже был 17-й цикл, что соответствовало уже высокому уровню вирусной нагрузки. Я потерял обоняние, изменилось вкусовое восприятие. То есть защита пала ровно через полгода с момента первого заболевания», — поясняет ученый.

Течение болезни проходило не очень легко для вирусолога, ему пришлось даже лечь в больницу.

«Каждые три дня у меня брали образцы, течение болезни сначала не вызывало тревоги. Поэтому я просто сидел дома. Потом поднялась высокая температура, доходила до +39, +39, 5, и перестала сбиваться парацетамолом. Через три дня я, конечно, устал. Так получилось, что мне неудачно купили прибор пульсоксиметр для определения уровня кислорода в крови. Он показывал заниженные значения – 93%. Это выяснилось, когда приехала «скорая» и врач померил мне сатурацию своим прибором. Медик предложил самому решать, оставаться лечиться дома или поехать в больницу. Я решил все-таки отправиться в стационар», — вспоминает Чепурнов.

В больнице он своими глазами увидел, как обстоит ситуация с больными и как медики с этим справляются.

«Я попал в городскую клиническую больницу №12. Сначала сказали, что придется полежать в коридоре, но потом, правда, нашлось место в палате. В холле, где раньше стоял телевизор, за ширмами разместили койки, куда периодически клали больных, но затем их переводили на освобождающиеся места. Важнейшим моментом была кислородная поддержка. Около каждой кровати на стене был пост раздачи кислорода, что критически важно в разгар болезни. Но главное, врачи были толковые и внимательные. Еще до госпитализации я на 6-й день сделал КТ, все было в норме. А через три дня, когда попал в больницу, рентген показал двустороннюю пневмонию», — рассказывает вирусолог.

«Важным моментом была кислородная поддержка. У меня не получалось долго лежать в прон-позиции на животе, благодаря которой больше кислорода попадает в легкие и он лучше переходит в кровь. А многие в этом положении даже спали. Я три дня пользовался кислородной маской. Потом понял, что могу обходиться без нее. Чтобы заставить легкие трудиться, начал делать дыхательную гимнастику. Помимо кислорода получал антибиотики, антикоагулянты и гормоны», — делится своим опытом Чепурнов.

По теме: ВОЗ: зараженных коронавирусом может быть в 20 раз больше, чем официально признано

По словам ученого, во второй раз болезнь протекала гораздо тяжелее, чем первая.

«Пять дней у меня держалась высокая температура. Три дня мучал сильный, непродуктивный кашель, который невозможно было остановить. Болел я гораздо тяжелее, чем в первый раз. И знаете, что удивительно: в самый разгар заболевания, когда мне было особенно плохо, у меня взяли тест, который показал уже отрицательный результат. Потом как-то резко раз — и все ушло. Я уже чувствовал себя хорошо, — удивляется Чепурнов. — Вторая проба через три дня тоже была отрицательной. И у меня уже появились основания говорить с врачом о выписке. А вот у троих человек из пяти в нашей палате первый тест был отрицательный, а второй — сомнительный. И так по несколько раз».

«Они рады были уйти, уже переболели, находились в приемлемом состоянии, желали освободить места, которые так требовались для новых больных. Но не могли. Такая вот серьезная бюрократическая проблема. Или недоработка производителя тест-систем. Одного пациента потом отправили на долечивание в военный госпиталь. Другой, дабы всю семью не посадили дома на карантин, изолировался на даче. Я провел в больнице 10 дней», — делиться вирусолог.

Сейчас, чтобы восстановиться, он проводит дыхательные упражнения и продолжает проверят уровень антител в крови.

«У меня на столе лежит воздушный шарик, я надуваю его. Делаю также дыхательную гимнастику по Стрельниковой. Будем с коллегами продолжать следить, как быстро у меня уйдут антитела. Сейчас титр антител представлен очень высоким уровнем иммуноглобулинов G. По максимуму из того, что можно определить», — рассказывает ученый.

Он убежден: теперь четко понятно, что коллективного иммунитета к коронавирусу не будет.

«Хотя на это возлагали большие надежды. К тому же необходимо смотреть, насколько длительным будет поствакцинальный иммунитет. Прививки уже начали делать. На практике увидим длительность защитного эффекта. Не исключено, что потребуется прививаться многократно, скажем, раз в полгода, в год, смотря какова будет длительность защитного иммунитета. А для этого уже понадобится другая вакцина», — подытожил вирусолог.

Разное заражение Ликбез коронавирус Спецпроекты

Читайте также на ForumDaily:

Мутации коронавируса: правда ли, что штаммы SARS-CoV-2 становятся опаснее

2020-й даст фору многим фильмам: в Голливуде предположили, как закончится этот год

Три месяца и дольше: кому и почему угрожает затяжное течение COVID-19

Ковидиот и короникулы: 7 новых слов, появившихся во время пандемии

Ученые обнаружили новую особенность COVID-19, меняющую представление о болезни

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman и на ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1061 запросов за 3,268 секунд.