The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

‘Худшего разведчика вы и представить не сможете’: шпионский скандал глазами Марии Бутиной

Журналист издания The New Republic Джеймс Бэмфорд провел несколько встреч с обвиняемой в США в шпионаже россиянкой Марией Бутиной (до и после ее задержания), в ходе которых она поделилась с ним информацией о своей деятельности, а позже рассказала свою версию шпионского скандала.

Фото: facebook.com/mariavbutina

В жаркое воскресенье в июле прошлого года, примерно в полдень, караван внедорожников без опознавательных знаков выехал из офиса ФБР в Вашингтоне, округ Колумбия, и на большой скорости пронесся через город. Спешка требовалась из-за информации о том, что «цель» отменила договор об аренде своей квартиры и собирается улетать, рассказывает Джеймс Бэмфорд.

Вооруженные агенты в бронежилетах расположились возле квартиры. Внутри Мария Бутина смотрела финал Уимблдона и готовилась к долгой поездке в Южную Дакоту. Только что окончив американский университет со степенью магистра в области международных отношений, она собиралась работать консультантом в индустрии криптовалют. Ее давний бойфренд, 57-летний активист-республиканец Пол Эриксон, собирался ехать с Марией к себе домой в Су-Фолс.

«Все было упаковано, — вспоминает Эриксон. — Осталось собрать электронику, отключить телевизор и интернет. И тогда бам, бам! Я открыл дверь, и в коридор ворвалась команда из шести агентов». Трое окружили Эриксона, остальные пошли за Бутиной.

«Команда вошла, вытащила ее, развернула, надела наручники в коридоре и объявила об ее аресте», — сказал Эриксон.

По словам федеральных прокуроров, аспирантура Бутиной и ее отношения с Эриксоном были лишь прикрытием; на самом деле она была тайным российским агентом, которого отправили в Соединенные Штаты, чтобы посредством сексуальных связей проникнуть в консервативные политические круги и повлиять на политику Белого дома в отношении России.

Бутиной отказали в освобождении под залог из-за страха, что она может бежать в посольство России или ее может подхватить машина посольства. Марии было предъявлено обвинение в нарушении ст. 951 Кодекса США: действия в качестве незарегистрированного агента иностранного государства, а также обвинение в заговоре.

Мария Бутина — единственная россиянка, арестованная до настоящего времени в ходе продолжающегося расследования попыток Кремля вмешаться в президентские выборы 2016 года.

Стройная и стильная, с длинными рыжими волосами, Бутина, казалось, соответствовала стереотипу российского шпиона, популяризированного такими фигурами, как Анна Чапмен, арестованная в Нью-Йорке в 2010 году, а также вымышленная шпионка-соблазнительница в исполнении Дженнифер Лоуренс в фильме «Красный воробей». Была ли Бутина настоящим, живым «воробьем»?

«Судебные иски утверждают, что российский агент обменивала секс на доступ к информации», — с таким заголовком вышла новость на ABC News. «Прокуроры говорят, что Мария Бутина, подозреваемый секретный агент, использовала секс в своем тайном плане», — заявил The New York Times.

С 17 августа Бутина находится в Александрийском центре задержания, в том же похожем на крепость здании, где содержится бывший менеджер кампании Дональда Трампа Пол Манафорт. 10 ноября она провела свой 30-й день рождения в одиночном заключении, в камере размером 7 на 10 футов (2 на 3 метра) со стальной дверью, цементной кроватью и двумя узкими окнами, каждое шириной три дюйма (менее 8 см). Ей было разрешено провести на улице 45 минут.

13 декабря Бутина признала себя виновной в заговоре с целью действовать как незарегистрированный агент Российской Федерации. Ей грозит возможное пятилетнее заключение в федеральной тюрьме.

После того как антироссийский пыл в Соединенных Штатах достиг уровня, максимального после антимусульманских настроений с 11 сентября 2001 года, прокуратура смогла продать историю «шпионки» Бутиной общественности и прессе. Но правдива ли она?

В феврале прошлого года Роберт Мюллер, специальный советник, проводивший расследование в России, обвинил 13 российских шпионов в вмешательстве в выборы 2016 года. А в июле, за два дня до ареста Бутиной, Мюллер обвинил еще 12 россиян во взломе учетных записей электронной почты и компьютерных сетей, принадлежащих Демократическому национальному комитету и президентской кампании Хиллари Клинтон. Не исключено, что Бутина в их рядах.

