The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Кто такие бастарды, и как они становились королями

Кадр из сериала «Игра престолов» Фото: imdb.com

Сериал «Игра престолов» — один из самых успешных на телевидении, и бастарды — его ключевые герои. О положении бастардов в средневековом обществе, правах незаконнорожденных детей на наследство и бастардах, которые стали королями, — в материала ПостНауки.

Термин bastardus — средневековое изобретение, появляется с XI века в преимущественно французских источниках и, согласно наиболее распространенному объяснению, происходит от латинского слова bastum («седло»), а обозначает, соответственно, человека, зачатого «в седле», то есть на ходу и (или) каким-то путником, а не в браке с законным мужем.

Тоже средневекового, даже более позднего происхождения, понятие illegitimus («незаконный»), появляющееся в источниках XIII века. Но до того были в ходу другие термины, пришедшие из древнееврейского, греческого и классической латыни и обозначающие различные категории незаконнорожденных, хотя эти различия разными авторами определялись по-разному. Так, мамзер обозначал ребенка проститутки, нотус — плод прелюбодеяния, спуриус — рожденного любовницей, а натуралис — конкубинкой, постоянной и единственной сожительницей, близкой к жене. Согласно другим толкованиям, нотус и спуриус — продукты мезальянса, только у нотуса благородный отец, а у спуриуса — благородная мать (так считал Исидор Севильский). Натуралис же — это ребенок двух неженатых людей, которые теоретически могут заключить брак; такие дети могут наследовать, если у отца нет законных детей.

Бастарды и закон

Незаконнорожденность не была табуированной темой, она обсуждалась в законодательстве — взять, к примеру, Мертонский статут 1235 года или английские «Законы о бедных» 1536 года. Задача законотворцев состояла в том, чтобы максимально четко отрегулировать права наследования, предотвратив тяжбы и конфликты, или, как в случае «Законов о бедных», снять с общины бремя содержания матери-одиночки, возложив его на тайного отца, если такового удавалось идентифицировать. Несколько позже зазвучали и соображения морального порядка: почему человек должен страдать за грехи других (своих родителей)? Страдал же он не только потому, что лишался наследства, но и в силу разных других ограничений. К примеру, по имперскому законодательству, бастард не мог занимать публичных должностей и не мог вести врачебную практику.

Положение бастардов менялось во времени и пространстве, разнообразие касалось нескольких ключевых вопросов. Мог ли отец постфактум узаконить ребенка путем брака с его матерью, или путем официального признания его своим ребенком, или каким-либо другим путем? Могла ли высочайшая милость спасти от клейма бастарда? В каких исключительных случаях бастард мог претендовать на наследство? Разработка этих тем коррелировала с более крупными изменениями в средневековом семейном и имущественном праве, прежде всего с ужесточением рамок брака, в том числе запретом инцеста и бигамии, произведенным григорианской реформой XI века, и с переходом к майорату по праву первородства.

В итоге, хотя некоторые ученые прослеживают дискриминацию бастардов в VII–VIII веках, чаще всего XII век называют переломным в отношении к незаконнорожденным: возможности для них сократились (в отличие от предшествующих столетий, бастарды аристократов больше не могли быть признаны наследниками, стать князьями церкви или — в Англии — пэрами), но при этом их статус и имеющиеся права были юридически зафиксированы, и в этом смысле бастарды были узаконены. Выбор этого рубежа согласуется с влиятельной концепцией Роберта Мура о формировании в XII веке «преследующего общества» — начала европейской нетерпимости и исключения и преследования различных меньшинств.

Король Артур. Изображение с гобелена христианских героев. Фото: wikipedia.org

Тогда же эта тема, становясь весьма животрепещущей, находит отражение в литературе на венакуляре, начиная с французской эпической поэмы «Рауль де Камбре»; в других текстах бастардами оказываются самые любимые и почтенные средневековые герои: король Артур и Карл Великий, Шарлемань.

Положение бастардов после XII века

Но и в последующие столетия были различия и колебания. Так, в некоторых городах в XIV–XV веках незаконнорожденные — как местные, так и пришлые — могли стать полноправными жителями, а где-то не могли; впрочем, не могли и некоторые другие категории, например, неженатые люди. Как правило, допуск бастардов и вообще либерализация иммиграционной политики были вызваны демографическими кризисами после эпидемий.

Важно иметь в виду, что, каким бы ни было законодательство, особенно в отсутствие четких законов о бастардах в раннем Средневековье, родители могли действовать по своему усмотрению. К примеру, бастарды не могли быть наследниками основного, недвижимого имущества, но могли жить с него; их можно было оделять щедрыми дарами из числа движимого имущества, а дочерей — расширенным приданным или назначать им пансион из средств, отходящих законному наследнику, и заботиться о респектабельных брачных партиях для них, с тем чтобы они совсем не выпали из своей социальной страты.

