The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Что делать, если вашего ребенка травят в школе

Фото Depositphotos

Фото Depositphotos

По данным статистики Национального центра образования 1 из 5 учеников в США в 2016 году становился жертвой травли (bullying). В брошюре, адресованной американским родителям, мамам и папам жертв травли советуют сохранять спокойствие, документировать все происходящее и вести детско-родительский дневник. В теории, так и разрешается подобный конфликт. Но на практике советы из брошюр не всегда жизнеспособны.

На примере историй, в которые попали дети наших иммигрантов, ForumDaily разобрался, как можно действовать в рамках закона и как помочь психологически, если вашего ребенка травят в школе.

«Я даю детям в школу «русскую еду», и из-за этого детей дразнят? Даю в термосе горячее, например, гречку. Дети это любят, просят, хотят. В конце концов, у них здоровье специфическое, и с их диагнозом не всю еду можно. Так вот, другие дети с первого дня стали издеваться. Мол «как ты можешь это есть». Мои, в лучших американских традициях, пошли жаловаться учителю. Та сказала, что «мне это знать не нужно». Куда мне пойти с жалобой? Как действовать? И стоит ли вмешиваться? Дети (им по 8 лет) стали замкнутыми. Я умею устраивать скандалы, я хочу понять, куда написать письмо, чтобы школа сама вмешалась. С уважением, Мария».

«Меня зовут Анна, ребенку 12 лет. Она тихая девочка и не очень хорошо знает язык пока. Подскажите, как выйти из ситуации, если ребёнка в школе буллит одна и та же группа детей на протяжении долгого времени? Извините, но вариант не ходить в эту школу, переехать, поговорить с родителями — не подходит. У меня тоже нет английского для таких бесед. Может можно куда-то написать? Есть фамилии и имена детей, есть запись телефонная — дочку обзывают толстой и иммигранткой и угрожают, что побьют. Что можно сделать по закону и законно ли вообще иметь такую запись, на которой чужие дети? Могу ли я пойти с ней в полицию? Читательница».

В США проблему травли в школе признают на федеральном уровне. На государственном портале stopbullying.gov дают ссылки на все законодательные аспекты травли и предлагают 24 часа в сутки звонить по номеру: 1-800-273-TALK (8255) для консультации.

 

Травля травле рознь

Травить могут психологически (включая обе крайности — как шквал оскорблений, так и бойкот), физически (поджидать в подворотне и бить); прятать, портить и воровать вещи жертвы. Способов нарушить границы личности существует миллион, среднего подростка ночью разбуди – сразу сотню назовет.

Помните, как вас травили в советской школе 30 лет назад? Золотые были времена. Ни тебе психологической помощи, ни перевода в другую школу. Приходите домой в синяках, в разодранной форме и примерно с половиной содержимого портфеля — папа скажет вам, что вы слабак, мама прочтет лекцию об умении выстраивать отношения с людьми, оба при этом решат, что вы сами виноваты, и что в другой школе «наверняка будет то же самое».

В финале, вы в лучшем случае запишетесь на бокс. Повзрослев, вымуштруете себя никогда не вспоминать школу. Нигде, даже на консультации у психоаналитика. А в один прекрасный вечер пообещаете себе никогда не поступать так со своим ребенком.

Окей, если не так, то как?

Невзирая на ментальность

Для начала я более детально процитирую брошюру, адресованную американским родителям американских же детей, глядя на которую, мы сразу понимаем разницу между нашим и их менталитетом. В частности, родителям жертв травли советуют сохранять спокойствие со всем пониманием того, насколько сие сложно в данной ситуации, документировать все происходящее, вести детско-родительский дневник. Кроме того — не допускать ретравматизации жертвы вплоть до запрета нахождения ее в одной комнате с хищником (нельзя сажать их в одной комнате пусть и для якобы «решения конфликта мирным путем»), быть в плотнейшем контакте с ребенком, педагогом, психологом, и «другим» родителем (это может быть родитель инициатора или участника травли).