Фото: facebook.com/mariavbutina

И все же тщательное изучение дела Бутиной, по мнению Бэмфорда, показывает, что это не так

Бэмфорд считает, что Бутина — просто идеалистичный молодой русский человек, родившийся в последние дни Советского Союза, выросший в новом капиталистическом мире и надеющийся внести свой вклад во взаимоотношения между двумя странами, строя карьеру в международных отношениях.

Свободно владеющая английским языком и заинтересованная в расширении прав на оружие в России, она встречалась с американцами в Москве и в частых поездках в Соединенные Штаты, налаживая связи с членами Национальной стрелковой ассоциации, важными фигурами в консервативном движении и амбициозными политиками.

«Я думала, это будет хорошая возможность сделать то, что я могу, чтобы помочь объединить наши две страны — как частный гражданин, не получающий оплату, а не государственный служащий», — сказала она мне.

Дело правительства в отношении Бутиной чрезвычайно надуманное. Но в контексте расследования Мюллера и в обстановке, возникшей после выборов Трампа, идеалистическая встреча молодых русских с влиятельными американскими политическими деятелями звучала достаточно по-шпионски, чтобы продолжать.

Бутина рассказала мне свою историю во время нескольких длинных ланчей, которые начались в марте прошлого года в частном клубе в центре Вашингтона. Она всегда приходила раньше, кроме 25 апреля, когда не пришла совсем.

Позже она извинилась; дюжина агентов ФБР совершила налет на ее квартиру.

«Они постучали в дверь, и этот стук я никогда не забуду, — сказала она мне. — Они толкнули меня внутрь, сказали, чтобы я села. Я была в полном шоке, но что я могла поделать? Это был ужасный день моей жизни».

Агенты обыскивали ее квартиру около семи часов, очевидно, ища скрытые передатчики или другие доказательств шпионского ремесла. Однако ФБР ничего не нашло. В ее обвинительном заключении не было упоминания о шпионском оборудовании и обвинений в шпионаже.

Это был второй раз, когда правительство США просеивало личную жизнь Бутиной. Девятью днями ранее, в ответ на запрос сенатского комитета по разведке, она добровольно передала более 8000 документов и электронных сообщений и давала показания на закрытом заседании в течение восьми часов. Но они также не обнаружили ничего компрометирующего.

«Слушайте, я представляла, что могу оказаться в тюрьме в России. Я никогда не могла предположить, что могла бы пойти в тюрьму в Соединенных Штатах. Из-за политики?», — сказала мне Бутина по телефону через несколько недель после того, как ее взяли под стражу.

«Я не знала, что иметь хорошие отношения с Россией стало преступлением, а теперь это преступление, — сказала она мне ранее. — Меня ненавидят в России, думая, что я американский шпион. А здесь они думают, что я русский шпион».

Фото: facebook.com/mariavbutina

«Если я шпион, то я худший шпион, которого вы только можете себе представить»

Бутина родилась 10 ноября 1988 года в далеком сибирском городе Барнауле. В 2010 году окончила Алтайский государственный университет со степенью магистра в области политологии и образования. После неудачного выдвижения на должность в местном правительстве она открыла небольшую сеть мебельных магазинов. Надеясь расширить бизнес, она переехала в Москву в августе 2011 года в возрасте 22 лет, но быстро поняла, что коммерческая конкуренция в столице была слишком велика. Она вернулась к политической активности и проблеме прав на оружие.

Владение оружием в России сильно ограничено. За некоторыми исключениями, пистолеты являются незаконными, а оружие для охоты и спорта трудно достать. Но, как и в Соединенных Штатах, поддержка владения оружием в России растет в сельской местности.

«Самая сильная поддержка за пределами Москвы, — сказала Бутина, особенно среди консервативных русских мужчин среднего возраста, которые рассматривают оружие как способ защиты своих семей. — Самозащита — это проблема, за которую они боролись».

В то время Национальная стрелковая ассоциация США (NRA) также стремилась к расширению на международном уровне, и Бутина была удивлена ​​тем, насколько похожи их взгляды.

