The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Личный опыт: как я сбежала из монастыря после 12 лет монашества, поняв, что Бога там нет

Флоренсия Люсе, девушка из благополучной большой семьи, прожила в монастыре 12 лет, уйдя туда еще подростком. Она сбежала из уединенного монастыря из-за контроля и психологических манипуляций и начала новую жизнь, сообщает BBC.

Фото: IStock

Однажды утром, не спрашивая разрешения, Флоренсия Люсе сняла трубку и позвонила семье. “Ждите меня дома. Надо с вами поговорить”, – сказала она в телефон.

Она собрала свои вещи и вышла на улицу.

Это решение зрело в ее голове многие годы. И в одно декабрьское утро она решилась бежать из уединенного монастыря, где провела 12 лет.

По теме: Дуэйн Джонсон в детстве воровал шоколадки из магазина на Гавайях: сейчас он вернулся туда и исправил ошибки молодости по-крупному

В монастыре Флоренсию не удерживали силой. Но контроль и психологические манипуляции, которые, по ее словам, она там испытала, не давали ей уйти раньше.

Она выросла в семье среднего класса в Буэнос-Айресе и сегодня воспринимает свой опыт как результат собственной растерянности и потребности найти себя в большой семье.

Она также считает, что собственный идеализм и плохие советы духовного наставника повели его ложным путем.

Флоренсия признает, что в монашестве были и “прекрасные моменты”, но их омрачили мелочные проблемы, далекие от духовной жизни, к которой она стремилась, когда шла в монастырь.

Однако чтобы порвать с этой жизнью, ей понадобилось более десяти лет.

Сейчас она с мужем и дочерью живет в Нью-Джерси.

Вот ее история.

Детство и юность

Флоренсия выросла в Буэнос-Айресе в семье среднего класса с пятью детьми. Семья посещала церковь, но религиозной она не была. Флоренсия ходила в обычную школу. В 19 лет она задумалась о религиозном призвании.

Изучая сельское хозяйство в Католическом университете, она почувствовала зов.

“Это было очень внезапно и быстро. Помню момент, когда испытывала четкое ощущение, что Бог меня зовет — просто физически ощутила”, – говорит она.

Ее духовный наставник рассказал о монастыре и заверил Флоренсию, что она идеально подходит для созерцательной монашеской жизни.

“Когда я сейчас думаю об этом, то понимаю, что тот “религиозный зов” был отчасти моим юношеским экстазом, поиском себя. Я бросилась в религию отчасти и потому, что почувствовала необходимость покинуть родительский дом”, – говорит она.

Некоторые из ее друзей поженились в 20 лет, чтобы вырваться из-под родительского контроля, а Флоренсия получила возможность стать монахиней.

Ее семья жила дружно, но в доме всегда было много людей, и Флоренсии не хватало личного пространства. Кроме того, идеалистка внутри нее хотела сделать что-нибудь для этого мира.

Это была ошибка, порыв.

Решение

Родители ее решения не поняли, а братья и сестры сказали Флоренсии, что она сошла с ума. До монашеской жизни у нее было много друзей. Она была общительным человеком, любила спорт, встречалась с парнем.

Но когда Флоренсия поговорила с настоятельницей монастыря, то ни о чем другом уже не думала. Ее приняли сразу – не советовали подождать, подумать или сначала окончить университет.

“Моя слабая вера тоже не вызывала сомнений. Когда я услышала о монашеской жизни, она показалась мне идеальной”, – говорит женщина.

Правила

В монастыре связь с внешним миром обрывается. Флоренсия привезла с собой только самую простую одежду — никаких книг, радио и личных вещей.

Ее направили к молодой женщине, которая провела и объяснила порядок и правила, которые нужно было соблюдать – так устроен монашеский мир. К примеру, есть правило тишины: пока готовишь, убираешь или идешь на занятия, разговаривать нельзя.

День монахини состоит из литургии, медитации, учебы, работы и молитв.

“Мы молились за семью или разрешение конфликтов. Сегодня, например, это была бы война в Украине. За что молиться решала настоятельница. Каждый день она получала свежую газету, вырезала статьи, которые, по ее мнению, представляют интерес, и оставляла их в комнате, где мы могли их прочесть, – говорит Флоренсия. – Информация фильтровалась, к другой доступу не было: источником была только настоятельница или семья (но их визиты становились все реже). Все это должно было приблизить меня к Богу”.

Пустяковые вещи

Флоренсия говорит, что очень полюбила сестер. “Это были духовные люди, ставшие моей семьей. Но с ними было много конфликтов. Монастырь – чрезвычайно закрытая среда со многими нарушаемыми правилами”, – вспоминает она.

Флоренсия говорит, что от монахинь ожидают духовной чистоты и преданности. По ее словам, это настолько амбициозная цель, что мало кто может ее добиться. “Я тоже видела много людей, которых там не должно быть. И поняла, что это мир зависти и конкуренции, где есть группы и люди, желающие “сделать карьеру”, как в бизнес-компании”, – говорит Флоренсия.

Монастырь – вертикальная организация, где настоятельница является духовной наставницей каждой монахини. Она единственная, с кем разрешено обсуждать конфликты, и она сама часто оказывается в их эпицентре, ведь монахини стремятся получить ее внимание и соревнуются за ее благосклонность.

Флоренсия говорит, что тоже было с симпатиями и антипатиями других монахинь – так возникали нездоровые отношения.

“Мы жили этими связями, стремились привлечь к себе внимание. Жизнь во имя Бога постепенно превращалась в жизнь во имя настоятельницы. Все это приводило к психическим проблемам, которые проявлялись в разных заболеваниях. Многие сестры страдали от проблем с желудком и головной боли, но, когда их осматривал врач, ничего не находил”, – рассказывает женщина.

