The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Macy’s, необыкновенная любовь и трагедия ‘Титаника’: о Мемориале памяти Исидора и Иды Штраус

Штраус-Парк с «Мемориалом памяти Исидора и Иды Штраус» находятся в Верхнем Вест-Сайде Манхэттена (Нью-Йорк), на пересечении Бродвея, Вест-Энд-авеню и 106-й улицы. Недалеко от музея Николая Рериха. Как-то, после экскурсии по нему, я задержался в этом сквере. В глубине, сквозь листву кустарников, отчётливо была видна скульптура прекрасной нимфы, склонившаяся над цветочным газоном. И так разительно отличался её вид от традиционных парковых изваяний, что я подошёл поближе. На ограждающей стене обнаружил надпись: «Памяти Исидора и Иды Штраус, погибших при катастрофе Титаника 15 апреля 1912 года». И рядом название – Straus Park. Я помнил незабываемые кадры культового фильма о Титанике, кое-что знал об универмаге Macy’s, и братьях Штраус. Осталось лишь соединить эти разрозненные «пазлы» в единую картинку. Но было особенно любопытно, что все обнаруженные мной сообщения о семье, работе, знаменитом универмаге или трагедии Титаника – завершались рассказом об удивительной любви, верности, мужестве и благородстве. О людях, которые сумели доказать, что известная фраза: «Они жили счастливо и умерли в один день» не литературный штамп, а реальная жизнь. Надеюсь, что история об их необыкновенной жизни и судьбе заинтересует и вас.

Скриншот: YouTube/LeoCurbeloFilms

Зарождалась она в Германии XIX столетия. Когда Наполеон проиграл свои последние битвы, бросив полуразрушенные и разграбленные города. После промозглого 1816-го – «года без лета», или «тысяча восемьсот насмерть замёрзшего года», принесшего катастрофический неурожай, голод и десятикратное повышению цен на продукты. 1848-1849 годы разожгли костры революций и беспорядков по всей Европе. А вскоре и мелкие крестьянские хозяйства в Германии потеряли права собственности, а мануфактуры не выдержали конкуренции с английскими фабриками. Через порты Бремен и Гамбург началась массовая немецкая иммиграция в США. Только между 1820 и 1870 годами в США из Германии въехало около 6,0 млн человек. Свободы, дарованные на их родине Наполеоном, были утеряны, а евреи, в дополнение ко всему, получили очередную порцию погромов, притеснений и ограничений в правах. Так к самому крупному в те годы иммиграционному потоку из Германии, добавилась и еврейская волна. Если в 1850 году она составляла около 50 тыс. человек, то через десять лет увеличилась уже до 150-ти. Нью-Йорк стал одним из крупнейших центров по приёму этого потока.

Всех их нужно было встретить, отправить к родственникам в разные концы страны, а задержавшихся в городе, как-то обустроить. Таким иммиграционным агентом и маклером и стал Натан Блун – отец Иды, будущей жены Исидора Штрауса. В 1860 году они иммигрировали в США из Вормса (Бавария) и сразу остановились в Нью-Йорке. А отец Исидора – Лазарь Штраус – выбрал иной путь. Оставив семью в немецком городке Оттерберг, он по приезду в Штаты сразу же едет на юг. Считая, что в небольшом сельскохозяйственном регионе (типа Джорджия) проще будет найти работу. Встретив там своего старого знакомого Юлиуса Кауфмана, и выяснив, что тот владеет фургоном, он уговаривает его организовать торговлю различными товарами в отдалённых фермерских хозяйствах.

Фото: Shutterstock

Правильно оценив конъюнктуру рынка, он вскоре открывает небольшой галантерейный магазин в Тэлботтоне и через два года (в 1854 году) вызывает к себе жену с четырьмя детьми. Исидору, старшему из них, было тогда 9 лет. Бизнес отца шёл довольно успешно, и дети имели возможность вначале учиться в приходской школе, а затем и в ремесленном Cоllingsworth Institute. Но Исидор, как многие юноши, мечтает поступить в Военную Академию, и с началом Гражданской войны отправиться в действующую армию. Однако, в 1861 году ему было всего 16 лет, и он остаётся дома, помогая отцу в семейном бизнесе.

В скором времени он уже самостоятельно ведёт многие дела, быстро налаживая контакты и приобретая знакомых. Но в 1863 году большое жюри округа Тэлбот выпустило заявление, обвиняющее еврейских торговцев в нелояльности к восстанию, и росту цен. Поскольку Штраусы были в Тэлботтене единственной еврейской семьёй, они немедленно переезжают в соседний Колумбус. Любопытно, что позднее, у их дома горожане установят мемориальную доску, в память о знаменитых односельчанах. Естественно, что об этом инциденте в ней не будет ни слова.

