The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

‘Я уже меньшее зло’: как Лукашенко 25 лет находится у власти

От побитых директором совхозников до депутатов парламента, которых вынес на руках ОМОН. От «коммунистов за демократию» – к таинственному исчезновению бывших соратников. Первые годы президента Беларуси у власти и события, которые изменили страну навсегда, описывает издание «Настоящее время«.

Фото: Depositphotos

«Я знаю, как во втором туре шли больные, с постели люди не поднимались годами. Они не доверили своим детям проголосовать: «Я пойду за Лукашенко, помоги мне». Вставали. Их несли, везли на колясках, они за меня голосовали. Это было море таких людей. Ситуация была тяжелая тогда. Очень тяжелая».

Так в 2010 году президент Беларуси Александр Лукашенко рассказывал о своих первых выборах. В 1994 году, избирая главу государства, никто в стране не мог предположить, что простой директор совхоза выстроит систему власти исключительно под себя и, получив прозвище «последнего диктатора Европы», не меньше четверти века будет руководить Беларусью.

Однако если вспомнить, как Александр Григорьевич, или Саша Лукашенко, как называли его соратники, начинал свой путь, многое проясняется.

Битые совхозники

О детстве будущего белорусского президента известно немного. Был у матери единственным ребенком, семья жила в деревне в Могилевской области. Периодически Лукашенко вспоминает, что «был недостаток» и приходилось много и тяжело работать: рубить дрова, косить траву и даже доить коров.

Мать Саши, Екатерина Трофимовна, больше 20 лет работала дояркой. Единственным ее помощником был сын. Об отце Лукашенко ничего не известно. Правда, однажды президент Беларуси упомянул, что его отец погиб во время войны (хотя сам он родился в 1954 году).

Учился Александр Лукашенко хорошо: школу закончил с одной четверкой, могилевский педагогический университет — с красным дипломом. Позже — еще и Белорусскую сельскохозяйственную академию.

Знавшие Сашу Лукашенко в те годы отмечали его целеустремленность, усидчивость и амбиции, а также его способности и любовь к выступлениям на публике. Будущий президент окончил музыкальную школу по классу баяна, «неплохо пел, писал стихи».

В институте Лукашенко занялся общественной работой, а после армии «пошел по партийной линии»: дослужился до ответственного секретаря Шкловской районной организации общества «Знание».

Политолог Александр Федута, который в 1994 году был членом предвыборного штаба Александра Лукашенко, а после его победы — начальником управления общественно-политической информации Администрации президента Беларуси, написал книгу «Лукашенко. Политическая биография».

«В нем не было ничего бунтарского. Он был вполне советским и намеревался сделать обычную советскую карьеру. Те из студентов, у кого не было ярко выраженных профессиональных способностей, но энергия била через край, начинали активно заниматься общественной работой и попадали в комсомольские структуры. И уже там «руководили» теми, кто проявлял талант инженера, учителя, агронома. Так начинал и Саша Лукашенко».

На одном из партийных совещаний в 1987 году Лукашенко сказал, хочет руководить хозяйством, так как родился в деревне. Через некоторое время его рекомендовали на должность директора совхоза «Городец» Шкловского района Могилевской области.

Сегодня Городец — агрогородок в составе Агропромышленного холдинга Управления делами президента Беларуси. О заслугах будущего президента на посту директора совхоза говорится на сайте Городца: «Александр Григорьевич воплощал прогрессивные идеи организации хозяйственной деятельности в жизнь. В пример можно поставить такую форму внутрихозяйственного расчета, как арендный подряд. Первые в Беларуси арендные коллективы были созданы на базе совхоза «Городец». Об этом прогрессивном методе будущий президент в 1990 году даже написал книгу «Городецкие уроки».

В 1989 году в Городце завели уголовное дело за рукоприкладство, потерпевшим по которому проходил тракторист совхоза, а подозреваемым — его руководитель Александр Лукашенко.

