The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Пушкин фестивальный

Восьмой независимый фестиваль российского документального кино, который проходил 9-11 октября 2015 года в Нью-Йорке, завершил свою работу показом фильма о Пушкине “Pushkin is Our Everything”.
Олег Сулькин от команды жюри вручил режиссеру Майклу Бекелхаймеру (Michael Beckelhimer) специальный приз. Также медалью и дипломом наградили автора представители Пушкинского общества Америки, подтвердив бессмертный тезис Аполлона Григорьева “Пушкин – это наше все”.
Фильм затронул болевой нерв проблемы, связанный с мифом о великом поэте и тем, как он работает в современной ситуации.
Режиссер интуитивно определил себе роль своеобразного медиатора между академической и массовой пушкинистикой, которую он время от времени сталкивает в интервью, но получает ткань с единым содержанием.
Особенно удались обрывочные “бредовые сюжеты” мультипликации, использующиеся в рекламном бизнесе современной России, с безжалостным сарказмом экспуатирующие образ поэта в коммерческих целях. Однако тема “классического Пушкина” не снимается, а претендует на вспомогательный материал для учебных курсов славистических отделений, что само по себе ценно. Авторский голос звучит на английском языке, тогда как полифоничность почитателей присутствует на экране по-русски.
Отделить Пушкинский миф от реального человека и разности его восприятия в истории – задача непростая. Она упирается в вопросы ментальности, самоиндентефикации, этнического сознания и т. д. А они, в свою очередь, затрагивают архаику, которая способна, кажется, возрождать и реконструировать историю культуры, переплавляя ее в новейшие формы.
Миф – квинтэссенция национальных представлений, ее символ, за которым стоит метафизический смысл. Майкл Бекелхаймер пытается приоткрыть завесу этого явления. Он подводит нас к мысли, что своеобразие пушкинского мифа в том, что его носители зачастую не осознают свое нахождение в его поле. Разоблачая устаревшие представления, рождаются новые. Так священник говорит о несостоятельности “советского атеистического Пушкина”, и из его монолога вытекает иной “добропорядочный, православный поэт”. Это старая или новая ортодоксия? Удачной является находка с рассказом о Бурятии, где двукультурная личность через Пушкина может легко “переключаться на русскость”. В гостях в петербургской квартире у Кати Асмус поэтически звучит ее мироощущение: “на самом деле ничего не меняется, на столе то же брусничное варенье”, а дальше идет ее собственная интерпретация биографии-легенды…
Особое отношение к Пушкину, которое демонстрирует американский режиссер, по-прежнему, существует. Гений с экзотической внешностью является символом русской культуры, но при всеобщем поклонении “читается” весьма различно. Одни и те же идеи могут по-разному переживаться и осмысляться, а, значит, существовать в разных системах ценностей. Показателен пример с диаметрально противоположным отношением к расовым проблемам в России.
К условным недостаткам можно отнести некоторую затянутость, время на дороги и поезда использовано чрезмерно, хотя это явилось возможностью показать бескрайние просторы страны. Не было и переклички с Пушкиным в Зарубежье, хотя это еще один самостоятельный и очень продуктивный вектор изысканий. Но пожелания зрительского характера ни при чем, потому что задача картины была решена.
Фильм показал нам образ поэта как социокультурное явление, здесь важна именно демонстрация, а не теоретическая сторона. Сколько угодно можно писать об этом в аналитических статьях, но так и не донести основные выводы до широкой аудитории. Через фильм М. Бекелхаймера сказано просто о сложном. Во-первых, “Пушкин” – культурный код, с помощью которого происходит постижение собственной личности. Во-вторых, через этот код формируется творческая активность, создающая текст художественного творения. Вопрос, почему такая миссия досталась Александру Сергеевичу, остается открытым.

Колонки
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News


 
1072 запросов за 2,524 секунд.