Отчего же именно в Колумбус? Скорее всего потому, что в те времена он был не просто крупным городом и центром размещения центральных складов снабжения армии Конфедерации, но и местом, где функционировала еврейская община и синагога. Исидор, быстро наладил там контакты и стал секретарем Ллойда Бауэрса – агента, ответственного за сбор средств для нужд Конфедерации. Вскоре он отправляется в Англию, получив массу заданий. От продажи гособлигаций и попыток в обход блокады решить проблемы с транспортом и торговлей хлопком, до организации поимки злоумышленника, скрывавшегося в Европе с аккредитивом Конфедерации на 20 тысяч, и тому подобное. Несмотря на ряд неудач, поездку можно было назвать успешной. Сумма, с которой он вернулся в Колумбус, значительно превышала предоставленные родителями $1 200. Однако, там его встретили вовсе не с распростёртыми объятиями.

По теме: Настоящий герой: история украинца, который погиб спасая жизни во время терактов 11 сентября

16 апреля 1865 года здесь произошла последняя битва Гражданской войны. Колумбус, как главную базу Конфедератов, было решено уничтожить. Так Лазарь Штраус, во второй раз в жизни, стал полным банкротом. В Германии его бизнес с зерном потерпел крах, а здесь его магазин, в буквальном смысле слова, оказался в руинах. Сыновья, как могли, утешали его. Мол, «…скажи ещё спасибо, что живой». Исидор предложил перебраться в Нью-Йорк, и семья приняла его предложение. Тем более, что он купил там большой дом на Западной сорок девятой улице, самостоятельно рассчитавшись за покупку. И уже в 1866 году, примерно через шесть месяцев после переезда семьи в Нью-Йорк, они с отцом основывают фирму L. Straus & Son. Предполагая, что в разрушенной войной стране люди в первую очередь захотят обустроить свой быт, они решают приобрести у нью-йоркских импортёров фарфоровые изделия и посуду и поставлять их в небольшие магазины на юге. Такие товары там трудно было найти, и потому спрос был чрезвычайно велик.

Это было стопроцентное попадание, и они стали быстро разворачивать бизнес. Вскоре к ним присоединился его брат Натан и Лазарь Конс, муж их сестры Теормины. Так их бизнес постепенно превращается в семейный, и фирма меняет название на L. Straus & Sons, т. е. прежнее «Лазарь Штраус и сын», изменяется на «…и сыновья». В дополнение к фарфору и стеклянной посуде они начинают продавать серебро, бронзу и часы. Желая снизить себестоимость изделий, стараются работать без посредников, покупая товары сразу у изготовителей в Англии и Франции.

Начиная с 1879 они открывают собственные фабрики по производству стекла и фарфора в Рудольштадте (Германия), Лиможе (Франция), Карловых Варах (Чехия) и других местах. Организуют производство гранёного и витринного стекла, а также подарочные и сувенирные изделия. Всё руководство фирмой фактически сосредотачивается в руках Исидора. Натан не мог переносить кабинетной работы, но был генератором идей, прекрасным организатором и переговорщиком.

Это ему принадлежала идея разместить в Macy’s, самом известном универмаге города, отдел по продаже фарфора и стекла. И в 1873 году ему удалось об этом договориться – весь подвальный этаж был отдан Штраусам. Вдохновлённые успехом, они открывают отделы в универмагах Бруклина, Бостона, Чикаго, Филадельфии и Вашингтона. Теперь, они становятся единственными, кому удаётся «усидеть на двух стульях», поставляя свою продукцию по одной цене, как мелким частным магазинчикам, так и огромным универмагам. Постепенно Штраусы становятся крупнейшими в стране продавцами изделий из фарфора и стекла. А мысль о том, чтобы стать владельцами крупного универмага, им никогда не приходила в голову. Однако, жизнь распорядилась по иному.

Об универмаге Macy’s

Ныне Macy’s – это американская сеть универмагов, насчитывающая 552 магазина. В компании работает до 130 000 чел. Универмаг на Herald Square в Нью–Йорке, построенный Штраусами, является одним из крупнейших в мире. Компания была основана в 1858 году 21-летним Роланом Хасси Мэйси (отсюда и название) и представляла собой маленький галантерейный магазин. С 15 лет Мэйси работал на китобойном судне «Эмили Морган» недалеко от острова Нантакет, где он родился. На руке у него была татуировка с красной звездой. Оригинальный логотип Macy and Co. включает именно эту красную звезду, которую Мэйси считал символом успеха.