«Они говорили об оружии точно так же, как мы, — сказала она. — Это сформировало мою идею о том, что если мы хотим построить настоящую дружбу между США и Россией… это должно быть сделано через людей, а не лидеров».

Мария создала небольшую группу по защите прав на оружие в Барнауле. Вскоре после прибытия в Москву она разместила в Интернете объявление, в котором просила всех, кто заинтересован в поддержке легализации оружия, встретиться в местном ресторане. «Пришло много людей, — сказала она. — Так началось все движение».

По мере роста организации они выбрали название «Право на ношение оружия» и начали проводить регулярные собрания. К 2014 году они собрали 100 000 подписей в поддержку законодательства, которое предоставит гражданам право защищать себя и свое имущество с применением смертельного оружия.

Фото: MARIA BUTINA/FACEBOOK

Сама группа была сознательно смоделирована в духе NRA

«Она была создана как русская версия NRA, и мы хотели как можно больше задействовать NRA», — сказал бывший участник, попросивший не использовать его имя из-за боязни мести в России.

Но в отличие от NRA, которая стала тесно связана с консервативным движением в Соединенных Штатах, группа Бутиной искала поддержку со стороны всего политического спектра.

«Я сторонница прав на оружие, — сказала Бутина. — Для меня не имело значения, говорю ли я от левых или правых, в правительстве или оппозиции. На двери моего кабинета был лозунг: любой, кто поддерживает право на оружие, может войти, но оставив свой флаг за дверью».

Бутина стала широко известна своей общественной поддержкой прав на оружие в России, часто появляясь на телевидении, в газетах и ​​журналах, на митингах и акциях протеста. Работа была порой опасной, а слежка повсеместной.

«Она находилась под постоянным наблюдением ФСБ в России, — сказал Эриксон, говоря о российском спецслужбе. — Они ходили на все публичные собрания ее группы и все митинги. Иногда просто приходили в ее офис раз в неделю».

«За нами следили, — сказала мне Бутина, — но если вы не переступите черту, никто не пойдет в тюрьму. Возникает вопрос: пересекаете ли вы эту черту? Становитесь ли вы опасным для режима в определенный момент? У меня дома в прихожей лежала сумка — на случай, если меня посадят, кто-нибудь может принести ее мне. Это моя реальность».

30 октября 2013 года Бутина поехала в аэропорт Шереметьево в Москве, чтобы встретиться с двумя американцами, которые, как она надеялась, окажут поддержку ее молодой организации: Дэвидом Кином, бывшим президентом NRA, которого Бутина пригласила выступить на собрании «Права на ношение оружия»; и Полом Эриксоном, который выступил в роли «телохранителя» Кина.

Эти двое были тесно связаны с консервативными центрами Америки

Кин, которому сейчас 73 года, был не только президентом NRA, но и бывшим председателем Американского консервативного союза. Эриксон был опытным партизаном (6 февраля федеральное большое жюри предъявило Эриксону обвинение в 11 случаях мошенничества с использованием электронных средств и отмывания денег по делу, не связанному с Марией Бутиной.)

Бутина и Кин познакомились через общего друга: Александра Торшина. 65-летний Торшин, страстный сторонник оружия, был сенатором в Думе и первым заместителем председателя Совета Федерации, верхней палаты российского парламента. Торшин был одним из первых сторонников Бутиной и права на ношение оружия.

«Мы начнем организовывать нашу собственную российскую NRA», — написал он в Твиттере в 2012 году, вскоре после встречи с Бутиной. Месяц спустя он пригласил ее и других сторонников прав на оружие в Думу, чтобы обсудить возможные законодательные меры по изменению законов об оружии.

Торшин часто ездил в Соединенные Штаты. «Его навязчивые идеи привозились в США два раза в год на NRA и национальный молитвенный завтрак», — сказал Эриксон. Кин, который описывал Торшина как «своего рода раввина прав на оружие в России», встретил его несколько лет назад во время одной из этих поездок, и у них сложилась дружба.

«Кин очень проницательный человек, — сказал Эриксон. — Он поговорил с Торшиным, немного познакомился с ним и пришел к выводу, что Торшин был честным, что редко встречается в российской политике». В какой-то момент Кин пригласил Торшина поговорить с комитетом NRA по законодательным вопросам в Вашингтон. Это, в свою очередь, способствовало приглашению Бутиной, которое привело Кина и Эриксона в Москву.

