The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Почему я вернулась в Москву после 5 лет жизни в Нью-Йорке

Привет! Меня зовут Полина, пять лет я прожила в Нью-Йорке и пару недель назад по собственному желанию уехала оттуда в свой родной город, Москву.

Фото: Depositphotos

За эти две недели у меня не было ни одного дня, чтобы меня не спросили: почему же ты вернулась? Люди недоумевают и искренне думают, что я уехала из лучшего места в мире. Я решила поделиться своим опытом жизни за границей и хочу начать с вводного рассказа о том, зачем я ехала в Америку, какие возможности там реализовала и для чего оттуда вернулась, пишет Полина Алиева для vc.ru.

Предыстория

С рождения я рисую, рисую много, не прекращая. С шести лет в совершенстве владею дрелью, молотком, шуруповертом, пилой; построю все, что захочешь. Всегда знала геометрию и обожала математику. Поэтому уже с двенадцати лет знала: хочу быть архитектором.

За архитектурой в Америку

В Москве я ходила в обычные школы, классе в 10-м начала думать о том, куда же поступать, на какую профессию. Все попытки моей мамы сделать из меня экономиста или хотя бы инженера провалились.

Сдавшись, мама решила, что если уж учиться на архитектора, то в каком-нибудь крутом месте. Так появилась идея поступить в Америку — как страну с лучшим архитектурным образованием в мире. Через полгода подготовки к американским экзаменам и их сдачи я поступила в шесть из восьми университетов, не попав в UC Berkeley и Pratt Insitute.

Университетские брошюрки с приглашениями. Фото: личный архив

Выбрала я Rensselaer Polytechnic Institute, очень крутой универ! Находится в маленьком городе Трой, вблизи столицы штата Нью-Йорк, Олбани. Этот институт известен на весь мир разными учеными, инженерами, архитекторами.

Год 1. Деревня — она и в Америке деревня

Школа была шикарная, и я ее обожала. Работы было очень много, но она была очень интересной, и у меня выходили отличные проекты.

Все было здорово, но адаптировавшись, насладившись учебой, я начала разочаровываться. Я поняла, что попала в какую-то деревню, которая меньше, чем сам универ. Там было просто нечего делать. Хоть и есть вокруг красивая природа, но из развлечений только парочка ресторанов, кафешка и главное событие недели — ярмарка выходного дня на главной и единственной площади города.

По теме: Как и почему я вернулся из эмиграции: 4 истории

Ярмарка выходного дня, главная площадь, Troy NY. Фото: личный архив

А так в Америке основное развлечение всех малолетних студентов — это пить дешевый пивасик до отключки на братских и сестринских (fratenrities and sororities) вечеринках и умирать весь следующий день у себя в кроватке.

С большим городом это место, конечно, не сравнится. Благо в четырех часах езды от меня был Нью-Йорк, куда я периодически спонтанно срывалась, и это было всегда настоящим спасением.

Все как в песне: «But I’m taking a Greyhound on the Hudson River line I’m in a New York state of mind». Billy Joel. Фото: личный архив

Год 2. Побег в NYC

В конце первого учебного года я точно определилась, что валю из этой «деревни», любым способом попадаю в Pratt Institute (в который меня изначально не взяли) и живу в Нью-Йорке. Весь мой следующий год я занималась планом-побегом а.k.а. поступлением в новый университет. Сдала экзамены, подготовила портфолио, написала все эссе и скрестила пальчики. Весной мне пришло письмо с поздравлением из Института Пратта.

Письмо из Института Пратта. Фото: личный архив

Мои профессора и декан пытались меня уговорить остаться, некоторые даже ставили различные ультиматумы, вызывали к себе в офис, чтобы переубедить. Ну, вы чего? Меня? Переубедить? Конечно, это было бесполезное занятие, ведь меня ждал город мечты.

Год 3. Большое яблоко

Я прилетела в Нью-Йорк за день до первого учебного дня. Поэтому не было времени ни на адаптацию, ни на акклиматизацию, в общем — в пучину сразу и с головой, было сумбурно и тяжко. Хоть этот город и есть мечта для многих, он все равно достаточно сложный и жесткий для жизни.

По-честному, этот город душит и прямо давит людей: они либо поддаются этому давлению, либо противостоят ему и становятся сильнее. Первые полгода ушли на то, чтобы стать посильнее. После этого сложного периода я начала активно искать людей: тут очень нужны друзья, и приходилось тратить намного больше усилий на социальную активность, чем прежде. Как ни крути, а это город одиноких людей, и мало кто признается, что люди тут существуют сами по себе и не особо открыты для искреннего общения. Каждый живет в своей коммуне, районе и толерантно молчит про нелюбовь к своим соседям.