В те времена все основные оплаты в магазинах производились только в кредит, что являлось признаком не бедности, а финансовой стабильности клиента. Но у Мэйси начальный капитал был невелик и он не мог покупать товар за наличные, а продавать в кредит. Тогда в своём магазине он устанавливает правило: продажа осуществляется только за наличные. При этом все цены были фиксированными и клиент не мог торговаться, но, если ему не понравился купленный товар, то он мог вернуть его в течении двух недель.

Это привело к увеличению объёмов продаж дорогих изделий. Предприняв ещё ряд новаций, Мэйси быстро добивается успеха, и вскоре превращается во владельца крупного универмага. Однако в 1877 году он внезапно умирает в Париже от воспаления почек. Управление фирмы переходит к его родственникам. Однако, из-за смерти главных претендентов на руководство универмагом, и ухудшающегося положения фирмы на рынке, в 1888 году Штраусам было сделано предложение стать партнёрами по бизнесу. В то время их отделы уже вносили около тринадцати процентов в общий объем продаж универмага.

В конечном итоге, они приняли предложение и выкупили 45-процентную долю бизнеса, увеличив её в 1893 до 50%. В 1892 году они стали партнерами ещё и в бруклинской розничной компании, получившей название Abraham&Straus. А в 1896 году универмаг Macy’s перешёл уже в их полное владение. Это было трудное решение. Одно дело развивать собственный бизнес, поднимая его объёмы и имидж. Совсем иное прийти в сложившуюся фирму и, поначалу, ничего кардинально не меняя, всё же начать вести её новым курсом. Не говоря уже о том, что Штраусы всё ещё были в Нью-Йорке «чужаками»: с одной стороны евреями, а с другой «южанами» – конфедератами. Поэтому, сохранив все разработки Macy’s, они доработали и дополнили их рядом нововведений.

Теперь их главные рекламные козыри были довольно сильны: низкие и фиксированные цены, максимально возможное разнообразие и увеличение ассортимента, возможность возврата товара и размещение его по разделам и размерам, свободный доступ к изделиям и возможность примерки без участия продавца. Всё это настолько органично вошло в нашу жизнь, что мы даже не задумываемся об истоках. Кроме того, универмаг явился стартовой площадкой для многих инновационных продуктов. Здесь впервые предложили клиентам чай в пакетиках, печеный картофель, банные полотенца в разной цветовой гамме и т. п.

Они стали первым ритейлером в Нью-Йорке, получившим лицензию на продажу спиртных напитков. А вскоре их фабрики производили уже не только фарфор и стеклянную посуду, но и сигары, постельное белье, флаги, матрацы и подушки, конфеты, духи и туалетные принадлежности, разрыхлители, велосипеды и упряжки для коней, мужские рубашки и женское нижнее белье, юбки, блузки, халаты, товары на заказ и многое другое.

Однако, несмотря на успешный старт, было понятно, что дальше развивать универмаг без резкого увеличения площадей невозможно. И тогда Джесси и Перси, сыновья Исидора, выбрали участок в районе Геральд-сквера на пересечении 34 улицы, Бродвея и 6 авеню, который удовлетворял запросам фирмы. Несмотря на затраты по сносу 34 строений. Но здесь, внезапно, возникла проблема. В 1900 году, кода подготовка к строительству уже была фактически завершена, здание на самом углу площадки неожиданно выкупил бизнесмен Роберт Х. Смит, который действовал по указанию Siegel-Cooper, конкурирующего магазина по продаже галантереи. Расчёт был простой: заставить Штраусов отказаться от площадки. В крайнем случае, не позволить им выйти на позицию крупнейшего универмага в мире, которую тогда занимал Siegel-Cooper. Но Штраусы, при возведении своего корпуса, оставили этот дом на месте, просто обогнув его. При этом их главный фасад приобрёл своеобразный, и потому незабываемый силуэт. C течением времени братья выкупят угловой участок, но это уже ничего не изменит в облике универмага. Пережив ряд достроек и модернизаций, здание и сегодня восхищает жителей и гостей города.