Кин и Эриксон были убеждены, что «Право на ношение оружия» является подлинной организацией и что Бутина была сильным лидером. Для Кина это была возможность возобновить его дружбу с Торшиным, а также оценить Бутину, относительного новичка в глобальном движении за права на оружие.

Эриксон и Кин изначально скептически относились к способности Бутиной возглавить национальную группу. «Это были сельские фермеры и городские промышленные рабочие; большие люди, крепкие люди и очень преданные, — сказал Эриксон. Будут ли они действительно следовать за Бутиной? Их мнение изменилось, когда они увидели, как она обратилась к нескольким сотням участников в конференц-центре на берегу Москвы-реки. «Она выходит, поднимается на сцену, призывает к порядку, и все эти шумящие люди делают шаг назад».

Пять месяцев спустя Бутина совершила свой первый визит в Соединенные Штаты

Кин пригласил ее посетить съезд NRA 2014 года в Индианаполисе и приехать в штаб-квартиру группы в Фэрфаксе, штат Вирджиния. В своем публичном блоге Бутина разместила фотографию себя и Кина возле здания. «Опыт в вашингтонском офисе NRA», — написала она.

Правительство России отметило факт ее новых дружеских отношений. За месяц до того Соединенные Штаты и Россия вступили в конфликт по поводу вторжения в Украину и аннексии Крыма, а США ввели санкции против России. Кин принял позицию правительства и написал в газете Washington Times передовую статью, осуждающую «агрессию России».

В январе 2015 года Торшин был назначен заместителем управляющего Центрального банка России, эквивалента Федерального резерва США. В течение следующих нескольких лет он и Бутина вместе приезжали на ежегодные конвенции NRA и принимали высокопоставленных членов NRA в Москве. Бутина переводила Торшина, который не говорит по-английски.

Однажды, после того, как в отеле в Соединенных Штатах спросили, нужны ли им один или два гостиничных номера, Торшин сделал визитные карточки, в которых она была указана как его «специальный помощник». Прокуроры позже использовали этот выдуманный титул в качестве доказательства того, что она была сотрудником российского правительства, хотя Бутина сказала, что карточки предназначены для того, чтобы никто не принял ее отношения с Торшиным за романтические.

«Мои отношения с Торшиным похожи на отношения внучки с дедушкой, — сказала она мне. — Он никогда не «велел» мне что-либо делать, так как я не работала ни на него, ни на правительство».

В апреле 2015 года Торшин и Бутина присоединились к более чем 78 000 человек в Нэшвилле на съезде NRA. Бутина общалась с кандидатами, сфотографировалась со Скоттом Уокером, губернатором штата Висконсин и кандидатом в президенты, которому ее представил Дэвид Кин. Она была удивлена, что Уокер смог сказать несколько слов по-русски.

«Мы говорили о России, — написала она в своем блоге. — Я не слышала никакой агрессии по отношению к нашей стране, президенту или моим соотечественникам. Как знать, может быть, такие встречи — начало нового диалога между Россией и США и переход от холодной войны к мирному существованию двух великих держав?!».

Позже правительство охарактеризовало эту встречу как свидетельство того, что Бутина — это шпион, часть крупной российской «операции по оказанию влияния». Согласно показаниям ФБР против нее, Бутина была «тайным российским агентом», работавшим «по указанию» Торшина от имени российского правительства с целью «развивать отношения с американскими политиками для установления … обратных каналов связи». Все поездки и встречи Бутиной в Соединенных Штатах, в этом свете, были свидетельством заговора с целью «проникнуть» в национальный аппарат принятия решений США для продвижения повестки дня Российской Федерации».

Кин насмехался над этой идеей.

«Она была типичной молодой женщиной середины двадцатых, интересующейся политикой, и она хотела, чтобы ее сфотографировали, — сказала мне Кин. — Она ничем не отличалась от 200 похожих женщин, которых вы встретите здесь или где-либо еще. Если это их идея шпионажа, они действительно испытывают боль».