Далее в брошюре советуют доверять своему ребенку и делать все возможное, чтобы он доверял вам, ни в коем случае не недооценивать травлю в связи с тем, что она «детская» (она бывает пострашнее взрослой), постоянно показывать ребенку, что в любой ситуации он находится под защитой (свежо предание, простите, но не ходить же с ним вместе в школу каждый день для того, чтобы это стало на самом деле правдой?).

Спасительный выход, в теории, должен быть таким:

  • Ни в коем случае не игнорировать травлю самому и не убеждать ребенка игнорировать ее — это, как минимум, бесполезно, а как максимум, хищники воспримут такой игнор как доказательство их силы. Хищник — сильнейший манипулятор, он скажет взрослому именно то, что тот хочет услышать. Это просто полезно учитывать.
  • Ни в коем случае не говорить ребенку пресловутое «сам виноват», поскольку травля — деструктивное явление по сути своей, и жертва никогда не виновата в ней и никогда ее не заслуживала.
  • Ни в коем случае не принимать ответа школы “мы ничего не можем с этим сделать” — в этом случае проверяется, как в вашем штате работает законодательство, связанное со случаями абьюза.
  • Обращайтесь в полицию, настаивайте на наказании лидеров травли и ее участников, будьте адвокатом своего ребенка, не предавайте его…
  • Если травля происходит в соцсетях, закройте все аккаунты, забаньте всех, кто хоть как-то в этом направлении активничает, разошлите самым дерзким письма с обещаниями, что информация обязательно дойдет до их родителей…

Все это правильно, четко и умно. Все это, наверное, подошло бы американскому родителю, и если вы можете без малейших сомнений позволить себе все это — то желаю вам удачи, однако следует уяснить некоторую ментальную разницу.

 

Поэтому предлагаю из образца американской мысли вычленить 3 важных момента: полиция, полное доверие к ребенку и… идти до конца.

таблица

В каждом штате свои правила

Федеральные программы по борьбе со школьным садизмом признали неэффективными, и уже более 15 лет отдельные штаты, города и даже отдельные образовательные учреждения тестируют собственные новаторские методики.

Например, во Флориде с 2012 года одним из проявлений школьного садизма считается социальная изоляция (social exclusion). «Молчаливое насилие» заключается в игнорировании того или иного ребенка не только учениками, но и учителями.

В большинстве штатов дети, которых игнорируют, официально не считаются жертвами садизма, поскольку в составе преступления отсутствует агрессия. Но правозащитники настаивают на том, чтобы включить «социальную изоляцию» в список распространенных издевательств.

В Массачусетсе под понятие школьной травли с 2010 года попадают фразы и жесты, используемые обидчиками в отношении конкретного человека. Причем, эти фразы и жесты вовсе не должны быть оскорбительными. Например, если имя школьника неумышленно коверкают или называют его по фамилии, а ребенку не нравится, это может быть классифицировано, как травля.

В Вирджинии, Калифорнии, Нью-Йорке в понятие «школьный садизм» включены любые негативные высказывания в отношении расы, пола, религии, сексуальной ориентации. Кроме того, в Вирджинии любая критика может считаться проявлением нетолерантности и классифицироваться, как осознанное издевательство.

Шаг за шагом

Абсолютно любая разновидность травли является насилием (abuse). Поведение родителя в случае травли ребенка может и должно быть пошаговым.

Первый шаг — вы ставите в известность преподавателя. Если сразу после этого тот не предпринимает никаких действий — вы обращаетесь к директору школы. Если нужной вам (sic!) реакции не поступает и после этого, вы пишете подробное изложение истории в department of education.

Если вы не хотите, чтобы кто-то узнал о том, что вы рассказываете о своем ребенке, позвоните в школу по телефону и скажите: «Здравствуйте, мне хотелось бы остаться анонимом, но я хочу сообщить о том, что *** преследует ***. Вы не могли бы попросить учителей следить за этим внимательней?».

