Как получить грин-карту, если вы жертва семейного насилия

Фото Depositphotos

Когда случилась эта судьбоносная история, Владимиру было всего 24. Молодой парень. Только отучился на специалиста по рекламе и приехал узнавать новую страну. Ни языка, ни жизненного опыта. Что уж говорить о самом сокровенном — об отношениях.

За девушками Владимир, конечно, ухаживал. Еще со школы. Но так, чтобы всерьёз и надолго, не доводилось. Америка его покорила сразу. Энергичный Нью-Йорк, первые самостоятельно заработанные деньги, свобода, что еще нужно для счастья? На главный вопрос вроде тоже скоро можно было ответить — популярный сайт знакомств свел Владимира с интересной американкой. Ее загородная фермерская жизнь с фотографий казалась идеальной. Такой, о которой Владимир и мечтал у себя на родине — жена, семья, свое хозяйство. В общем, все, как в родительском доме, только в США — в стране с достойным уровнем жизни и счастливой старостью.

Ее звали Дороти

Дороти было 35. Она жила в белом штате Америке — в деревеньке под городом Бисмарк, в Северной Дакоте. Имела двоих детей и очень звала Владимира в гости, раскрыв сразу все карты своих намерений о том, что ищет мужа и только серьезных отношений.

После 3-месячного романтического общения по интернету, Владимир из Нью-Йорка засобирался к избраннице. Хотел познакомиться, погостить, но получилось иначе.

Прекрасные 2 недели в кругу семьи Дороти привели их к разговорам о браке. Она искала мужа, у Владимира вскоре заканчивалась виза. Чтобы продолжить общение дальше и избежать вынужденного расставания по документам, они решили расписаться. Ее двое детей школьного возраста и брат с женой стали свидетелями скромного торжества.

Первый месяц, действительно, оказался медовым. Владимир лишь узнал, что она пьет таблетки от биполярности (или маниакально-дипрессивного синдрома). Но новоиспеченная жена уверяла, что медикаменты — это не так серьезно, и не стоит на это обращать внимание.

Сигареты и виски

Прошел месяц, другой, поведение жены резко поменялось. По утрам она стала уже не стесняясь курить и долго оставаться в одиночестве. Ее утро, впрочем как и весь последующий день, было мрачными и пугающим.

Она вставала, заваривала себе кофе, садилась в кресло, курила одну за одной сигареты и очень сильно раскачивалась. Она явно была погружена в какие-то думы и словно боролась с чем-то негативным, что ее тревожило.

Дороти просила ее не трогать. На любые вопросы мужа отвечала грубостями и унижениями. Дети были сами по себе, хозяйство тоже. За едой в магазин, который находился в 20 минутах езды от поселка, она предпочитала ездить одна раз в неделю. Откуда всегда привозила стандартный набор: хлопья, молоко и яйца. Все остальные деньги от пособия, которое она получала от государства, уходили на сигареты и виски.

Владимир полностью висел от нее. Он не мог устроится на работу, пока не были готовы документы. Их нужно было подать, а жена не спешила помогать, находя разные причины. Все сбережения у Владимира закончились. В доме иногда, кроме кошачьего корма и алкоголя жены, ничего больше не было.

Уехать без денег он не мог. У Дороти же настроение менялось по резкой синусоидной шкале — то поднималось, и она пьяно веселилась дома, то падало вниз, и она отдавала приказания, а за неповиновение выгоняла на улицу.

Все чаще и чаще Владимир стал уходить ночевать в протестантский деревенский храм, двери которого всегда были открыты.

Полгода унижений

Прошло 6 месяцев. Пожилым родителям из России пожаловаться не позволяло воспитание, а бежать — Владимир пока не понимал, как. В свои неопытные 24 года он оказался не готов к такому повороту событий. Ни денег, ни документов, вокруг настоящая глушь, и мрачно-больное состояние, словно передавшееся от супруги со странностями, которая только спустя несколько месяцев призналась, что ее мучают постоянные депрессии и страхи. Она даже спать стала исключительно при включенном свете.