Проходит время, и Штраусам удаётся провести ряд мероприятий, которые превратили Macy’s не только в любимый универмаг города, но и сделали предметом особой гордости и признательности всех ньюйоркцев. Начало было положено приглашением к ним, на рождественские праздники, «настоящего» Санты, у которого можно было загадать желание, посидеть на коленях, или вместе с его помощниками-эльфами сфотографироваться на память. Но эти короткие предрождественские встречи не могли повлиять на распродажи. И тогда, сотрудники магазина предложили устроить красочный парад, по типу часто организуемых на их исторической родине, который бы открывал предрождественскую распродажу. Впервые он был проведен в 1924 году, тогда ещё не с надувными фигурами, а с участием живых животных из зоопарка. Этот «рождественский парад» вскоре был трансформирован в «Парад Macy’s на День благодарения». При всех вариантах, он завершался торжественным входом Санты в здание, в знак начала рождественских распродаж универмага. Именно это событие и стало главной темой знаменитого культового фильма «Чудо на 34-й улице».

Фото: Shutterstock

Не менее известен и проводимый ими 4 июля праздничный фейерверк в честь Дня Независимости США, когда одновременные залпы с пяти кораблей завораживают и наполняют гордостью сердце каждого американца, а Macy’s получает свою заслуженную долю славы и признания.

Пользуется большой популярностью и регулярно организуемое в здании универмага (конец марта-начало апреля) красочное Шоу цветов.

Следует отметить, что немаловажное значение в достижении значительных успехов и завоеваний фирмы являлось умение Исидора и Натана Штраусов создать у сотрудников фирмы особый корпоративный дух. Если им становилось известно, что у кого-то появились серьёзные проблемы, они старались немедленно оказать необходимую помощь: будь то деньги, новый костюм или услуги врача. Хотя, они были первыми бизнесменами в США организовавшими общество взаимопомощи, для оказания своим работникам необходимой медицинской помощи. Несмотря на то, что в универмаге постоянно работал врач с медсестрой. Сотрудники обеспечивались недорогими обедами и индейкой на День благодарения. Традиционно организовывались всевозможные пикники, катания на санях и другие коллективные мероприятия. Это создавало у людей чувство причастности к большой «семье».

О семье и судьбе

Фактически все бизнесы Штраусов были семейными предприятиями. Их патриархом был Лазарь Штраус. До последних дней он руководил созданной им с Исидором фирмой L. Straus & Sons. Конечно, принимал участие и в создании фирм Macy’s и Abraham & Straus. Был человеком деловым и решительным. Имел удивительное чутьё и организаторские способности. При этом, до конца своей жизни, оставался обязательным, честным и порядочным. В деловых кругах пользовался исключительным уважением и доверием. Известна история о том, как после гражданской войны он выплатил задолженность торговцу Джорджу Блиссу за товары, которые приобрел до её начала. Этого никто не ожидал. Ведь всем было известно, что его магазин со всеми складами в Колумбусе был уничтожен во время налёта «северян». Когда его сыновья хотели получить в банке кредит на $500 000 для покупки доли в универмаге Wechsler&Abraham, то сразу получили его под низкий процент, без обеспечения. Директор Джорж Блисс якобы сказал своим сотрудникам: «Если старик Лазарь всё ещё в бизнесе, то одно его имя уже является полной гарантией». В США он приехал с 4 детьми.

Его средний сын Натан также активно участвовал в семейном бизнесе. Совершая деловые поездки по Европе, он познакомился и в 1875 году женился на Лине Гурхерц. Во время очередной поездки, их маленькая дочь Сара умрёт из-за плохого молока. Эта трагедия послужит толчком для начала его новой деятельности. Он построит и оплатит пастеризационные лаборатории сначала в Нью-Йорке, затем по всей территории США и, наконец, во многих странах мира. Возведёт туберкулезный «Профилакторий». После первого посещения Израиля настолько проникнется его духом, что станет сионистом. Построит центр здоровья в Иерусалиме, поддержит деньгами возведение новых поселений и будет работать в Еврейском университете. А в Нью-Йорке Натан занимал должности комиссара парков, руководителя департамента здравоохранения и даже успел баллотировался на должность мэра

По теме: Юморист, иммигрант, друг разведчиков: захватывающая история бежавшего из СССР еврейского журналиста

Совсем по иному сложилась судьба младшего Штрауса – Оскара. Дело в том, что в семье считали, что для их всё более разрастающегося бизнеса потребуется хороший юрист. И братья оплачивают его обучение в Колумбийском университете. Но их надежд он не оправдал. Не то, что был плох. Наоборот – был слишком хорош. И потому сумел достигнуть уровня министра в Константинополе, посла в Турции и члена Постоянного арбитражного суда в Гааге. Был также главой Департамента торговли и труда США при президенте Теодоре Рузвельте (первым евреем в кабинете министров страны. И основателем и президентом Американского еврейского исторического общества).