В порядке личного мнения, которое может и не совпасть с мнением редакции — ваш ребенок в этой ситуации, вместе с его и вашей психикой — самое дорогое для вас. Брать его под мышку и переводить в другую школу — лучший вариант не только потому, что он самый бескровный, а еще и потому, что однокашнички вкус этой крови уже познали, и если травля началась — прекратить ее в приказном порядке будет архисложно. Хищные детки умеют травить подпольно, и, будучи пойманными, поруганными и взятыми на карандаш — научатся маскироваться, не допускать возможности аудиозаписи, съемки и других доказательств, переведут начавшуюся травлю в пассивно-агрессивное русло.

Но! Все мы живые люди со своими жилищными, финансовыми и социальными проблемами, и все мы понимаем, что вариант «под мышку и в другую школу», мягко говоря, не всегда возможен.

По опыту: разные дети могут по-разному реагировать на вероятность перевода в другую школу. Могут, если что, и не обрадоваться.

До сих пор вспоминаю пример травимой всеми девочки, которую мать все-таки перевела — и девочка восприняла это как знак того, что они сдались, спасовали перед обстоятельствами, и что она – «не боец». Для некоторых это ужасно обидно — оказаться «не бойцом». Поэтому с ребенком надо разговаривать, и мнение его — спрашивать.

При этом, всем живущим в США, непременно следует помнить о том, насколько велика разница между просто письмами в администрацию школы и department of education и официальными письмами в эти же инстанции от адвокатов. Последние в любом случае будут выглядеть более убедительно.

Подключить к этой проблеме юристов довольно легко. Правда, тут, увы, снова играют роль финансовые возможности родителей.

 

Фото Depositphotos

Фото Depositphotos

Тест на родительскую профпригодность

Травля вашего ребенка — это и ваша проверка на вшивость тоже. Насколько сильно вы уверены в себе и в том, что вашему чаду нужна помощь? Действительно ли вы готовы идти до конца, чтобы полноценно ее оказать? Оценивать свои действия с точки зрения «не навреди»? Вычеркнуть из внутренней файловой системы фразу «сам виноват», да так, чтобы мозг при последующем поиске ее не находил?

Теперь лирическое отступление снова плавно переходит к продолжению руководства к действию.

Если ваш ребенок учится в американской школе, то, скорее всего, это означает, что:

  1. Учителя заинтересованы в травле точно меньше всех. Меры к учителю, поощряющему или равнодушному к происходящей в классе травле ученика, — принимаются вплоть до увольнения.
  2. Выявленные лидеры травли (ключевое слово «выявленные») удостаиваются участи special school, об этом нужно помнить всем, и их родителям тоже.
  3. Травля по национальному или культурному признаку порицаема законом. А закон — это, в том числе, полиция. Зайдите, пообщайтесь, возьмите друга семьи с хорошим английским.

Вообще травить ребенка в школе могут по миллиону причин. Я бы выделила три основные:

  1. За то, что он такой, как он есть. Я бы даже сократила до «за то, что он ЕСТЬ». В новостной хронике мы часто наблюдаем, как успешно данная тенденция вжилась во взрослый мир.
  2. Травля, построенная на различии национальной, культурной или психологической идентичности.
  3. Стихийная травля – травля без логики, на кураже, эта травля – родственник немотивированной детской преступности.

Важно, что с любым из этих 3 пунктов ни полицию, ни отдел образования, ни жестких разговоров с другими родителями никто не отменял.

Возвращаясь к историям, с которых мы начали, — в первой имеется цитата учительницы «мне это знать не нужно». Однако ей здорово было бы знать, что если эти ее слова услышит отдел образования (желательно, правда, в виде диктофонной записи, но можно и в вольном пересказе) — то ей, кроме пособия по безработице, вообще скоро ничего не будет нужно.

Для автора второго письма горячо рекомендуется хороший друг с английским и ближайший, как говорили на нашей общей родине, «опорный пункт».