Атмосфера в доме становилась все хуже и хуже. Кошки с собаками расплодились до 20 штук и, откровенно говоря, загрязняли и без того грязный дом.

Есть по-прежнему было нечего. С документами и оформлением грин-карты жена по-прежнему тянула. Необходимо было взять нескольких поручителей, которых она найти не спешила. Время шло, разрешение на работу Владимир не мог получить без документов. Получался замкнутый круг.

Полная изоляция от мира сводила его с ума. Жена на сильнейших антидепрессантах и алкоголе. Единственный человек, с кем он продолжал общение — это знакомая из Индианы русского происхождения, у которой отец работал в скорой помощи. Он, как человек когда-то тоже прошедший через трудный путь легализации в стране, решил пойти навстречу и подписать спонсорство, чтобы у Владимира наконец дело с документами сдвинулось с мертвой точки.

Добрый человек, не зная его, оплатил Владимиру автобус до своего города в штате Индиана и предоставил помощь своего знакомого адвоката. Вот тут-то на встрече адвокат и указал Владимиру, что его положение в семье — это явное насилие над человеком и жизнь в нечеловеческих условиях. Грин-карту по такой статье выдают за 3 месяца.

Решено было идти таким путем. Оставаться в браке Владимир уже явно не собирался. Осталось собрать кейс со всеми необходимыми документами.

Собираем документы

Фото wikihow.com

Владимир собрал следующий перечень документов:

  • кейс с описанием истории;
  • отпечатки пальцев;
  • фотографии;
  • свидетельство от доктора о том, что жертва насилия находится в тяжелом психологическом состоянии;
  • свидетельства о прививках;
  • заключение от сертифитированного профессора психологии по делам abuse (насилие в семье).

Владимир вернулся домой. Согласно закону, он имел право хранить молчание, что и сделал. Жизнь уже не была прежней — была надежда на то, что через 90 дней рассмотрят его кейс. На 88-й день пришел ответ о том, что не хватает доказательств о совместной жизни. Владимиру дали еще 60 дней на сборы документов.

Для неразглашения дела, он завел специальную ячейку на почте, куда приходили все письма от адвоката, и жена ничего так и не узнала.

По опросу иммиграционной службы он прислал фотографии их досуга, дома, где они живут, совместные чеки, опросы соседей, что они действительно вместе проживают. Все это нужно было подтвердить у нотариуса. И необходимо было самое главное — свидетельства других людей о том, что в этой семье имеет место насилие. Знакомая из Индианы, конечно, согласилась описать картину. Но этого было мало. Владимир знал, что его жена опять напьется и станет вновь выгонять его из дома.

Так и случилось. Однако в этот раз к разборкам подключилась и дочь Дороти. Она обвиняла Владимира в том, что он виноват в маминых депрессиях. Он попросил телефон, чтобы позвонить в 911 и попросить предоставить ему шелтер (временное жилье), так как находиться дома он больше не может. Жена отказала. Тогда Владимир пошел к ее отцу, живущему на той же улице и позвонил от него.

Местный полицейский сказал, что шелтела в поселке нет — помочь жильем не сможет, приехать тоже, так как намело много снега. Спросил Владимира, что он обычно делает в таких ситуациях? Владимир ответил, что ходит ночевать в открытую церковь c одеялом подмышкой. Что он и сделал в этот раз.

Полицейский связался с пастором, который впоследствии дал важные показания по делу. Звонок в полицию был зафиксирован и тоже приложен к кейсу. К жене адвокат рекомендовал уже больше не возвращаться.

В районе нашли социальное жилье для малоимущих и нуждающихся, куда Владимир и поселился на несколько дней. Люди в деревне, узнав о его положении, стали помогать продуктами и вещами.

Дети американской супруги в этот же период ограбили магазин на бензоколонке и получили условный срок. Это тоже стало весомым фактом, чтобы доказать неблаполучие семьи, где довелось проживать Владимиру.