Единственная дочь Лазаря Штрауса – Эрмина напрямую не участвовала в семейном бизнесе. Однако, она заботилась об овдовевшем Лазаре и находилась рядом с ним до последних дней. Была радушной хозяйкой и устраивала в своём доме большие воскресные обеды для всех членов большой семьи. Но её муж – Лазарь Конс (родом из немецкого Кобленца) долгие годы был вице-президентом L. Straus & Sons, где пользовался огромным уважением и, естественно, считался равноправным членом семьи.

Исидор – старший сын Лазаря, унаследовал от отца и приумножил все его лучшие качества, и являлся «первой скрипкой» во всех начинаниях семьи. Фактически он был главным генератором идей, которые затем приходилось самому и реализовывать, по обстоятельствам прибегая к помощи отца, Натана, или подросших сыновей. Являясь президентом Совета по торговле керамикой и посудой в Нью-Йорке, он был избран конгрессменом, но затем отказался от переизбрания на новый срок. Несмотря на известность, безукоризненную репутацию в деловых кругах и явные лидерские качества, он не желал быть публичной фигурой и предпочитал отдавать все силы процветанию семейного бизнеса. Был образцовым гражданином и достойным примером состоятельного человека, избегающего расточительности и способного отдавать время и деньги лишь на достойные дела. Очень немногие, в те далёкие времена, на поминальных торжествах могли заслужить слова: «… жил как святой, и умер героем».

История этой семьи является ярким примером реального воплощения «американской мечты». Приехав в страну нищим иммигрантом, Лазарь начал с того, что сутками напролёт колесил по фермерским участкам в надежде продать связку шпагата, отрез материи или пару фунтов гвоздей. А его сыновья уже сумели стать не только одними из богатейших людей в стране, но и конгрессменами и министрами. А внуки, успешно завершив учёбу в Гарварде (это при жесточайших квотах для еврейских абитуриентов) успешно продолжили дело семьи.

Исидор и Натан принадлежали к самым элитным клубам страны: Манхэттенскому, Uptown на Пятой авеню, Клубу реформ и Клубу свободной торговли. Летние каникулы Исидор часто проводил на курортах с президентом Гровером Кливлендом, а лошади губернатора Нью-Йока Хью Дж. Гранта обитали в конюшнях Натана. Тем не менее, в семье не забывали о своих корнях, и дети с внуками часто посещали родные места в Германии. Вот и рождество 1811 года Исидор с Идой и внучкой Беатрис решили провести в Оттерберге. Вернее, общий план был таков: они гостят в Германии, оставляют там внучку, затем едут в Палестину, где в это время гостит Натан с женой. Потом, уже вместе возвращаются в Нью-Йорк. Делами в Macy’s они оставили управлять сыновей Исидора: Джесси, Перси и Герберта, которые после смерти отца продолжили его дело, выкупив у Натана его долю в семейном бизнесе. Джесси и Герберт Штраус уйдут из жизни в 1930-х годах, в то время как Перси оставался президентом до 1939 года. Затем на посту генерального директора его сменил сын Джесси – Джек И. Штраус, который ушел в отставку в 1968 году. Последним Штраусом, занявшим высшую руководящую должность, был сын Джека – Кеннет, вышедший на пенсию в качестве старшего вице-президента в 1986 году, положив конец семейной традиции. С тех пор Macy’s неоднократно меняла хозяев, а нынешнее руководство надеется держать его на плаву за счёт развития интернет-технологий и гипермаркета.

Но вернёмся к Исидору и Иде, пока они ещё гостят у своей родни в Германии, и рассказывают им о своей жизни в США. О тех временах, когда Исидор ещё жил в Колумбусе и был в приятельских отношениях с Франком Ротшильдом, женатым на Аманде Блун, старшей сестре Иды. Так что, ещё до своего отъезда в Лондон в 1863 и возвращения в 1865 он пересекался с Идой. Но ей тогда было всего 14-16 лет. Окончательно их встреча состоялась, когда Штраусы уже перебралась в Нью-Йорк, и завершилась свадьбой в 1871 году. Исидору тогда было 26, а Ида была младше его на 4 года. Любопытно, что родились они в один день – 6 февраля. Что позволит потом говорить: «Они родились и умерли в один день». Об их совместной жизни сохранилось не так уж много воспоминаний, но всем было известно, что Ида всегда поддерживала мужа, и была в курсе всех его дел. И когда ему предложили должность почтмейстера страны, и он решил отказаться; и когда решил принять участие в организации Еврейского образовательного альянса – она всегда была его советчицей. Покидая дом для исполнения обязанностей в Палате представителей США, или по делам фирмы, он каждый день обменивался с ней письмами, и сообщал о своих успехах. При этом они шутливо называли себя «папочка» и «мамочка».