В феврале 2016 года Бутина снова отправилась в Соединенные Штаты, чтобы выступить с докладом на Конференции по международным делам в Санкт-Петербурге, штат Флорида. До этого она ездила на Международную конвенцию Сафари-клуба в Лас-Вегасе с Джо Грегори, богатым членом НРО, с которым она познакомилась в Москве. Там был Торшин, и Бутина позвонила Эриксону, чтобы узнать, не хочет ли он присоединиться к ним. «Он говорит: «Ну, на самом деле у меня есть друг, большой охотник, который любит Россию и верит в мир с дружбой США и России», — сказала Бутина. — И если вы хотели бы встретиться с ним, он там».

Другом был Джордж Д. О’Нил-младший, 68 лет, правнук Джона Д. Рокфеллера-младшего и наследник состояния Рокфеллера. Он и Эриксон знали друг друга с начала 1990-х годов, когда Эриксон руководил президентской кампанией Пэт Бьюкенен. В 2010 году О’Нил и его отец спонсировали совместную конференцию США-Россия в Москве. «Я познакомился с Торшиным задолго до того, как встретил Марию, — сказал мне О’Нил. — Он был парнем Горби, человеком эпохи Горбачева, и отсюда возник этот импульс к работе с Америкой».

Фото: mariabutinafund.ru

Бутина и О’Нил обсудили способы преодоления разногласий между двумя странами

Некоторое время спустя она получила от него приглашение, в котором говорилось, что он хотел бы устроить обеды для «интеллектуалов, которые верят в дружбу США-Россия». Целью обедов было «продвижение реалистичной и сдержанной внешней политики и работа по значительному улучшению».

Пока Бутина изучала магистерские программы в Соединенных Штатах, О’Нил предложил ей помочь с финансами. Помощь была критически важной, так как ее родители в Сибири не могли позволить себе такие расходы. Торшин, ее предполагаемый спонсор, никогда не предлагал оплатить ее двухлетнее обучение.

Вместо этого это были О’Нил и ее парень Эриксон, который дал ей деньги, чтобы поступить в Высшую школу международного обслуживания Американского университета. В отличие от Скотта Уокера, с которым Бутина случайно встречалась и которого она позже будет обвинять в попытке влияния, ее настоящие связи были с такими людьми, как Эриксон и О’Нил, у которых было несколько связей в Вашингтоне, но на самом деле у них практически не было власти., Тем не менее, Бутина стремилась сыграть свою роль в тихой кампании О’Нила по открытию неформального канала связи США и России накануне выборов, и О’Нил видел в Бутиной того, кто мог бы помочь с этим проектом.

Однако Торшин хотел помочь Бутиной и О’Нилу. Она сказала Торшину, что О’Нил «близок к формированию будущей администрации Белого дома (независимо от того, какая сторона победит)», и что эти собрания «должны помочь экспертам Белого дома сформировать правильное отношение к России».

«Торшин был «очень впечатлен вами и выражает огромную признательность за то, что вы делаете для восстановления отношений между двумя странами», — написала Бутина О’Нилу. — Он также хочет, чтобы вы знали, что россияне поддержат усилия с нашей стороны». Это было еще одно доказательство, которое правительство использовало против Бутиной.

В апреле 2016 года, когда в Соединенных Штатах кипел политический сезон, Бутина и Торшин обсудили возможность участия Торшина в следующем месяце в конвенции NRA. Торшин не был уверен, что сможет поехать, потому что время проведения конференции противоречило его обязанностям в Центральном банке России.

«Надеюсь, ваша начальница поймет, — писала Бутина Торшину 28 апреля. — Это важный момент для будущего нашей страны».

Это были наивные надежды аспирантки, а не заговор кремлевского боевика, как утверждало правительство США. Если бы Бутина была шпионом, а Торшин — ее помощником, ей, несомненно, приказали бы «обрабатывать» по-настоящему влиятельного человека — там были сотни людей — а не идеалистических аутсайдеров вроде О’Нила. Тем не менее, власти США привели все эти сообщения в качестве доказательства того, что она работала от имени российского правительства.

Майский ужин состоялся в вашингтонском зале Армейского военно-морского клуба, недалеко от Белого дома. «Мария приехала с Полом Эриксоном, — сказал адвокат, который присутствовал на ужине, но попросил, чтобы его имя не использовалось». Он добавил, что Бутина сказала всем, что она близкий друг и соратник Торшина, и что они знали друг друга годами.