Корреспондент газеты «Сельская жизнь» Анатолий Гуляев, который писал об этом деле, позже рассказывал Александру Федуте: «Он (Лукашенко — НВ) ко мне приехал домой: вот эти партократы, они хотят свести со мной счеты. Я спрашиваю: «Саша, ты бил этого механизатора?» — «Нет, не бил»».

Журналист отправился в Шкловскую прокуратуру, где смог добиться того, чтобы ему позволили прочесть показания свидетелей-соседей — те подтверждали избиение. Но Лукашенко настаивал: «Нет, соседи — сволочи». Другие сельчане подтверждали: директор совхоза бил механизатора, потому что последний был нетрезв. Лукашенко по-прежнему все отрицал. Тогда по просьбе журналиста Гуляева бригадир собрал 12 местных механизаторов.

«Я говорю: «Саша, подожди меня в машине». Он (Лукашенко — НВ) остался в машине. Я спрашиваю: «Мужики, вот так, не для печати, я не буду записывать ваши фамилии. Как вы считаете: мог Лукашенко бить данного конкретного механизатора?». Они мялись, мялись. Я настаиваю: «Не для печати. Вот выключил диктофон — ничего не записываю». Они говорят: «Ну, если не для печати, то и меня бил, и меня бил, и меня…». Оказалось, что из двенадцати человек восемь человек он бил тоже. Я вышел оттуда. «Саша, ты же мне только что говорил, что не бил?!». Он говорит: «Вот какие люди сволочи. Я им столько хорошего сделал, а они не могут забыть, как пару раз не сдержался»».

В 1990 году Лукашенко стал депутатом Верховного Совета. Несмотря на то что история с избиением стала публичной, дело прекратили — обладавшему неприкосновенностью депутату не смогли предъявить обвинение.

Саша Лукашенко против диктатуры

В 1993 году депутат Александр Лукашенко возглавил комиссию по борьбе с коррупцией, созданную в Верховном Совете Беларуси. Практической пользы от ее деятельности не было, но депутат периодически в пух и прах разносил чиновников. Люди любили его слушать: он был хорошим оратором и мог говорить на любые темы.

Депутат Александр Лукашенко в Овальном зале Верховного совета, 1991 год. Фото: Владимир Сапогов
Депутат Александр Лукашенко в Овальном зале Верховного совета, 1991 год. Фото: Владимир Сапогов

Федута вспоминает, как Верховный Совет пытался запретить деятельность комсомола. На пленум ЦК, на котором обсуждали существование организации, пришел депутат Лукашенко:

«Он вышел к трибуне, огромный, сильный, вполне уверенный в себе. Речь сумбурна, но смысл ясен: ребята, вас обидели зря. Ни к какому путчу вы не имеете отношения. Идите к нам, становитесь молодежным резервом группы «Коммунисты за демократию». Мы вас защитим, поддержим. Родине нужна сильная молодежная организация. Его провожали овациями. И это понятно: он, как всегда, говорил то, что все хотели услышать».

Хотя должности президента в то время в стране еще не было, будущий президент как будто подготавливал себе электорат, считает Федута.

В мае 1991 года в «Народной газете» Лукашенко опубликовал статью «Диктатура: белорусский вариант?» в которой называл программу, предложенную правительством и премьером, диктатурой в экономике и политике. В его других выступлениях звучали слова «справедливость», «наказать коррупционеров», «разоблачить власти».

Александр Лукашенко с сыновьями голосует на выборах в 1994 году. Фото: скриншот видео

В 1994 году люди в Беларуси «были голодными и озлобленными», и поэтому они ждали человека, способного защитить, наказать и навести порядок, рассуждает Александр Федута. Именно таким им виделся простоватый, но смелый и даже дерзкий парень из глубинки Саша Лукашенко. Соратники видели в Лукашенко человека, готового и способного пробить старую систему и вывести страну вперед. «Молодые, умные, думающие о судьбе государства» люди надеялись, что президент станет для них «тараном».

20 июля 1994 года первый президент Беларуси, положа руку на Конституцию, произнес первую в своей жизни присягу стране. В речи он процитировал Авраама Линкольна: «Демократия — это правительство народа, избранное народом и для народа» — и заявил, что единственной диктатурой в Беларуси может быть только диктатура закона.