Собственно, эта страта — вкупе с намерениями конкретных родителей и особыми обстоятельствами (например, отсутствием законных детей, нередко приводящим к узакониванию бастардов и даже отдаче их на воспитание законной жене) — и предопределяла положение рожденного вне брака ребенка. Чем ниже по социальной лестнице, тем менее завидными были его перспективы: бедные женщины просто бросали таких детей вскоре после их рождения. Для подкидышей во многих городах учреждались приюты: госпиталь Святой Екатерины в Лондоне или Святого Духа в Риме (папа Иннокентий III основал его, дабы женщины не выбрасывали больше своих детей в реку Тибр), знаменитый Ospedale degli Innocenti («Приют невинных» во Флоренции): из первой сотни найденышей, попавших в этот приют, 99 были бастардами, родившимися преимущественно у матерей-служанок и отцов-патрициев.

Бастарды в еврейских общинах

Если представлять средневековый европейский мир мультикультурным, а не исключительно римско-христианским, и не забывать о диаспорах, можно для сравнения посмотреть на отношение к незаконнорожденным в еврейских общинах. Считается, что особым либертинажем отличались сефарды — испанские евреи. Под влиянием окружавшей их мусульманской практики они заводили если не вторых жен, то конкубинок, которыми зачастую оказывались служанки-сарацинки, то есть девушки из иной этноконфессиональной общины и более низкого социального статуса. Если подобный конкубинаж приносил потомство, это вызывало особое негодование раввинов, которые вставали на защиту оскорбленных чувств и пошатнувшегося положения законных жен.

Мужчины решали проблему по-разному: известен случай, когда еврей убил двоих из нескольких детей, рожденных ему содержанкой-сарацинкой (нет человека — нет проблемы), но чаще, получив известие о наступлении беременности, конкубинку обращали в иудаизм, и тогда рожденный ребенок считался евреем, но не представлял серьезной конкуренции законным наследникам отца. Однако эти дети, хотя и рожденные вне законного брака, не были собственно незаконнорожденными, мамзерами, согласно еврейскому праву. Мамзер — это ребенок, рожденный замужней женщиной не от мужа. Статус мамзеров незавидный, они могут вступать в брак только с подобными себе и подвергаются другой дискриминации. То, что это своего рода второсортная социальная категория, хорошо видно, например, в таком анекдоте из Вавилонского Талмуда:

Сказал рав Зейра в Махузе: «Прозелиту разрешено жениться на незаконнорожденной». Закидали его все слушатели этрогами своими. Сказал Рава: «Кто же говорит такое в месте, где много прозелитов?». Сказал Рава в Махузе: «Прозелиту разрешено жениться на дочери коэна». Нагрузили его шелками.

Учитывая серьезность последствий, обычно, если муж был готов признать ребенка своим, старались, чтобы тайна его происхождения не всплывала, иногда вопреки очевидности: например, объявляли, что беременность продолжалась двенадцать месяцев и тому подобное.

Бастарды в знатных семьях

Тема незаконнорожденности была актуальна прежде всего для высших слоев общества, ведь дело было не столько в греховности внебрачного секса, сколько в наследовании статуса и имения. Соответственно, законы о бастардах представляли интерес для людей, обладавших богатством и властью, и эти же люди влияли на их принятие. Примечательно, что оформление статуса бастарда в XII веке последовало не только за определением границ законного брака в каноническом праве, но и за формированием знати, часто занятой спорами о наследстве и нуждающейся в соответствующем законодательстве.

Вильгельм I Завоеватель, незаконнорожденный сын норманнского герцога Роберта II Великолепного. Фото: wikipedia.org

Чем крупнее знать, чем выше стоит на лестнице сеньориально-вассальной иерархии, тем больше шансов, что сюжет с бастардами привлечет внимание сеньора или церкви, отразится в источниках и дойдет до наших дней. К примеру, графа Русильона в XII веке два папы осуждали за то, что тот отверг законную жену и мать законного сына и воссоединился с многолетней конкубинкой, матерью других детей, и превентивно запрещали ему завещать графство незаконным отпрыскам. Впрочем, граф, по-видимому, и не думал действовать в обход законного сына, а тот, в свою очередь, не оставив законных наследников, тоже не рассматривал в этом качестве бастардов, а завещал графство своему сюзерену — графу Барселонскому.

Другой яркий пример, относящийся к тому же переходному периоду внедрения границ законного брака и начала исключения бастардов, включает участие заинтересованного «доброхота». Племянник английского сеньора Уильяма Саквилла начинает тяжбу, планируя получить дядино наследство в обход своей кузины и его дочери, настаивая на том, что она незаконнорожденная, поскольку брак с ее матерью дядя заключил, не расторгнув свой первый брак, и поэтому впоследствии он был признан недействительным и аннулирован папским легатом. Адвокат дочери изобретательно защищал ее интересы, указывая, например, на то, что она-то невинна и не должна отвечать за грехи своего отца, а также на то, что если расторжение брака ретроактивно делает бастардами рожденных в нем детей, то незаконнорожденными оказываются французские принцессы — дочери Алиеноры Аквитанской и Людовика VII, расторгших свой брак.