Девушки жили в замкнутом пространстве. По словам Флоренсии, они воспринимали небольшую проблему как катастрофу, постоянно делая из мухи слона. А поскольку говорить им запрещали, они застряли в постоянных раздумьях о незначительных вещах.

Кроме того, говорит женщина, им не хватало физических нагрузок, занятий спортом.

“В монастыре было полно растерянных молодых женщин. Эта среда умственно и эмоционально очень истощала, и однажды я спросила себя: что я там вообще делаю?” – рассказывает Флоренсия.

Сомнения

Уже в первый год она стала сомневаться, действительно ли имеет религиозное призвание. Но сначала ей нравилась жизнь в монастыре – она любила учиться и петь.

Были определенные трудности, но настоятельница объясняла, что это случается со всеми монахинями. Она также говорила Флоренсии, что она очень хорошо адаптировалась и имеет настоящее призвание.

“Когда я заводила разговор о том, что хочу уйти, она плакала, и это всегда заставляло меня остаться. Не думаю, что у нее были плохие намерения, скорее хотела, чтобы в монастыре было больше образованных девушек. Настоятельница взяла нас под свою опеку, потому что надеялась, что сможет сформировать нас для монашеского будущего”, – рассказывает женщина.

Поскольку Флоренсия умела водить машину, настоятельница брала ее к своей матери, в кафе или в магазин за покупками.

Это официально запрещалось, и Флоренсия не могла никому ничего рассказывать.

Сначала все это ей нравилось, но потом послужило причиной внутреннего кризиса.

Кризис

“Настал момент, когда я поняла, что, выбирая жизнь в монастыре, хотела изменить себя и помочь изменить мир, но я должен заботиться о мелочах, – говорит Флоренсия. – Я молилась, но самым важным оказалось наладить хорошие отношения с другими монахинями, чтобы они давали работу лучше, чем уборка туалетов”.

Однако спусковым крючком стала поездка в монастырь во Франции, куда Флоренсию отправили помогать. Когда она вернулась, то почувствовала, что отношение к ней изменилось.

Потом умерла ее бабушка, с которой они были очень близки. Ее не пустили на похороны, но при этом разрешали пить чай с матерью настоятельницы.

Это помогло Флоренсии увидеть все яснее. Она еще больше усомнилась в своем призвании и самое главное – она поняла, что становится психически больной.

Так что за 12 лет она наконец решилась порвать с той жизнью.

Конец

Она много раз пыталась уйти, но настоятельница всегда убеждала ее остаться. Поэтому Флоренсия перестала с ней разговаривать, сама все решила и однажды просто оставила письмо на ее столе.

Девушка взяла свои вещи и, делая вид, что идет по делам, попросила открыть ей дверь.

“Я не считаю это бегством. Это был единственный способ выбраться из психологического и эмоционального рабства. Но в монастыре меня раскритиковали за такой поступок. Плана действий у меня не было, но знала, что должна уйти оттуда и что получу поддержку семьи”, – говорит женщина.

Это была очень трогательная встреча. Прошло много лет, а семья и не подозревали о внутренних конфликтах Флоренсии. Они говорили, плакали и были очень счастливы.

Новая жизнь

Когда Флоренсия вышла,она была бледна, худа и почти ничего не ела. Потребовались недели, чтобы физически восстановиться. Понемногу она начала обучаться, устроилась на работу. Встретила мужчину, за которого потом вышла замуж.

“Терапия и поддержка семьи и друзей помогли преодолеть тоску. Мне очень повезло, – говорит женщина. – Вернувшись в реальный мир, я легко адаптировалась – это напоминало возвращение рыбы в воду. Я много думала, почему провела в монастыре много лет. Полностью я еще не ответила на этот вопрос”.

“Мне нравилась тамошняя жизнь, время, которое давали на обучение или чтение, но я думаю, что главным фактором было влияние настоятельницы, очень харизматической женщины, которая имела большую власть над всеми”, – вспоминает Флоренсия.

Вам может быть интересно: главные новости Нью-Йорка, истории наших иммигрантов и полезные советы о жизни в Большом Яблоке – читайте все это на ForumDaily New York.

Этот же вопрос возникает у людей, которые остаются в секте или в разрушающем их браке. Женщина говорит, что ни о чем не жалеет, что это был важный опыт. Жалеет она только о том, что она посвятила этому слишком много времени.

Размышления и советы

“Мой опыт не сломал мою веру в Бога или в духовную жизнь, но теперь я нахожу это в литературных текстах или во время прослушивания концерта, а не в институте церкви, чьи приказы, разногласия и лицемерие я не воспринимаю”, – говорит Флоренсия.

Она советует всем, кто думает о монашеской жизни, не торопиться получить другой опыт, прежде чем выбрать этот путь.

“Священников я просила бы не привлекать молодежь. Дать им время на размышления, ведь когда они уязвимы, то на 100% верят в то, что слово священника – это слово божие”, – говорит Флоренсия.

Читайте также на ForumDaily:

В посольстве Украины в Испании взорвалась бомба: она была заложена в письмо

За кресло мэра города во Флориде борется русскоязычная кандидатка: что о ней известно

Джилл Байден украсила Белый дом к праздникам: как он выглядит и как попасть туда на экскурсию

Разное Ликбез монахиня побег из монастыря
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? – Поддержите нас донатом! А еще подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. Кроме того, не забудьте оформить подписку на наш канал в Telegram – там много интересного. И присоединяйтесь к тысячам читателей ForumDaily Woman и ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1161 запросов за 2,071 секунд.