Александр Лукашенко приносит присягу в 1994 году. Фото: кадр видео

ОМОН против депутатов

14 мая 1995 года в Беларуси состоялся референдум по вопросам, которые предложил президент Лукашенко: о равном статусе белорусского и русского языков, о новом государственном гербе и флаге, об экономической интеграции с Россией, а также о праве президента досрочно распускать Верховный Совет в случае нарушения советом Конституции.

Этому предшествовала история, после которой многие посмотрели на молодого президента по-другому.

Депутаты Верховного Совета согласились на референдум, но отклонили три из четырех вопросов, которые предлагал Лукашенко — из-за их несоответствия конституции. В знак протеста против референдума 19 представителей оппозиционных партий утром 11 апреля объявили голодовку в Овальном зале Верховного Совета и остались там ночевать.

Поздно ночью под предлогом того, что здание заминировано, в зал ворвались милиция и спецподразделения ОМОНа. Депутат Валентин Голубев для книги Федуты вспоминал, как это происходило:

«Сначала я услышал что-то странное в воздухе, даже трудно это пересказать: вот качается воздух, когда идет много людей — или строем, или даже не в ногу, но много людей». Он встал, выглянул из дверей зала заседаний в фойе — оно было забито вооруженными людьми. «Возле дверей, мне кажется, с ручным пулеметом стоял человек, который сразу направил его мне в живот. Все, кто стоял у дверей, были с ранцами и противогазами».

В зал вошли операторы с видеокамерами и начальник президентской охраны Михаил Тесовец. Он потребовал от депутатов покинуть помещение, но они отказались.

«Как только он вышел, все двери в зал заседаний Верховного Совета раскрылись мигом, и полетело десяток-два людей в черной спортивной форме, в черных туфлях и в масках. Они летели, подпрыгивали, перекручивались в воздухе и кричали: «Кия!».

Затем в зал вошли люди в шлемах с автоматами и встали по периметру, рассказывал Голубев.

Депутатов избили, вывели (а некоторых вытащили) из здания, в автозаках развезли по городу, после чего просто отпустили.

На следующий день Лукашенко заявил, что знал о сложившейся ситуации и лично отдал приказ об эвакуации депутатов из здания — «в целях их безопасности». По заявлениям избитых депутатов генпрокуратура возбудила дело, но в скором времени приостановила его.

По всем вопросам, вынесенным на референдум, президента поддержали более 75% избирателей.

Референдум-переворот

В 1996 году в Беларуси прошел второй референдум, противники которого назвали его конституционным переворотом.

Один из вопросов, за который предложил голосовать Лукашенко, звучал так:

«Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями (новая редакция Конституции Республики Беларусь), предложенными Президентом Республики Беларусь А. Г. Лукашенко».

Эти изменения и дополнения наделяли президента, как он сам говорил, «царскими полномочиями». Теперь он мог самостоятельно, без утверждения парламентом, назначать министров. Мог распускать парламент. Указы и декреты президента стали иметь высшую юридическую силу.

На референдуме 83,7% проголосовавших ответили на этот вопрос положительно.

Кроме того, на референдуме белорусам предложили ответить на такие вопросы, как, например, «Выступаете ли Вы за свободную, без ограничений, покупку и продажу земли?» — 82,8% проголосовавших ответили «нет». На вопрос «Выступаете ли Вы за то, чтобы руководители местных органов исполнительной власти избирались непосредственно жителями соответствующей административно-территориальной единицы?» — было 69,9% отрицательных ответов. Против отмены смертной казни проголосовали 80,4% белорусов.

Предвыборный плакат Александра Лукашенко, 1994 год. Фото: svaboda.org

Против проведения референдума выступали Верховный совет и Конституционный суд. Последний позже согласился на его «рекомендательный характер» — то есть был готов учесть результаты, но не вносить изменения в Конституцию.