Летом 2016 года, когда в новостях появились сообщения о вмешательстве России в выборы, вести себя сдержанно было сложно. Это было особенно тревожно для Бутиной.

«Прямо сейчас я сижу здесь очень тихо после скандала о том, что наша ФСБ взломала электронные письма [Демократической партии], — написала она Торшину в июле 2016 года, ссылаясь на сообщения, опубликованные WikiLeaks 22 июля подозреваемыми российскими хакерами. — Мои слишком грубые попытки подружиться с политиками прямо сейчас, вероятно, будут неверно истолкованы». Торшин не мог помочь. Он просто сказал ей, что она «поступает правильно».

Бутина продолжала помогать О’Нилу организовывать его обеды

Среди тех, кого она пригласила, по настоянию Эриксона, был Дж.Д. Гордон, бывший командующий военно-морским флотом и официальный представитель Пентагона, с которым она познакомилась 28 сентября 2016 года на социальном мероприятии. Предыдущие шесть месяцев он занимал должность директора по национальной безопасности кампания Трампа и ожидал продолжения этой работы, если Трампа изберут. Бутина отправила Гордону электронное письмо.

«Эти обеды были организованы Джорджем О’Нилом, консервативным американским бизнесменом, гением общественной политики, — написала она. — Обеды являются частными, неофициальными, и НИКТО не бывает там в своем «официальном» качестве. Это просто возможность поговорить о том, как может выглядеть умная будущая дипломатия».

Несколько часов спустя Гордон ответил, сказав, что не сможет присутствовать. Но через пару недель пригласил Бутину на концерт, а позже и на свой день рождения. Агенту влияния Кремля, каким могла бы быть Бутина, Гордон мог показаться идеальным объектом: высокопоставленный военный офицер, имеющий связи с Пентагоном высокого уровня, широко цитируемый вашингтонский инсайдер и ключевое лицо национальной безопасности накануне выборов. Но вместо того, чтобы завербовать, Бутина уволила его, потому что ее интерес был — помогать О’Нилу с его обедами, а не Москве с ее шпионажем. Столь же странно для секретного агента, что она не рассказала Торшину о Гордоне.

После избрания Трампа и множества обвинений в российском вмешательстве политический климат стал еще более ядовитым. Но когда Торшин объявил, что планирует пригласить группу выдающихся русских на национальный молитвенный завтрак в феврале, сразу после инаугурации, О’Нил согласился провести еще один из его обедов. Бутина снова помогла с гостевым списком. С тех пор как она впервые приехала в Соединенные Штаты, она проводила большую часть своего времени, общаясь с консерваторами и членами Республиканской партии. Теперь она собиралась объединить их с другими россиянами и, надеюсь, установить неформальный обратный канал связи между двумя странами.

«Люди в списке отобраны вручную [Торшиным] и мной, и они ОЧЕНЬ влиятельны в России», — написала Бутина Эриксону 30 ноября 2016 года.

Бутина и Торшин даже заигрывали с идеей заставить самого Путина возглавить российскую делегацию на молитвенном завтраке. Они полагали, что присутствие Путина вскоре после президентских выборов станет большим шагом на пути к улучшению отношений между США и Россией.

Фото: facebook.com/mariavbutina

Российское правительство отказалось присылать официальных представителей и в 2017

Тем не менее, для властей США тот факт, что Бутина и Торшин даже разговаривали с российским правительством и приглашали «влиятельных» россиян на обед и молитвенный завтрак О’Нила, был доказательством того, что они работают на Кремль. ФБР так и не раскрыло, почему начало расследование по делу Бутиной, но, вероятно, это было частью расследования возможных связей Торшина с русской мафией, о которых ФБР было предупреждено в 2012 году.

Примерно через два года после начала расследования, правительству США еще не удалось найти ничего, с чем можно было бы обвинить Бутину. Одна идея состояла в том, чтобы показать, что Бутина была каналом для незаконных денежных средств, идущих от Путина к кампании Трампа, через связи Торшина и Бутиной с NRA. NRA сообщила, что потратила 30 миллионов долларов на поддержку Трампа, почти в три раза больше, чем пожертвовала кандидату от республиканцев Митту Ромни в 2012 году. Расследование было передано прессе. Но следствие не представило доказательств незаконных денежных переводов.