Королевские бастарды

Могли быть и более могущественные интересанты лишить кого-нибудь наследства. Так, английский король Генри II отнял титул и владения у потомков — равно у законных дочерей и незаконного сына, графа Корнуэльского, на основании того, что сам граф был бастардом короля Генри I. Если посмотреть на генеалогические древа европейских династий, отпрыски с подозрением на незаконнорожденность и браки с подозрением на незаконность будут везде и в изрядном количестве. При этом надо — но далеко не всегда возможно — различать реальность и орудие в политической игре: были несомненные бастарды, которым это не помешало занять престол, и были потерявшие шансы на власть законные наследники, которых заклеймила бастардами враждебная придворная группировка.

Бастардом был дед Карла Великого Карл Мартелл. Бастардом был Вильгельм Завоеватель, заменивший этим прозвищем первоначальное свое прозвище — Бастард. Примечательно, что если он смог стать королем, то его незаконнорожденный внук Ричард Глочестер в XII веке уже не смог. Бастарды — не воцарившиеся, но титулованные — были у Филиппа II Французского, Генри I Английского и у различных королей Кастилии и Арагона. Не говоря уже о многочисленных инцестуальных королевских браках, в которых рождались дети, которых без нужды не объявляли бастардами.

И напротив, по мере надобности мятежная знать прибегала к такой стратегии, как поддержка королевских бастардов против законных наследников. В зависимости от расстановки сил в феодальных коалициях подобные усобицы могли заканчиваться победой бастарда, как произошло в войне кастильского короля Педро Жестокого с его незаконнорожденным сводным братом, после гибели Педро ставшим королем Энрике II. А спустя век часть кастильской знати сочла для себя выгодным признать незаконнорожденной дочь другого Энрике — Энрике IV — Хуану и поддержать в борьбе за престол его сестру Изабеллу, будущую Изабеллу Католичку.

Коронационный портрет Елизаветы I Тюдор. Фото: wikipedia.org

Другая великая королева позднего Средневековья Елизавета Тюдор, будучи дочерью короля и королевы, не раз называлась незаконнорожденной, причем по разным причинам. После казни ее матери и заключения ее отцом нового брака Елизавета была объявлена бастардом, так как ее мать уже не была королевой, и лишена титула принцессы Уэльсской. И впоследствии католическая партия неоднократно рассуждала о незаконнорожденности королевы, не признавая легитимность развода ее отца с его первой женой, Екатериной Арагонской, и брака с фрейлиной.

Бастарды в культуре

Как, разумеется, само явление, так и средневековый дискурс о бастардах с его двойственностью — сочетанием политического прагматизма и христианского морализаторства — сохранились и в Новое время. Так, герцог Сен-Симон в своих мемуарах возмущался, что Людовик XIV устраивает браки своих внебрачных детей с принцами крови, тем самым пятная нечистотой святая святых королевства — королевскую семью. Бастарды, с точки зрения Сен-Симона, нечисты не только потому, что в их жилах течет иная, а не голубая кровь, но и потому, что несут стигму греха родителей.

Читайте также на ForumDaily:

Как русский язык помог выдумать дотракийский из «Игры престолов»

Король Нидерландов 21 год тайно пилотировал пассажирские рейсы

Как избавиться от акцента в английском языке

Уважаемые читатели ForumDaily!

Спасибо, что остаетесь с нами и доверяете! За последние четыре года мы получили массу благодарных отзывов от читателей, которым наши материалы помогли устроить жизнь после переезда в США, получить работу или образование, найти жилье или устроить ребенка в садик. Мы рады, что помогаем вам в период иммиграции, который может быть довольно сложным.

Сейчас мы хотим попросить ВАС о поддержке. Качественная журналистика достаточнo затратная. После резкого сокращения рекламных поступлений от Facebook, наши доходы не покрывают расходы на содержание редакции, что ставит под угрозу беспрерывную работу сайта. Мы не вводим платную подписку, как это делают многие американские СМИ, и предоставляем доступ ко всем нашим материалам бесплатно, поскольку понимаем, насколько важно для русскоязычных иммигрантов получать проверенную информацию на родном языке. $5, $10, $20 — любая сумма, которой вы сможете поделиться с нами, поможет выжить сайту, а значит, мы сможем и дальше предоставлять полезную информацию тысячам иммигрантов. Поддержите качественную журналистику! Мы верим в силу наших читателей!

Всегда ваш, ForumDaily!

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Разное Игра престолов Ликбез

НОВОСТИ ОТ Woman.ForumDaily.com



 
1067 запросов за 2,206 секунд.