«На самом деле в Конституцию сразу внесли изменения. Президент становился главным, а парламент оставался как бы при нем. Причем парламент распускался всего через 10 месяцев после его избрания. Произошла смена власти под вывеской референдума», — комментировал произошедшее член Конституционной комиссии, доктор юридических наук Михаил Пастухов.

В одном из интервью Александр Федута объясняет, почему референдум имел признаки конституционного переворота. «Рекомендательным статусом» референдума пренебрегли, а после его проведения насильно сменили председателя Центризбиркома. Прав на это президент не имел — механизм отставки главы ЦИКа был прописан в Конституции. Но Виктора Гончара просто выставили из кабинета, а его место заняла Лидия Ермошина. Она работает на этой должности до сих пор.

Как исчезали бывшие соратники Лукашенко, переставшие с ним соглашаться

Виктора Гончара называют одним из самых ярких белорусских политиков того времени, рассказы о нем сопровождают эпитетами «интеллигентный» и «харизматичный». Кандидат юридических наук, депутат Верховного Совета, вице-премьер, затем генеральный секретарь Экономического суда СНГ, председатель Центризбиркома Беларуси — он был в команде Лукашенко с самого начала его президентской карьеры. Именно Гончар поспособствовал снижению возраста, с которого можно занимать должность президента Беларуси, с 40 лет до 35. «Вы что, Сашу испугались?», — убеждал он членов парламента. Лукашенко было на тот момент 39 лет.

Виктор Гончар. Фото: Bymedia.net

В 1996 году Гончар выступил против изменения Конституции и как председатель ЦИК отказался признавать результаты референдума. Его отстранили от должности и больше в здание ЦИК не пустили.

Гончар вместе с 70 депутатами поставил подпись за импичмент президента. Но процедура не состоялась: часть депутатов под давлением отозвали свои подписи. Тогда депутаты Верховного Совета 13-го созыва организовали следственную комиссию по изучению нарушений президентом Конституции во время референдума. Главой комиссии стал Гончар.

Поздно вечером 17 сентября 1999 года Виктор Гончар и его друг бизнесмен Анатолий Красовский исчезли. Что с ними случилось — неизвестно до сих пор. На месте их предполагаемого похищения на асфальте обнаружили следы крови, следы торможения автомобиля и осколки разбитого стекла.

Власти вскоре заявили, что не имеют к этому отношения, а государственные газеты стали распространять информацию о том, что Гончар якобы инсценировал свое похищение и уехал за границу.

Несколькими месяцами ранее в Минске пропал еще один бывший соратник Лукашенко — Юрий Захаренко. Как и Гончар, он был в команде будущего президента во время выборов, а потом стал министром внутренних дел. Захаренко говорил, что оставался одним из немногих в окружении Лукашенко, кто говорил ему правду. В 1996 году генерал-майора Захаренко сняли с должности министра и понизили в звании до полковника.

Юрий Захаренко. Фото: Bymedia.net

После отставки он ушел в оппозицию и занялся активной деятельностью: был одним из инициаторов создания Союза белорусских офицеров и организатором Конгресса демократических сил.

Интервью с Захаренко вошло в фильм Юрия Хащеватского «Обыкновенный президент». Лукашенко хочет иметь абсолютную власть и ради этого будет использовать методы без разбора, откровенничал его бывший соратник:

«В присутствии Шеймана я говорил с президентом, и тот сказал: «Ты должен выполнить мой любой указ». Я ему говорю: «Александр Григорьевич, я людей расстреливать не буду, Конституцию нарушать я не буду». — «Если ты не выполнишь мой любой указ, тебе наденут наручники». Это запугивание или не запугивание? Это стиль руководства президента. Более слабые ломаются. Более сильных добивают. И получается послушная государственная машина, бездумная, которая щелкает каблуками. Это страшно. Это страшнее фашизма».