Расследование сенатского комитета и неожиданный набег ФБР на квартиру Бутины также не дали ничего. Годы физического наблюдения, которые включали в себя тайное следование за ней, в том числе, на встречах с автором этой статьи, обошлись примерно 1 миллион долларов или более, и также закончились.

Согласно показаниям ФБР, связям Бутиной с консервативными активистами и политиками на низком уровне, ее попыткам помочь О’Нилу с его обедами и даже ее идеалистическим мыслям о сближении двух стран — все это было частью зловещего антиамериканского заговора. Такого рода предположения, по сути, являются началом и концом дела против Марии Бутиной.

Одним из ключевых доказательств ФБР является четырехлетний обмен электронной почтой с Эриксоном, в котором Бутина фантазирует о возможном дипломатическом проекте, направленном на построение конструктивных отношений между Россией и США, и предполагает, что такой проект потребует бюджета 125 000 долларов США для участия в конференциях и Республиканском национальном конгрессе.

Однако агент ФБР по делу Бутиной Хелсон не упомянул в письменных показаниях то, что никто из России никогда не финансировал Бутину, не было никакой операции по оказанию влияния. Это был разговор, не более того.

Хелсон также описал содержимое компьютера Бутиной, где он обнаружил еще один четырехлетний разговор, на этот раз с Торшиным, в котором они обсуждали статью, призывающую к улучшению отношений между США и Россией. Она отправила ему статью для чтения. Торшину статья понравилась. Поэтому Бутина — шпион. Вот вам качество дела ФБР. Когда Скотт Уолкер объявил о своей кандидатуре на пост президента, Торшин попросил Бутину «написать [ему] что-нибудь краткое», что она и сделала. Это также стало еще одним доказательством для Хельсона, что Бутина была тайным агентом Кремля. Такие откровения продолжаются на десятках страниц.

«Я никогда не работала на правительство и оно никогда мне не платило», — сказала мне Бутина, и ни одно доказательство этого не было предоставлено ФБР или прокуратурой.

На самом деле можно утверждать, что Бутина работала на О’Нила, а не на Торшина. Именно он платил ей за обучение, и она помогала ему с его обедами и мероприятиями.

Арест Бутиной на таких основаниях создал чрезвычайно опасный прецедент. Почему российское правительство не может просто вернуть услугу Соединенным Штатам? Путин даже предположил, что арест Бутиной приведет к возмездию. «Закон возмездия гласит: «Око за око или зуб за зуб»», — сказал он на пресс-конференции 20 декабря.

28 декабря российские власти арестовали американского гражданина Пола Николаса Уилана, бывшего морского пехотинца, который присутствовал на свадьбе в Москве. Его обвинили в шпионаже. Как и Бутина, он часто бывал в стране, проявлял к ней интерес, был лицензированным торговцем оружием и, вероятно, ни в чем не виновным человеком. Теперь ему грозит 20-летний тюремный срок в России — вероятно, он был арестован просто в отместку за арест Бутиной.

Обвинители, столкнувшись с делом, связанным с дружескими ужинами и небольшим количеством доказательств, наткнулись на идею секса с Бутиной в роли Кремлевского красного воробья.

«Они интересовались сексом», — сказал мне один из свидетелей, опрошенных ФБР. Они «хотели знать, занимался ли О’Нил сексом с Марией». Женатый мужчина и отец пятерых детей отрицал обвинение в том, что у него был роман с Бутиной. «Это смешно, — сказал он мне. — Эти парни слишком много смотрели телевизор».

Адвокат Бутиной утверждал, что иск был ложной и преднамеренной «сексистской клеветой». Основанием для обвинения в том, что она обменяла секс на доступ к данным, была шутка в сообщении давнему другу. Друг с юмором жаловался на то, что взял ее машину для оформления страховки: «Я не знаю, что ты должна мне за эту страховку». Бутина ответила: «Секс. Большое спасибо. У меня больше ничего нет». Друг ответил в том же стиле, что секс с Бутиной его не интересовал. Адвокаты Бутины указали, что прокуроры «неправильно цитировали ее сообщения, выводя их из контекста, и неправильно переводили русские сообщения, изменяя их значение».

Для Бутиной клевета была «просто сексистской историей»

«Я до сих пор считаюсь источником денег, приманкой, всем этим сумасшедшим материалом». Правительство также ложно обвинило ее в использовании ее магистерской программы в качестве прикрытия, чтобы остаться в Соединенных Штатах. Она была разочарована.