А ведь в каждом крупном бизнесе бывают тяжёлые времена. Как и в личной жизни. К примеру: её дети Джесси и Кларенс внезапно заболели дифтеритом, который тогда считался неизлечимым заболеванием. Выхаживая их, Ида была беременна третьим ребенком. В итоге Кларенсу так и не удалось выжить. А спустя три недели Ида родила раньше времени. К счастью Перси был полностью здоров. Но всё это нужно было вместе пережить. У них была прекрасная, счастливая семья, и они старались вместе преодолевать все трудности. Теперь дети выросли, и они могли себе позволить отправиться отдохнуть в Европу. Тем более, что в конце весны их в Израиле ожидал Натан, чтобы показать им страну. Но на Исидора, только что прибывшего из Европы, неприглядные поселения и развалины древних строений Иудеи, не произвели особого впечатления. Он настаивает на возвращении всех в Лондон, чтобы вместе отправиться домой. Но Натан хочет ещё ненадолго остаться. А Исидора и Иду в Лондоне ожидает неприятное известие. Здесь уже почти три недели длится забастовка угольщиков. В связи с этим отменяются плановые рейсы.

Потому вернуться в Нью-Йорк с привычной немецкой пароходной компанией им не удаётся. Весь уголь был передан судну Титаник, чьё отправление было назначено на 10 апреля. Исидору предлагают взять билеты на этот широко разрекламированный корабль. Он посылает срочную телеграмму Натану: «Вам необходимо сейчас же оставить Палестину и немедленно отправляться в Лондон, – писал Исидор, – я забронировал для вас потрясающие места, но если вы опоздаете, вы упустите свой шанс!» Свой шанс они упустили, опоздав на два дня. Но сохранили жизнь. Убитый горем Натан, не мог отделаться от мысли, что задержка в Палестине спасла его от смерти. Он вернётся в Израиль, и посвятит оставшиеся два десятилетия своей жизни возрождению еврейского государства. Узнав, что в песчаных дюнах к северу от Тель-Авива собираются заложить новый город, он профинансирует этот проект. Благодарные жители в его честь город назовут Нетанией.

Но вернёмся в Лондон. В 9:45 утра 10 апреля с Ватерлоо отправляется специальный поезд компании «Уайт-Стар-Лайн», доставивший пассажиров 1 класса в порт Саутгемптона. В этом поезде вместе с Исидором и Идой Штраус ехали Джон Астор IV, Арчибальд Батт, Арчибальд Грейси и другие. Около 11 часов поезд прибыл к океанскому доку Саутгемптона, где был пришвартован корабль, и они поднялись на борт «Титаника» по широким сходням. Сегодня, когда в мире существует превосходный круизный флот, нет смысла рассказывать о прекрасных каютах, ресторанах и кафе, библиотеках и судовых врачах, бассейнах, игровых залах и широких палубных променадах. Ведь Титаник был лишь их предтечей.

Однако, каждый из нас помнит тот восторг и восхищение, который испытывал впервые оказавшись на Oasis of the Seas, Queen Mary 2 или Norwegian Escape. Тоже самое происходило и с четой Штраусов. В первый же день они сделали фотографию на память. К счастью, фотограф сойдёт на берег в Квинстауне, и сохранит для нас тот самый образ, по которому мы всегда будем их вспоминать. 14 апреля они отправили сыну телеграмму: «Хорошая поездка, хороший корабль, чувствуем себя хорошо. Какие у вас новости?» Через пару дней они должны были прибыть, и их уже интересовали ньюйоркские дела. Разве могли они представить себе, что всего через несколько часов, в 23:40 их корабль столкнётся с айсбергом и получит серьёзные повреждения обшивки корпуса.

После консультаций с Томасом Эндрюса, находящемся на борту главным конструктором лайнера, в 0:05 минут утра 15 апреля капитан Смит прикажет расчехлить спасательные шлюпки и начать собирать пассажиров на шлюпочной палубе. У Штраусов была каюта первого класса, и там стюарты помогали пассажирам одеваться и проходить на палубу, успокаивали их, и объясняли, что посадка в шлюпки в первую очередь предусмотрена для женщин и детей. О том, что кораблю осталось быть на плаву всего 1,5- 2,0 часа, стюартам не сообщили. В 0:45 от правого борта на воду была спущена первая шлюпка (№ 7). Штраусы должны были занять места в шлюпке (№ 8) по левому борту. Их каюта была расположена недалеко от палубы и парадной лестницы, в холле которой ещё продолжал играть оркестр. Поднимаясь наверх, они встретились со знакомым полковником Арчибальдом Грейси (ему удалось выжить), который посоветовал Исидору обратиться к капитану, чтобы их с женой вместе погрузили в шлюпку. Но тот не стал это делать.