Фотография Юрия Захаренко на вечере его памяти. Фото: svaboda.org

Вечером 7 мая 1999 года Юрий Захаренко шел от автостоянки к своему дому. Нашлись свидетели, которые видели, как к усатому мужчине подошли двое и затолкали в машину темно-синего цвета. Он что-то успел крикнуть, двери закрылись. Когда стало известно об исчезновении генерала Захаренко, эти люди догадались, кого в тот вечер запихивали в машину, и пошли в прокуратуру. В 2000 году семья Юрия Захаренко получила политическое убежище в Германии.

Уголовные дела в отношении исчезнувших политиков много раз приостанавливали и опять возобновляли. В конце 2018 года Следственный комитет Беларуси в очередной раз приостановил предварительное расследование по делу об исчезновении Гончара, Красовского и Захаренко, поскольку «лицо, которое подлежит криминальному преследованию, не выявлено».

Родственники пропавших считают, что Гончар, Красовский и Захаренко были похищены по политическим мотивам, и подозревают, что к этим похищениям имеют отношение высшие должностные лица страны.

Народ разрешил. Третий и последующие сроки президента Лукашенко

1 сентября 2004 года вошло в историю трагедией в Беслане. После освобождения заложников в России объявили траур, а во многих странах Европы школьные уроки начались с минуты молчания. Поэтому когда в Минске 7 сентября молодых людей стали свозить на Октябрьскую площадь, многие подумали, что там пройдет траурный митинг, вспоминает Александр Федута. Но с большого уличного экрана президент обратился к собравшимся совсем по другому поводу.

«На экране появилось усталое, бледное (грим не скрывал этого) лицо Александра Лукашенко. Он заговорил: «Уважаемые соотечественники!». Все затихли… «В соответствии с действующей Конституцией нашего государства я подписал Указ о проведении всенародного референдума»», — пишет в книге Федута.

«Как и обещал вам ранее, в случае моего решения об участии в президентских выборах 2006 года, я обязательно посоветуюсь с вами и попрошу вашего разрешения. Я так и поступаю. Я не стал разыгрывать различные схемы и комбинации, действую честно и, как всегда, открыто», – звучало с экрана.

Конституция Беларуси 1994 года запрещала одному и тому же человеку быть президентом более двух раз. Поэтому Лукашенко после побед в 1994 и 2001 годах не имел права баллотироваться.

«Посоветовавшись» таким образом с народом, президент предлагал проголосовать на новом референдуме всего по одному вопросу: «Разрешаете ли Вы первому Президенту Республики Беларусь Лукашенко А. Г. участвовать в качестве кандидата в Президенты Республики Беларусь в выборах Президента и принимаете ли часть первую статьи 81 Конституции Республики Беларусь в следующей редакции: «Президент избирается на пять лет непосредственно народом Республики Беларусь на основе всеобщего, свободного, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании»?»

Утверждение о том, что президент не может избираться более чем на два срока, исчезло.

Фото: Depositphotos

Избирательный кодекс Беларуси запрещает выносить на республиканский референдум вопросы, связанные с избранием и освобождением президента. Но 17 октября 2004 года референдум состоялся — 87,9% проголосовавших «разрешили» Александру Лукашенко неограниченное количество раз выставлять свою кандидатуру на президентских выборах.

Третьи выборы Лукашенко в 2006 году запомнились жестким разгоном оппозиции. Тогда протестовать против фальсификаций вышли около 30 тысяч человек, на главной площади Минска несогласные с итогами голосования поставили палатки. На четвертые сутки протестующих жестоко разогнал ОМОН: экскаваторы снесли палатки (их было около 35), людей побросали в автозаки. Более 500 человек арестовали, десятки участников акции пострадали. Президент Лукашенко две недели не появлялся на публике, инаугурацию перенесли с 31 марта на 8 апреля.

Иммиджмейкер из Лондона

Предыдущие события сильно подпортили репутацию белорусского президента: результаты выборов не признали наблюдатели ОБСЕ, а Евросоюз и США ввели против Беларуси точечные экономические санкции. В 2008 году стало известно, что правительство Беларуси пригласило британское агентство Bell Pottinger во главе с лордом Тимоти Беллом поработать над улучшением имиджа страны и Александра Лукашенко на Западе.