Что предлагают дети

16-летняя Натали Хэмптон из Калифорнии создала приложение «Посиди с нами». Идея создания приложения возникла у девушки после того как на протяжении всего 7 класса Натали не находила друзей или хотя бы компаньонов для совместных обедов. Это делало ее объектом нападок и насмешек со стороны ровесников, повышало ее психологическую уязвимость.

«Посиди с нами» помогает робким студентам найти комфортную зону и компанию, чтобы на перемене перекусить в студенческой столовке или кафе, откуда их никто не выгонит, и никто не оскорбит.

Как приложение работает? Оно позволяет студенту присвоить себе статус «Посла». «Посол» получает право рассылать приглашения за свой столик на обед другим студентам. «Послы» могут создавать и событие под названием «Открытый ланч», которое сигнализирует, что за столик «Посла» может сесть любой, кто ищет компанию на время обеда.

Что предлагают родители

«Когда мой сын был в 6 классе, парень из старших классов взял привычку бросать зажженные спички ему в рюкзак, — пишет Лори Леви, мама троих детей и бабушка 8 внуков, в статье в Huffingtonpost. — Не передать, как он был испуган, а я была просто в ярости. Я позвонила в школу, наивно думая, что кто-нибудь мог бы попытаться задержать преступника. «Это не наша проблема», — ответили мне. Тротуар за школьным забором не является их зоной ответственности. Я без размышлений приняла это и просто стала забирать сына из школы и не позволяла ему самому ходить домой.

Интересно, как бы я поступила тогда, если бы знала то, что знаю сейчас? Он был моим первым ребенком, и я чересчур уважала представителей власти. Возможно, мне нужно было позвонить в полицию. Как минимум, необходимо было прийти в школу и настоять на рассмотрении проблемы. Но в те дни школы делали так, чтобы родители чувствовали вину своих детей в том, что их травят».

Мы сами делаем из ребенка мишень

Психолог и семейный терапевт Юлия Синарёва живет во Флориде с детьми уже 7 лет и много консультирует людей из самых разных штатов: «В американской школе детская травля встречается на порядок реже, чем в нашем с вами детстве. Большинство учителей и родителей понимают, что абьюз в любой его форме – преследуется законом.

Поэтому дети и взрослые, в общей массе, вполне толерантно относятся к вашей непохожести или плохому английскому. Нет, это не отменяет случайную встречу с «отморозками», равнодушных учителей или чужих родителей. Но это совершенно не значит, что причина травли – иммиграция».

А теперь давайте вернемся к психологическим подоплекам, почему под утюг травли попал именно ваш ребенок. По мнению психолога Юлии Синаревой, мы выросли в стране, где абсолютно любой человек и по любому поводу мог себе позволить нарушить ваши личные границы, обозвать вас, указать, как вам следовало бы одеваться или «отвечать старшему», а мальчишеская драка (в любом возрасте!) часто считалась обычным развлечением. Поэтому для многих взрослых это стало вполне привычным, в общем-то, фоном.

Фото из личного архива

Психолог Юлия Синарева. Фото из личного архива

«И – внимание – тут и кроется первая психологическая ловушка, — считает психолог. — Мы так верим в неизбежность травли и унижений, что начали ждать этих ситуаций. И, соответственно, готовить к этому же детей. Это МЫ в глубине души боимся, что над нами (и нашими детьми) неизбежно будут смеяться окружающие, потому что мы делаем грамматические ошибки и у нас акцент. Поэтому мы стараемся или вовсе не разговаривать (и тогда сами кажемся не очень-то дружелюбными) или разговариваем «в боксерских перчатках», то есть заранее готовые обороняться, что тоже провоцирует в людях-хищниках охотничий инстинкт и желание померяться силой».

То есть, глядя на вас и слыша (чувствуя) вашу собственную настороженность, ребенок с тем же настроением приходит в школу – уверенный в своей «неполноценности» из-за незнания языка, и готовый стать мишенью для насмешек и неприязни.