«Я приехала сюда, потому что дети моего поколения верили в США. Это место, где соблюдаются права человека. Они просто разбили мою репутацию».

Месяцы спустя, когда адвокаты Бутиной, наконец, заставили прокуроров раскрыть невинные сообщения, Кенерсон заявил, что это было простое недоразумение с их стороны. Высокопоставленный сотрудник ЦРУ, тесно сотрудничавший с ФБР по многим случаям шпионажа, высказал циничное мнение о контрразведывательной работе бюро.

«Они хотят генерировать заголовки. Их не волнует, достоверна информация или нет, — сказал он. — Мне жаль Бутину; она попала во весь этот вихрь. Им все равно, кто пострадает в этом процессе».

Дрисколл, адвокат Бутиной, бывший заместитель помощника генерального прокурора в Отделе гражданских прав Министерства юстиции, занимался политическими делами и вопросами национальной безопасности в течение десятилетий, но никогда ничего подобного не делал.

«Я периодически просыпаюсь ночью и думаю, что это происходит в какой-то альтернативной реальности», — сказал он мне. «Шпион», который публикует каждый свой шаг в социальных сетях; «спонсор», который путешествует и открыто общается со своим подопечным; и «миссия» с целью подорвать Соединенные Штаты, устраивая дружеские ужины с русскими и американцами, стремящимися к миру».

23 ноября 2018 года Бутина легла спать на коврике на серой цементной кровати в своей камере. Шел 81-й день в одиночном заключении. Несколько часов спустя, среди ночи, она была разбужена и направилась в новую камеру 2E05, в которой была сплошная стальная дверь и никакого общения. Прокуроры надеялись заставить ее признать себя виновной и даже согласились снять с нее основное обвинение: действия в качестве незарегистрированного иностранного агента России. Пятнадцать дней спустя, все еще в одиночестве, она подписала соглашение, признав себя виновной в меньшем обвинении, в одном заговоре.

Во время наших допросов перед ее арестом Бутина сказала мне, что она была «большой поклонницей» приключений Алисы в стране чудес. «Мне нравится эта история, — сказала она. — Почему-то она очаровывает меня. Кажется, все просто, но это такая сложная история»

Выйдя из самолета, чтобы поступить в аспирантуру, в самом начале водоворота Трамп-Россия, она, как и Алиса, начала падать в кроличью нору.

Читайте также на ForumDaily:

Преступники года: наши люди, арестованные в США в 2018 году

Сдала своего босса: в чем еще призналась Мария Бутина

Прокуратура США признала, что ошиблась в обвинениях россиянки Бутиной

‘Privyet Maria, kak di la’: как Бутина общалась с членом команды Трампа

Как Мария Бутина обвела вокруг пальца российскую оппозицию — эксклюзив ForumDaily

Кто такой Пол Эриксон, через которого россиянка Бутина пыталась пробиться в американскую политику

Уважаемые читатели ForumDaily!

Спасибо, что остаетесь с нами и доверяете! За последние четыре года мы получили массу благодарных отзывов от читателей, которым наши материалы помогли устроить жизнь после переезда в США, получить работу или образование, найти жилье или устроить ребенка в садик. Мы рады, что помогаем вам в период иммиграции, который может быть довольно сложным.

Сейчас мы хотим попросить ВАС о поддержке. Качественная журналистика достаточнo затратная. После резкого сокращения рекламных поступлений от Facebook, наши доходы не покрывают расходы на содержание редакции, что ставит под угрозу беспрерывную работу сайта. Мы не вводим платную подписку, как это делают многие американские СМИ, и предоставляем доступ ко всем нашим материалам бесплатно, поскольку понимаем, насколько важно для русскоязычных иммигрантов получать проверенную информацию на родном языке. $5, $10, $20 — любая сумма, которой вы сможете поделиться с нами, поможет выжить сайту, а значит, мы сможем и дальше предоставлять полезную информацию тысячам иммигрантов. Поддержите качественную журналистику! Мы верим в силу наших читателей!

Всегда ваш, ForumDaily!

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Разное Россия и США Ликбез шпионаж в США Мария Бутина


 
1084 запросов за 2,364 секунд.