Тем временем на палубе уже шла погрузка и Ида спустилась в шлюпку. Но повернувшись, и увидев одиноко стоящего на палубе мужа, она вернулась и приказала своей горничной Эллен Берд занять её место. Присутствующий при этой сцене второй помощник капитана Чарльз Лайтоллер, руководивший спуском шлюпок от левого борта, попытался остановить её. « Я не разлучусь со своим мужем. Мы так много лет прожили вместе, что и сейчас будем вместе» – сказала она. И бросилась к мужу.

«Многие видели, как они держатся за руки, целуются и обнимаются, что для людей их статуса было просто немыслимо» – сообщал позднее их биограф и правнук профессор Пол Курцман. Тогда Чарль Лайтоллер сам предложил Исидору место в шлюпке. Но тот отказался. Позднее, когда журналисты спросят у спасшейся горничной Эллен Берд о Иде Штраус: «Она точно уже начала входить в шлюпку?» «Да» – ответит она, и расскажет, как потом Ида накинула на её плечи свою норковую шубу со словами: «Возьми, дитя моё. Ночь холодна». А когда она, попробует отказаться от столь дорогого подарка, с мягкой улыбкой ответит: «Я думаю, что мне она уже не понадобится». В слезах Эллен опустится перед ней на колени.

Фото: Shutterstock

Профессор Пол Курцман, перечитавший массу воспоминаний очевидцев, точно восстановит происшедшее в ту ночь: «Моя прабабушка Ида села в спасательную шлюпку, ожидая, что ее муж последует за ней. Когда он не сделал этого, она встревожилась. Офицер корабля, ответственный за спуск на воду этой шлюпки, сказал: «Ну, мистер Штраус, вы пожилой человек .и мы все знаем, кто вы … Конечно, вы можете присоединиться к жене. Мой прадед ответил ему: «Я не буду этого делать. Я сяду в шлюпку не раньше, чем спасутся оставшиеся женщины и дети».

По теме: Поймай меня, если сможешь: самые громкие аферы в истории

«Наша лодка отплывала от корабля последней, – расскажет потом чудом спасшаяся миссис Шаберт – и мы видели, как мистер и миссис Штраус стоят на палубе обнявшись. Огни «Титаника» ещё горели, оркестр играл свой последний марш, но образ пожилых супругов, вместе ожидающих конца, навсегда останется для меня самым трогательным моментом этой ужасной катастрофы». Оркестр действительно играл марш «Господи, Ближе к тебе».

«Когда земную жизнь окончу я,
Когда во славу Ты введешь меня,
Вечная радость мне: Ближе, Господь, к Тебе,
Ближе, Господь, к Тебе,
Ближе к Тебе! »

Так они и ушли к нему, накрытые огромной океанской волной. Тело Исидора найдут спасатели, опознав его по найденному в кармане пиджака золотому медальону с фотографиями сына Джесси и дочери Сары. Тело Иды так и не было найдено. Когда пережившие катастрофу прибыли в Нью-Йорк на борту RMS Carpathia, многие рассказали журналистам о преданности и верности миссис Штраус своему мужу. И эти рассказы вызовут отклик в сердцах людей по всему миру. Раввины будут говорить в своих общинах о ее жертве; статьи в идиш- и немецкоязычных газетах будут восхвалять ее мужество; а популярная песня Соломона Смолл «Бедствие Титаника», пересказывающая историю Иды Штраус, станет самой популярной среди евреев-американцев. Четыре недели спустя в Карнеги-холле для них будет проведена панихида, и тысячи людей прийдут туда. «Большой зал был заполнен до отказа, и сотни людей, которые умоляли войти, были отвергнуты, потому что внутри больше не было места» – сообщала The New York Times.

Во время церемонии Джейкоб Х. Шифф, американский банкир и лидер еврейской общины Нью-Йорка, тоже помянул верность Иды своему мужу: «… в тот ужасный час, когда «Титаник» затонул, благородная женщина осталась верна клятве, которую дала на алтаре: «Пока смерть не разлучит нас!» Более 25 000 жителей приняло участие в прощальной церемонии, организованной обществом Образовательный Альянс в Ист-Сайде и Бруклине. Сыновья перевезли тело Исидора в фамильный склеп на кладбище Вудлон в Бронксе. Рядом с надгробным памятником Исидору установли и кенотаф для Иды. А на памятную табличку вынесли цитату из книги Соломона «Песнь песней»: «Потоки воды не в силах погасить любовь и утопить ее тоже нельзя».

