Переводчик Рейгана и Горбачева: о фатальных ошибках интерпретации, языковых тонкостях и президентских шутках - ForumDaily
The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Переводчик Рейгана и Горбачева: о фатальных ошибках интерпретации, языковых тонкостях и президентских шутках

Переводчику Виктору Прокофьеву довелось в прямом смысле слова стать участником крупнейших исторических событий. Будучи сотрудником МИДа России, он осуществлял переводы на высшем уровне — для таких фигур, как Рональд Рейган, Михаил Горбачев, Борис Ельцин, Билл Клинтон, Джордж Буш-старший, Ричард Никсон и других. Виктор переводил во время исторических переговоров об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) и при заключении договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).

Фото: Shutterstock

После выхода в отставку и переезда в Великобританию, Виктор Прокофьев (к слову, юрист по образованию), стал специализироваться на юридическом переводе, в том числе в лондонских судах. Сегодня к его услугам прибегают многие известные люди, включая российских олигархов. К примеру, Виктор был одним из переводчиков, участвовавших в знаменитом процессе по делу Березовского против Абрамовича в 2011-12 годах.

В интервью Forum Daily Прокофьев рассказал о том, способна ли переводческая ошибка привести к войне, с какими трудностями чаще всего встречаются люди его профессии и какие подводные камни существуют в иностранном языке.

В шаге от третьей мировой

Имея за плечами международно-правовой факультет МГИМО и курсы переводчиков ООН, Виктор Прокофьев начал свою карьеру именно в этой организации, а затем перешел на работу в МИД. Первая встреча на высшем уровне, на которой ему довелось переводить слова мировых лидеров, состоялась в ноябре 1985 года. Именно тогда президенты США и СССР Рональд Рейган и Михаил Горбачев впервые лично встретились в Женеве.

Виктор Прокофьев. Фото из личного архива

Виктор Прокофьев признает: ошибки при переводе на столь высоком уровне, особенно в таких судьбоносных вопросах, как ядерное вооружение, действительно могут казаться фатальными. Однако на практике они все же не способны привести к войне.

«В книге известного переводчика Игоря Корчилова приводится следующий эпизод. Однажды он работал переводчиком на конференции по открытому небу. В одном юридически сложном моменте, связанном с особенностями возникновения ответственности в случае пролета самолета над территорией принимающего государства, он допустил ошибку и перевел советскую позицию с точностью до наоборот. В итоге создалось впечатление, что Советский Союз неожиданно изменил свою позицию на противоположную. Осознав ошибку, Корчилов после конференции специально подошел извиниться как перед представителями советской стороны, так и лично перед американским президентом Джорджем Бушем-старшим. В ответ тот сказал ему: «Не волнуйтесь, главное, что вы не начали третью мировую войну», – вспоминает Виктор.

Прокофьев сам был свидетелем похожей ситуации на переговорах американской делегации с русскоязычными представителями одной из постсоветских стран в 90-х годах.

«Тогда представитель американской стороны произнес фразу: «You’re dumping uranium on us». Тонкость здесь заключается в том, что словосочетание «dumping on us» может использоваться не в прямом смысле, как сбрасывание чего-то, а как отсылка к экономическому понятию демпинга, которое противоречит чьим-то интересам, то есть нечто негативное. Однако американская переводчица не поняла этой тонкости и перевела дословно: «Вы сбрасываете на нас уран». Представитель другой стороны обернулся к своим помощникам и грозно спросил: «Кто сбрасывает уран на Америку?!». Эту ситуацию удалось разрешить за полторы минуты, но эффект она произвела очень неприятный», – рассказал переводчик.

Секрет успеха

Главным средством, которое помогает избегать подобных казусов, по словам Виктора Прокофьева, является подготовка. Переводчику следует заранее проработать тему предстоящей встречи и сопутствующую ей лексику. Правда, иногда неловкости могут возникать даже при формально правильном переводе, исключительно из-за смысловых оттенков отдельных слов.

Хорошим примером этому может служить происшедший несколько лет назад диалог между российским президентом Владимиром Путиным и американским журналистом.

«В ответ на невинный вопрос «How can the West help Russia?», что было переведено «Как Запад может помочь России?», Путин ответил на это довольно резко: «Нам не надо помогать, мы не инвалиды, мы не побираемся». На самом деле, проблема заключалась в оттенках слова «help». Должен признать, что на месте этого переводчика и я, и еще 90% переводчиков перевели бы это слово как «помочь». Однако очень часто в английском под ним понимается нечто более нейтральное, вроде фразы «чем мы можем быть вам полезны?». В результате ответ Путина прозвучал неоправданно резко, учитывая эту вполне нейтральную формулировку», – пояснил Прокофьев.

Фото: Shutterstock

При этом Виктор уверен: даже хорошее знание языка и глубокое изучение темы не может заменить профессиональной переводческой подготовки.

«В переводческих школах нас тренируют не лезть за словом в карман. Мы помним все специальные термины и их синонимы, знаем, как те или иные мысли и концепции переводятся на иностранный язык, а иностранные концепции – на русский язык. Особенное значение это имеет в процессе дачи показаний в зарубежных судах. Непрофессионал чаще всего начинает переводить термины и конструкции дословно, и именно такой перевод может оказаться неверным. Каждое слово в английском языке может иметь несколько другое значение и, связанные вместе, эти слова зачастую воспринимаются странно. Переводчик знает, какие слова лучше не использовать, какую окраску имеют те или иные термины и какую коннотацию они могут вызвать», – разъясняет он.