Но если ВЫ, как родители, с самого начала настроите его, что в этой стране – нормально, когда все говорят с разными акцентами, и что он быстро научится говорить по-английски, ваш страх и настороженность ребенку не передадутся.

Он пойдет в школу, как в дружественную среду, и будет больше обращать внимание не на тех, кто его игнорирует или подтрунивает, а на тех, кто готов с ним общаться, кто ему помогает, на свои собственные продвижения и успехи.

«Еще лучше, если вы заранее пойдете к учительнице (или даже к детям в классе, если речь идет о начальной школе) и скажете, что мы не так давно приехали, и ребенок пока еще не слишком разбирается в языке и традициях, поэтому ему нужна будет поддержка и помощь со стороны взрослых и одноклассников, — говорит Юлия Синарева. — Когда вы заранее и вслух это признаете, это, хотя бы отчасти, обезоружит хищников и создаст ребенку группу поддержки из потенциальных помощников».

Психолог советует: вы, как родители, должны всегда оставаться на стороне ребенка. Он приходит домой, как в надежное убежище, и должен чувствовать ваше сочувствие и готовность встать на защиту. Это значит, что, несмотря на свое нежелание идти на конфликт, вы должны быть к этому готовы.

НЕ НАДО учить ребенка не быть слабаком и давать сдачи – иначе именно на вашего ребенка могут подать жалобу о насилии.

«Ваша задача – давать ребенку выговориться дома, научиться владеть своими эмоциями (в том числе, гневом или обидой) и ВМЕСТЕ выработать несколько решений, которые вы, как семья, можете предпринять. И эти решения будут зависеть от многих факторов – обстоятельств ссоры, возраста детей и законов. И – да, иногда вам действительно может понадобиться профессиональная помощь психолога или юриста», — отмечает Юлия Синарева.

Если ребенок просит вас вступиться или даже поменять школу – это значит, что он уже исчерпал весь свой арсенал. Он не знает, что еще может предпринять сам. Он не рохля – он просто напуган или не сталкивался пока с подобными ситуациями.

Игнорировать обидчика до определенной степени – хорошее решение. Это значит, не вступать в игру в роли жертвы. Но – это только до тех пор, пока в ход не пошли кулаки, порча имущества или оскорбления. В таком случае действительно надо обращаться к взрослым, которые способны приструнить агрессора.

Психолог советует: «Очень важно, чтобы у вашего ребенка в школе были дети, с которыми он общается с удовольствием. Их необязательно должно быть много – но хотя бы парочка. Это обеспечит ему чувство локтя не только дома, но и в школе, и побережет его самооценку от непрошенных обобщений, что «со мной никто никогда не захочет дружить».

Что вы можете сделать для этого, как родители? Развивать у ребенка общительность и навыки успешной коммуникации, позволять ему чаще бывать в обществе разных детей и научиться легко вступать с ними в контакт. Если вы действительно недавно приехали и ребенок неловко чувствует себя с англоговорящими детьми – найдите ему русскоговорящую компанию, (и не запрещайте им спонтанно переходить на английский!). Периодически приглашайте симпатичных ребенку одноклассников домой поиграть или на детские праздники.

Знакомьтесь сами с родителями его друзей – и они тоже станут ВАШЕЙ группой поддержки, если вдруг в классе случится что-то неприятное.

«И, пожалуйста, помните, что ребенок хочет видеть в вас не напуганного или рассерженного малыша, а адекватного и компетентного взрослого. Который, даже если прямо сейчас не всё знает, способен собрать информацию, найти помощь и оказать эмоциональную поддержку», — напоминает читателям ForumDaily психолог Юлия Синарева.

Читайте также:

Личный опыт. Как устроить детей в школу в Нью-Йорке

Школьница, которую не пустили в туалет, отсудила $1,25 млн

От первого лица. Чем американское воспитание детей отличается от нашего

Сколько стоит вырастить ребенка в США

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

отношения Ликбез воспитание детей в сша американская школа


 
1033 запросов за 2,366 секунд.