До Лукашенко к Bell Pottinger с той же задачей обращались жена Башара Асада, Борис Березовский, Аугусто Пиночет и его фонд, а также компании eBay, Emirates Airline, Airbus, Coca-Cola. Среди клиентов агентства — правительства Бахрейна и Шри-Ланки, королевская семья Саудовской Аравии.

5 августа 2008 года Тимоти Белл подписал контракт с правительством Беларуси. В интервью зарубежным СМИ лорд Белл заявлял, что планирует заработать на контракте с белорусским правительством «миллионы».

Документ, разработанный для правительства Беларуси компанией Белла, не содержал ничего неординарного, хотя в случае с Лукашенко это все же требовало определенных усилий: налаживание отношений с ЕС, повышение инвестиционной привлекательности страны, освобождение политзаключенных (на тот момент в белорусских тюрьмах их было 19).

Фото: Depositphotos

Президента Лукашенко британский пиарщик назвал «очень понятным, сосредоточенным и решительным, очень дружелюбным человеком». Комментируя высказывание Госсекретаря США Кондолизы Райс о том, что «белорусский президент — последний диктатор Европы», Белл заявил, что «это глупая ремарка». «Ей нужно съездить в Минск и самой все посмотреть», — говорил Тимоти Белл в эфире российского канала НТВ и отмечал, что большинство белорусов довольны президентом.

Заработал ли Белл и его компания на Беларуси заветные миллионы, неизвестно. Тайной остался и источник финансирования этой рекламной кампании. По словам Тимоти Белла, гонорары его компания получала исключительно от белорусского правительства. Белорусская служба Радио Свобода со ссылкой менеджера компании Дэвида Уилсона писала, что за PR-услуги для Лукашенко платил, «если можно так сказать, богатый благотворитель, у которого были ключевые интересы в Беларуси».

В августе 2009 года сотрудничество белорусских властей и британской компания Bell Pottinger прекратилось. Сообщалось, что глава белорусского государства сам намерен заниматься своим имиджем.

«Я уже меньшее зло»

В 2015 году улучшению имиджа Лукашенко поспособствовала ситуация в соседних странах: Беларусь стала площадкой для переговоров о мире на Донбассе.

«Да переступите вы через эти амбиции, сядьте и договоритесь. Хорошо, приезжайте в Минск на любом уровне, я готов в этом участвовать, готов тут вам чай носить сам, карандаши, ручки и прочее», — увещевал Лукашенко президентов России и Украины. О Беларуси заговорили во всем мире — и наконец-то в позитивном ключе.

Потихоньку с белорусских предприятий и близких Лукашенко бизнесменов стали снимать санкции. В конце марта 2015 года в интервью Bloomberg Лукашенко иронично заметил: «Я больше не последний диктатор Европы. Есть диктаторы немного хуже, чем я, не так ли? Я уже меньшее зло».

Фото: Depositphotos

11 октября 2015 года Александр Лукашенко в пятый раз стал президентом Беларуси, набрав 83,49 % голосов. Он не раз говорил, что «наелся этого президентства», но уходить не собирается:

«Я не смогу не выдвинуть свою кандидатуру на пост президента. … И сделаю это, чтобы вы потом меня не обвинили в трусости и не сказали, что я в трудную минуту сбежал. Я выдвину свою кандидатуру, а вы избирайте любого, можете за меня не голосовать. Это будет нормально. Но если что-то обвалится потом, когда вы выбрали Петрова, а не Лукашенко, — я буду спокоен. И если вы меня в чем-то упрекнете, я вам скажу: вы же могли за меня проголосовать».

Читайте также на ForumDaily:

Bloomberg: Владимир Путин планирует остаться у власти после 2024 и объединить Россию и Белоруссию

Спецслужбы Эстонии заявили о подготовке России к войне с НАТО из-за Беларуси

Какими символами Победы заменили георгиевскую ленту в постсоветских странах

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Разное Лукашенко Минск На родине президент беларуси


 
1048 запросов за 2,398 секунд.