К примеру, ныне покойный олигарх Борис Березовский в своем затяжном процессе с Романом Абрамовичем предпочитал сам говорить по-английски, и, по мнению Виктора Прокофьева, это внесло ощутимый вклад в проигрыш его дела.

«Люди, даже идеально знающие язык, в ситуации высокого эмоционального напряжения, к примеру, дачи показаний в суде, обязательно что-то забывают. В результате они вынуждены на ходу заменять правильный термин на следующий наиболее подходящий, что может привести к серьезным юридическим ошибкам», – отмечает Виктор.

В свою очередь, главной добродетелью переводчика является умение максимально точно передать слова оратора без малейших искажений даже на уровне эмоций.

«Переводчик – это прозрачная линза, тихий рупор. Он должен в хорошем смысле слова понимать свое место – не выпячивать себя, не перетягивать на себя внимание», – уверен Виктор Прокофьев.

Страхи переводчика

По словам Виктора, «кошмарный сон» профессионального переводчика – это выход на работу не подготовившись, то есть не изучив предварительно тематику встречи. Еще один страх – это банально не услышать оратора, многие из которых часто отворачиваются от микрофона, обращаясь к аудитории.

«Конечно, сейчас микрофоны стали лучше в сравнении с советским временем. Но важно понимать, что, осуществляя синхронный перевод, переводчик перебивает сам себя. Именно поэтому качество входящего сигнала для переводчика должно быть лучше, чем для просто слушающих в зале. Я не раз сталкивался с тем, что даже качественные направленные микрофоны переставали улавливать звук, если человек отворачивался», – делится Виктор.

Наиболее сложным видом перевода является так называемый «шушутаж» – российское искажение созвучного французского термина, означающего нашептывание на ухо. В этом случае отсутствует какая-либо техника, изолирующая посторонние шумы, а переводить приходится на ходу, в буквальном смысле нашептывать слова на ухо клиенту.

«Вообще это ненормальная ситуация для переводчика: он перестает слышать оратора, начинает слышать только самого себя, и в результате сам себя перебивает. В кабине для перевода существуют хотя бы наушники, в результате чего переводчик как минимум не слышит себя», – поясняет Виктор.

С определенными трудностями связан и перевод телефонных разговоров, в том числе разговоров «первых лиц».

«Ты не видишь лица говорящего и его отношения к произносимому, тогда как для переводчика очень важно правильно передать так называемый «регистр», то есть эмоции говорящего и его отношение к произносимому. Особое значение это имеет в суде, где крайне важно видеть лица свидетелей и адвокатов», – отмечает переводчик.

Анекдоты Рейгана

Еще одним проклятьем для любого переводчика Виктор Прокофьев называет перевод идиом. Однако, вопреки расхожему мнению, «мастер афоризмов» бывший глава российского правительства Виктор Черномырдин, по словам Прокофьева, говорил на удивление четко, и проблем с ним переводчики не испытывали.

«С Борисом Ельциным тоже не возникало каких-то трудностей. Кроме того, у него была особая химия отношений с Биллом Клинтоном. Может быть, вы помните видео с одной из встреч двух президентов, на котором Клинтон безудержно хохочет после очередной реплики Ельцина. Эту реплику перевел известный американский переводчик Питер Афанасенко. Ельцин сказал тогда, обращаясь к американской прессе: «Вы говорили, что наши переговоры закончатся провалом, а я вам говорю – это вы закончились провалом». Афанасенко сумел перевести эту фразу очень удачно, и Клинтон, который сам не мог себе позволить такого обращения с прессой, был в восторге», – вспоминает Виктор Прокофьев.

Фото: Shutterstock

Еще одним любителем повеселить собравшихся был Рональд Рейган, известный своим умением рассказывать анекдоты.

«Я помню, мы собрались в неформальной обстановке на ужине, организованном в первый же день встречи в Женеве в 85-м году. Именно тогда Рейган рассказал анекдот про наводнение на юге США, в котором некий набожный человек молился на крыше тонущего дома, попутно отвергая помощь от всех проплывавших мимо лодок и пролетающего вертолета. Затем оказалось, что именно эти лодки и вертолет были ответом Бога на его молитвы. Через несколько лет этот анекдот стал широко известен и в России. К слову, Рейган проиллюстрировал этим анекдотом вполне серьезную тему. За минуту до этого он говорил Горбачеву, что задача политика – распознавать признаки будущего и происходящих в мире изменений, и научиться заранее на них реагировать», – рассказывает Виктор.

Виктор Прокофьев подчеркивает: в основе его профессии лежит не только профессионализм переводчика, но и базовое доверие клиента относительно как качества перевода, так и сохранения конфиденциальности. Он уверяет: никто из известных ему профессионалов не позволял себе обсуждать ничего, кроме лингвистических тонкостей перевода, и ни разу не разглашал секретную или любую личную информацию клиента.

Читайте также на ForumDaily:

10 английских слов, которые означают совсем не то, что вам кажется

‘Русские — как кокосы, американцы — как персики’: мнение жителя США о людях из России

40 самых распространенных ошибок в английском языке, которые делают русскоговорящие

Сникерс, сиблинги и the Александр: 20+ секретов английского, ломающих стереотипы о языке

Билл Клинтон перевод Ельцин Рональд Рейган Наши люди
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? — Поддержите нас донатом! А еще подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. Кроме того, не забудьте оформить подписку на наш канал в Telegram  и в Instagram— там много интересного. И присоединяйтесь к тысячам читателей ForumDaily New York — там вас ждет масса интересной и позитивной информации о жизни в мегаполисе. 



 
1079 запросов за 1,224 секунд.