Год 4. Нью-Йорк — место для карьеры, но не для жизни

Это был очень кайфовый год: я адаптировалась к культуре города, культуре университета, культуре этого своеобразного общества. Проекты шли на ура, друзья есть, тусы есть, мне 21 год! Вроде должно быть достаточно, но я искала все время еще занятия: была атлетом в университете, волонтерила на нью-йоркском марафоне, занималась карате, музыкой, организовывала вечеринки, ходила на различные ивенты.

Защита проекта в Пратте. Фото: личный архив

Команда по бегу по пересеченной местности. Фото: личный архив

Волонтерство на Нью-Йоркском марафоне. Фото: личный архив

Все, на что был способен этот город и люди в нем, я испробовала, и мне было недостаточно. У меня было ощущение неполноценности в этой нью-йоркской жизни. Я начала сравнивать каждый аспект Нью-Йорка с Москвой — и никогда это сравнение не было в пользу Нью-Йорка. Конечно, я была благодарна городу за возможность познакомиться со всем миром и за огромный опыт, полезный для моей карьеры, но жизнь в Нью-Йорке не поддерживала никакие человеческие ценности.

По теме: Жизнь в Нью-Йорке после выигрыша грин-карты: почему все хорошо и почему хотим уехать

Я начала очень сильно скучать по России, понимать и говорить всем, что я из России, в России так круто, так свободно, активно, сколько потенциала, есть дружба, человеческие отношения, шикарные люди.

Во время чемпионата мира по футболу болели за наших из Бруклина. Фото: личный архив

«Вы, конечно, оставайтесь в своем “Нью-Йорк стейт оф майнд”, а я оставаться тут не собираюсь, меня Москва ждет, мое родное место, которое меня вырастило и воспитало во мне сильного человека и сильную личность (прикиньте, в Америке так себе с этими качествами)».

Маленькое отступление

Америка очень хорошо умеет себя рекламировать как суперсвободная страна с безграничной свободой слова, равенством и полным удовлетворением любых потребностей, в которой живут счастливые люди.

И народ же верит в это.

Ну, вы чего? Америка — это очень авторитарная страна, с людьми, у которых настолько атрофировалось какое-либо самостоятельное мышление, что они вообще не «возникают»: они делают то, что им скажут, не больше. Американцы — это самые боязливые, самые несамостоятельные, неполноценные, нездоровые, полностью удовлетворенные, но несчастные люди, которых я где-либо видела. А история про потребительскую культуру и ценность экономической выгоды — это не страшилки, а самое настоящее использование людей ради выгоды больших корпораций, которые контролируют политику и людей в Америке.

Поэтому-то Америка и держится на иммигрантах. Очень грубо говоря, создавая ажиотаж вокруг себя, она для своего содержания заманивает новых работоспособных людей (грин-карта). Новые люди работают на чужую страну, не покладая рук, и пытаются заработать себе на свое собственное жилье, так и живя в арендованном месте до самой старости.

Соединенные Штаты — страна несвободная, страна не для людей, а для потребителей. Америка — это огромный супермаркет.

Год 5. Последний

Ну все, завершающий пятый год. В приоритетах у меня стояло планирование возвращения в Москву и дальнейшее развитие в своем городе. Мыслями я была уже в России, даже переехала на Брайтон-Бич, чтобы тусить с русскими.

Этот год прошел стремительно: вот уже май, защита диплома, презентация диплома среди лучших работ, последняя встреча с любимыми друзьями со всего света и невероятно легкое прощание с Нью-Йорком.

Презентация дипломной работы: «Играя с монументом. Городской справочник». Фото: личный архив

Выпуск: Pratt Institute Class of 2019. Фото: личный архив

Зачем я вернулась обратно

Жизнь в другой стране научила ценить свое родное место и своих родных людей.

Теперь я — дипломированный специалист топового международного университета, имею огромный исключительный опыт жизни в самом интернациональном месте в мире и обладаю нереальным конкурентным преимуществом в своем родном городе, который я очень люблю и планирую изменять к лучшему.

Я всем желаю пожить за границей, в другой культуре, не обязательно, чтобы потом, как я, вернуться обратно. Жизнь в другой стране столкнет с другим счастьем, другими проблемами, расскажет про другую жизнь и создаст более осознанное отношение к миру.

Читайте также на ForumDaily:

Как и почему я вернулся из эмиграции: 4 истории

Что поразило американца в отношении соседей в России

Как бывший чиновник из России развивает сеть детских парков в США

Жизнь в Нью-Йорке после выигрыша грин-карты: почему все хорошо и почему хотим уехать

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Разное возвращение Нью-Йорк жизнь в США жизнь в Нью-Йорке


 
1044 запросов за 2,445 секунд.