А 2 июля 1912 года муниципальный совет города примет постановление о переименовании небольшого «Блумингдейл-сквера», расположенного рядом с домом Штраусов, в Штраус-парк. В 1884 году, когда Исидор купил здесь дом, это была тихая патриархальная местность, с приятными загородними домами, в окружении больших лужаек и тенистых деревьев.

Кстати, ферма Бреннана, где Эдгар По писал своего «Ворона» отсюда совсем недалеко. Дом Штрауса занимал тогда весь квартал на северной стороне 105-й улицы между Бродвеем и Вэст-Эндом. К сожалению, после смерти родителей, сыновья продадут этот участок, и сейчас здесь высится традиционная высотка из трёх корпусов (Cleburne Building). Да и места здесь уже давно не тихие. Так что небольшой треугольный сквер на пересечении Бродвея и Вест-Энд-авеню является здесь приятным исключением. Именно тут было решено установить Мемориал в память о Штраусах. Объявленный конкурс, на который было представлено 59 заявок, выиграл американский скульптор-монументалист Август Люкеман.

Однако, из-за ограниченности пространства, возвести на этом участке большую монументальную композицию было невозможно. И Люкеман создал здесь мемориал, трогающий нас своей лаконичной сдержанностью и выразительностью. С гранитной изогнутой экседрой, и изящной бронзовой женской фигурой перед длинным, наполненным водой гранитным бассейном. И огрождающей стенкой, со скамейками для посетителей, позади и надписью под сообщением об их трагической гибели: «Счастливыми и приятными были они при жизни, и смерть не разделила их» (II Samuel 1:23). В качестве модели для женской фигуры Люкеман пригласил Одри Мансон, восхитительную «Американскую Венеру», главную супермодель страны. Это ее фигура возвышается над Manhattan Municipal Building, на фасаде ньюйоркской Публичной библиотеки на Пятой авеню, центральном кампусе Колумбийского университета и десятках других скульптурных композиций. Как прекрасная греческая Богиня памяти, задумчиво подперев голову рукой, устроилась она здесь на берегу у самой воды. Тревожно, с грустью и надеждой смотрит она вдаль на водную гладь, зная и помня о случившейся трагедии, словно высматривая там души потерпевших кораблекрушение. Потому, что надежда умирает последней.

Фото автора

Но годы шли. Дети, внуки, и люди, помнящие и любящие их, уходили из жизни. Всё меньше становилось гостей, задерживающихся на их скамейке. Сантехника вышла из строя, бассейн высох, а парк становился всё более неухоженным. Наконец, в 1995 году начались работы по его реконструкции. Чтобы сократить расходы, было решено бассейн с водой уничтожить, а на его месте устроить большую цветочную клумбу. Можно представить себе, сколько бы раз перевернувся в гробу Люкеман, если бы узнал эту новость. Так все его замыслы, очарование и поэтическая основа памятника испарились вместе с водой, которая была его главной составляющей. И это внутреннее несоответствие сразу бросается в глаза. Поскольку трудно понять, что же это пытается нимфа разглядеть там, в глубине цветочной клумбы.

Тем не менее, в Управлении ньюйоркских парков продолжают считать, что «Мемориал Исидора и Иды Штраус» продолжает остается одним из самых волнующих и запоминающихся памятников Нью-Йорка».

Так что, если будете в этих местах, непременно подойдите к нему. Конечно, поминальные камешки или цветы здесь неуместны. Достаточно лишь вашего искреннего восхищения и преклонения перед жизнью и судьбой этих удивительных людей. Сумевших доказать, что выражение: «Они жили счастливо и умерли в один день» вовсе не литературный штамп, а их реальная жизнь.

Адрес достопримечательности: Isidor and Ida Straus Memorial – Straus Park. West End Ave. &, W107th St, New York, NY 10025

Разное иммигранты Колонки история жизни

Читайте также на ForumDaily:

Финансовая яма и отсутствие свободы: чем иммигранту из Украины не угодила Америка

Как иммигрантка 5 раз сдавала экзамен на водительские права в США: личный опыт

В борьбе за ‘американские устои’: как собираются голосовать на выборах русскоязычные иммигранты

Почему после переезда в США нужно активно брать кредиты: опыт иммигранта

Юморист, иммигрант, друг разведчиков: захватывающая история бежавшего из СССР еврейского журналиста

Как иммигрантке удалось избежать закрытия и расширить бизнес в США во время карантина

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman и на ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1056 запросов за 1,985 секунд.