Идти до конца

Через неделю после ухода из дома Владимир получил от иммиграционной службы разрешение на работу. Он тут же собрался и уехал в ближайший город Бисмарк. Сдал на права, устроился на работу в дом престарелых и начал копить деньги. Зарплата была крошечная, но через пару месяцев удалось накопить $1500. Владимир принял решение уехать в штат Монтана, тем более что иммиграционная служба, которая рассматривала его дело, находилась именно там и все равно пришлось бы ехать на собеседование.

Через месяц пришел отказ по делу. Но Владимир решил идти до конца, он подал аппеляцию и еще через месяц вышестоящая иммиграционная инстанция одобрила иск.

Через 4 месяца Владимир получил грин-карту, а сейчас, 3 года спустя, уже подал документы на гражданство — как жертва домашнего насилия.

Пройдя этот путь, Владимир узнал, что для тех, кто попал в подобное положение, тоже есть выход. Есть официальные организации, которые помогают людям, ставшим жертвами насилия. И неважно — физического, или психологического. Если бы это случилось раньше, то он непременно в первую очередь написал бы им.

Конечно, сбор всех документов — дело не бесплатное. И если жертва домашнего насилия решает уйти из семьи и легализоваться в США уже без супруга-тирана, нужно приготовиться к тратам. Подготовка кейса, вместе с прививками и докторами, обошлась Владимиру ровно в $7000. Эту сумму оплатил за него отец той самой знакомой из штата Индиана, кому он безмерно благодарен за помощь. Деньги Владимир, конечно, уже отдал, как только встал на ноги.

Что говорит закон о насилии в семье

Фото Depositphotos

Госдепартамент США разъясняет, какие права имеет иммигрант в случае бытового насилия.

Что такое бытовое насилие

Бытовое насилие – это модель поведения, в рамках которой супруг (а) или партнер (ша) в паре, у которой сложились близкие отношения, угрожает своей супруге (у) или партнерше (партнеру) или же дурно обращается с ней (ним). Дурное обращение может включать в себя физический ущерб, принудительные половые отношения, эмоциональную манипуляцию (включая изоляцию и запугивание), а также угрозы экономического характера, либо связанные с иммиграционным стажем. Хотя большинство зарегистрированных инцидентов бытового насилия связаны с дурным обращением со стороны мужчин в отношении женщин или детей, мужчины также могут быть жертвами бытового насилия.

Бытовое насилие может включать в себя посягательство сексуального характера, дурное обращение с детьми и другие преступления насильственного характера.

Посягательство сексуального характера — это любой вид сексуальной активности, на который вы не согласны, даже если речь идет о вашем (ей) супруге, и оно может быть совершено любым лицом.

Дурное обращение с детьми включает в себя: физическое насилие (любая травма, причиненная неслучайно, включая чрезмерное наказание), физическое пренебрежение (отказ в еде, крове, медицинском обслуживании или присмотре), половое насилие и моральное унижение (угрозы, отказ в проявлении любви, в поддержке или наставничестве).

Проявления бытового насилия, посягательств сексуального характера и дурного обращения с детьми противозаконны в США при любых обстоятельствах.

Закон гарантирует защиту от дурного обращения всем жителям США (независимо от расы, цвета кожи, религиозной принадлежности, пола, возраста, национальности или иммиграционного статуса).

Любая жертва бытового насилия – независимо от иммиграционного статуса или гражданства — имеет право на помощь. На любого иммигранта – жертву бытового насилия — распространяются положения о защите иммигрантов.

Если вы подвергаетесь бытовому насилию у себя дома, то вы не являетесь исключением.

Фото Depositphotos

Что вам гарантирует закон

Как гражданское, так и уголовное законодательство гарантирует основные формы защиты всем жителям США, независимо от их гражданства и иммиграционного статуса.

