The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Можно ли забыть родной язык в эмиграции

Даже будучи взрослым, вы действительно можете утратить способность полноценно общаться на своем родном языке. Но объяснить, как и почему это происходит, не так просто. Софи Хардак, британка немецкого происхождения, специально для ВВС рассказала, как люди теряют языковые навыки и почему одни могут говорить на родном языке спустя десятки лет в иммиграции, а другие его забывают.

Фото: Depositphotos

Сидя на кухне в лондонской квартире, Софи пытается понять, что хотел сказать ее брат, который живет в Германии — он прислал текстовое сообщение со словом fremdschämen. Софи, 20 лет назад покинувшая родную страну, не хочет переспрашивать брата, женщине интересно самой вспомнить или догадаться, что означает это слово. Но она испытывает дискомфорт из-за своего непонимания, ведь это ее родной язык.

Большинство эмигрантов, которые уехали давно, знакомы с этим ощущением: чем дольше вы живете в другой стране, тем беднее становится ваш родной язык. Но с точки зрения науки все не так линейно. Оказывается, тенденция к забыванию родной речи не всегда зависит от времени пребывания в другой языковой среде. Моника Шмид, лингвист из университета Эссекса, которая изучает проблемы забывания языка у билингвов, говорит: «В тот момент, когда вы начинаете учить новый язык, две языковые системы начинают конкурировать друг с другом».

Речевые навыки, в среднем, остаются гибкими лет до 12-ти, но даже 9-девятилетний человек способен полностью забыть родной язык, если его забрать из страны, где на нем говорят. Со взрослыми все иначе. Взрослый человек в большинстве случаев никогда полностью не забывает родную речь, за исключением травмирующих ситуаций.

Шмид опросила пожилых немецких евреев, которые бежали в Великобританию и Соединенные Штаты во время Второй мировой войны. Оказалось, что те из них, кто уехал в первые дни военных действий, спустя много лет лучше сохраняли родной немецкий язык. А вот те, кто бежал, уже пережив насилие и преследования (в частности, страшный еврейский погром в 1938 году, печально известный как Хрустальная ночь), словно вычеркивали немецкий язык из своего сознания и почти не говорили на нем впоследствии. Немецкий, наряду с тем, что был языком любящей семьи и дома, стал языком страшных воспоминаний — и психика его подавила.

Безусловно, этот пример — редчайшее исключение. Обычно взрослые все-таки помнят родной язык в течение всей жизни, независимо от того, где живут и как часто на нем общаются. Как объясняет Шмид, билингвам приходится формировать своего рода переключатель между языками, каждый раз выбирая слово из двух языков — родного и приобретенного.

На собственном примере Шмид выбирает из двух слов — «desk» и «Schreibtisch», которые описывают стол. Выбор происходит в тот момент, когда женщина, рожденная в Германии и живущая в Великобритании, видит этот самый стол.

Все зависит от контекста, и в немецкоязычном она выберет немецкое слово, в англоязычном — английское. Но если этот механизм работает не слишком слаженно, может возникать путаница. И это очень частое явление, особенно, если вы разговариваете с человеком, у которого ситуация с языками такая же, как у вас.

Лаура Домингес, лингвист из Саутгемптонского университета, изучала живущих в Великобритании испанцев и живущих в США кубинцев. Испанцы говорили преимущественно на английском, и проживали в разных частях англоговорящей страны. Кубинцы же жили в одном городе — Майами, где развита испаноговорящая община, и постоянно говорили на родном языке. Все испанцы из Британии регулярно сообщали эксперту, что забывают родные слова. Тогда как у кубинцев из Майами такой проблемы не было. Но есть и интересный нюанс: британские испанцы, почти не говорившие на родном языке, неплохо сохранили грамматику, тогда как кубинцы напрочь ее потеряли. И причиной стал не английский, а другие вариации и диалекты испанского, которые они выучили в Майами. Вернувшись из США сама Домингес начала говорить с мексиканским акцентом.

Эксперт подчеркивает, что забывание родного языка — не предательство своих корней, а естественный процесс, новая реальность жизни эмигранта. Но стоит ему только съездить на родину, как исчезает и специфический акцент, и забывчивость — язык достаточно легко восстановить.

Софи узнала, что означает загадочное слово «fremdschämen» — «наблюдать, как кто-то совершает неловкость, и испытывать за него стыд». Скорее всего, пишет женщина, это слово распространилось в немецком языке в последние годы. И после 20 лет за границей ей не стоит этому удивляться. Правда, автор признается, что испытывает грусть из-за того, что ее родной брат использует слово, которое она больше не понимает.

«Есть в этом некое ощущение потери. Скорее всего, и для этого чувства в немецком есть слово, но мне потребуется время, чтобы его вспомнить», — говорит Софи.

Читайте также на ForumDaily:

Ловушки языковой среды: почему опасно полагаться на то, что в США английский язык придет сам по себе

Уехать в США и не потеряться: как выучить английский для эмиграции

Как выучить английский язык, не имея способностей и желания: способ для тех, кто «больше не может»

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Разное английский язык русский язык Культура изучение языка


 
1038 запросов за 2,939 секунд.