Законы, регулирующие семейную жизнь, обеспечивают вам:

· право на получения судебного постановления о защите для вас и вашего ребенка (ваших детей);

· право на раздельное проживание либо на развод без согласия вашего (ей) супруга (и);

· право на раздел определенной семейной собственности. В случае развода суд может разделить любую собственность или финансы, которые есть у вас и вашего (ей) супруг (а) вместе;

· право добиваться опекунства над своим (и) ребенком (детьми) и финансовой поддержки. От родителей детей, которым не исполнился 21 год, зачастую требуется выплачивать финансовую поддержку на любого ребенка, который с ними не проживает.

Проконсультируйтесь с адвокатом, специализирующемся на семейном праве, который работает с иммигрантами, о положительном и отрицательном аспекте воздействия на вас любого из вариантов этого закона, регулирующего семейную жизнь.

Согласно американскому законодательству, любая жертва преступления, независимо от ее гражданства и иммиграционного статуса, может позвонить в полицию за помощью или получить постановление о защите.

Если вам или вашему ребенку угрожает опасность — позвоните в полицию по номеру 911.

Полиция может арестовать вашего жениха (невесту), супруга (у), или партнера (партнершу), если сочтет, что этот человек совершил преступление. Вам следует сообщить полиции о любых проявлениях дурного обращения, которые имели место, даже если это было в прошлом, и показать какие-либо травмы.

О преступлении может сообщить всякий, независимо от ее (его) гражданства или иммиграционного статуса.

Аналогичным образом, если вы являетесь жертвой бытового насилия, вы можете обратиться в суд за постановлением о защите. Согласно выданному судом постановлению о защите или запретительному судебному приказу, вашему обидчику может быть запрещено звонить, вступать в контакт или приближаться к вам, вашему ребенку (вашим детям). Если ваш обидчик нарушит постановление о защите, вам следует вызвать полицию, которая может арестовать обидчика. Формуляры заявки на постановление о защите можно получить в суде, в большинстве полицейских участков, убежищ для женщин и адвокатских конторах.

Если ваш обидчик обвинит вас в совершении преступления, у вас есть основные права, независимо от вашего гражданства и иммиграционного статуса, включая и право на беседу с адвокатом, право не отвечать на вопросы в отсутствие адвоката и право высказываться в свою защиту. Важно побеседовать как с адвокатом по иммиграционным вопросам, так и с адвокатом по уголовным делам.

Полезные телефоны

Национальная горячая линия по проблемам бытового насилия: 1-800-799-SAFE (1-800-799-7233) 1-800-787-3224 (телефон для глухих)

Национальная горячая линия по проблемам посягательств сексуального характера Национальной сети по проблемам изнасилования, дурного обращения и инцеста: 1-800-656-HOPE (1-800-656-4673)

Национальный центр по проблемам пропавших детей, а также детей, подвергающихся дурному обращению: 1-800-THE-LOST (1-800-843-5678) www.missingkids.com

Национальный центр по проблемам жертв преступлений: 1-800-FYI-CALL (1-800-394-2255) 1-800-211-7996 (телефон для глухих)

Основная задача этих организаций – обеспечить безопасность и защиту.

Параллельно с бытовым насилием порой могут иметь место и иные формы эксплуатации, включая и торговлю людьми, в тех случаях, когда эксплуатация предполагает принудительный труд, услуги или же коммерческий секс. По этим адресам и телефонам вы можете получить помощь в вопросах, связанных с торговлей людьми:

Национальный центр содействия по вопросам торговли людьми: 1-888-373-7888 (круглосуточно, 7 дней в неделю)

Горячая линия специальной группы Министерства юстиции по вопросам торговли людьми и трудовой эксплуатации: 1-888-428-7581 (с понедельника по пятницу, с 9.00 до 17.00)

Дополнительную информацию можно найти на сайте Службы гражданства и иммиграции, либо позвонив по ниже указанному номеру (бесплатно): 1-800-870-3676.

 

Читайте также на ForumDaily:

Что делать, если вашего ребенка травят в школе

10 способов остаться в США

Как иммигранту защитить себя в случае бытового насилия

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

Разное насилие в семье грин-карта Ликбез Выбор редакции