The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

‘Это идиотская война’: российский десантник, побывавший в Украине, рассказал, что думает о вторжении

Павел Филатьев знал последствия своих слов. Бывший десантник понимал, что ему грозит тюрьма, что его назовут предателем и от него отвернутся друзья. Собственная мать убеждала его бежать из России, пока он еще мог. Но он все равно высказал свое мнение. Что россиянин думает о войне в Украине, рассказало издание The Guardian.

Фото: IStock

«Я не вижу справедливости в этой войне. Я не вижу здесь правды, — сказал он сидя столиком в кафе в московском финансовом районе. Это была его первая встреча с журналистом лично после возвращения с войны в Украине. — Я не боюсь сражаться на войне. Но мне нужно чувствовать справедливость, понимать, что то, что я делаю, правильно. И я считаю, что все это проваливается не только потому, что правительство все украло, но и потому, что мы, русские, не чувствуем, что делаем правильно».

Две недели назад Филатьев зашел на свою страницу в соцсети «ВКонтакте» и опубликовал 141-страничную сенсацию: ежедневное описание того, как его десантное подразделение было отправлено на материковую Украину из Крыма, вошло в Херсон, захватило морской порт и было под Николаевом более месяца под сильным артиллерийским обстрелом. А потом — как в итоге его ранило и он эвакуировался с глазной инфекцией.

К тому времени он был убежден, что должен разоблачить гниль, лежащую в основе российского вторжения в Украину.

«Мы сидели под артиллерийским обстрелом, — сказал он. — Тогда я уже подумал, что мы тут чушью занимаемся, на хрена нам эта война? И у меня действительно была такая мысль: “Боже, если я выживу, то сделаю все, что в моих силах, чтобы остановить это”».

Он потратил 45 дней на написание мемуаров о конфликте нарушив омерту, согласно которой даже слово «война» было запрещено публично.

«Просто не могу больше молчать, хотя знаю, что, наверное, ничего не изменю. Может, я поступил глупо навлекая на себя столько неприятностей», — размышляет Филатьев.

По теме: ‘Неисправный, наглухо задраенный, тяжелый бронепоезд’: бывший дипломат рассказал, почему внешняя политика России неэффективна

Его мемуары ZOV названы в честь тактических опознавательных знаков, нанесенных на машины российской армии, которые стали российскими символом войны. До сих пор не было более подробного, добровольного отчета от российского солдата, участвовавшего во вторжении в Украину. Выдержки были опубликованы в независимой российской прессе, а Филатьев появился на видео для телеинтервью на телеканале «Дождь».

«Очень важно, чтобы кто-то высказался первым, — сказал Владимир Осечкин, глава правозащитной сети Gulagu.net, помогавший Филатьеву покинуть Россию. Это сделало Филатьева первым известным солдатом, бежавшим из России из-за противодействия войне. — И это открыло ящик Пандоры».

Российский сайт расследований iStories, который Россия запретила в стране, опубликовал признание другого российского солдата, который на камеру признался в расстреле и убийстве мирного жителя в украинском городе Андреевка.

Филатьев, служивший в 56-м гвардейском десантно-штурмовом полку, базирующемся в Крыму, описал, как его измученное и плохо оснащенное подразделение ворвалось на материковую Украину под градом ракетного обстрела в конце февраля почти не имея конкретных целей или логистики, не имея ни малейшего представления, почему вообще идет война.

«Мне потребовались недели, чтобы понять, что на территории России вообще не было войны, и что мы просто напали на Украину», — сказал он.

В какой-то момент Филатьев описывает, как десантники, элита российской армии, захватили Херсонский морской порт и тут же начали захватывать «компьютеры и все ценное, что смогли найти». Затем они обыскали кухню в поисках еды.

«Мы, как дикари, ели там все: овёс, кашу, варенье, мёд, кофе… Нам было наплевать на все, нас и так до предела довели. Большинство из нас провели месяц в поле без намека на комфорт, душ или нормальную еду, — заметил Павел. — К какому дикому состоянию нужно довести людей, чтобы они не задумывались о том, что им нужно спать, есть и умываться. Все вокруг вызывало у нас мерзкое чувство. Как несчастные, мы просто пытались выжить».

«Я знаю, что для иностранного читателя это прозвучит дико, — сказал он описывая однополчанина, укравшего компьютер. — Но солдат понимает, что это стоит больше, чем одна его зарплата. И кто знает, будет ли он жив завтра. И он берет. Я не пытаюсь оправдать его поступок. Но наверное важно сказать, почему люди так себя ведут».

Десантник долго выступал против того, что он назвал «деградацией» армии, включая использование устаревшего снаряжения и транспортных средств, из-за которых российские солдаты подвергались контратакам со стороны Украины. По его словам, винтовка, которую ему дали перед войной, была ржавой и со сломанным ремнем.

«Мы были просто идеальной мишенью, — констатировал он описывая поездку в Херсон на устаревших и небронированных грузовиках УАЗ, которые иногда простаивали на месте по 20 минут. — Был непонятен план — как всегда никто ничего не знал».

Вам может быть интересно: главные новости Нью-Йорка, истории наших иммигрантов и полезные советы о жизни в Большом Яблоке – читайте все это на ForumDaily New York

Филатьев описывает, как его подразделение, поскольку война затянулась, почти месяц провело в окопах возле Николаева под огнем украинской артиллерии. Именно там снаряд попал ему в глаз, что привело к инфекции, которая чуть не лишила его зрения.

По мере того как на фронте росло разочарование, он писал о сообщениях солдат, преднамеренно стреляющих в себя, чтобы сбежать с фронта и получить 3 миллиона рублей ($50 тыс.) в качестве компенсации, а также о слухах об актах увечья пленных солдат и трупов.

В интервью он сказал, что лично не видел актов насилия, совершенных во время войны. Но описал культуру гнева и негодования в армии, которая разрушает фасад полной поддержки войны, изображаемый российской пропагандой.

«Большинство людей в армии недовольны тем, что там происходит; они недовольны правительством и их командирами; они недовольны президентом России Владимиром Путиным и его политикой; они недовольны министром обороны, который никогда не служил в армии», — написал он.

По его словам, с тех пор, как он обнародовал информацию, все его подразделение прекратило с ним контакт. Но он считает, что 20% из них полностью поддержали его протест. И многие из них в тихих беседах рассказывали ему о невольном чувстве уважения к патриотизму украинцев, сражающихся за свою территорию. Или жаловались на жестокое обращение России с собственными солдатами.

«Ветеранов здесь никто не лечит», — сокрушается Павел. В военных госпиталях, говорит, он встречал недовольных солдат, в том числе раненых матросов с крейсера «Москва», потопленного украинскими ракетами в апреле. А в своей книге десантник заявил, что «есть куча погибших, родственникам которых не выплачены компенсации», подтверждая сообщения СМИ о том, что раненые солдаты месяцами ждут выплаты.

Первоначальный план Филатьева состоял в том, чтобы опубликовать свои мемуары и немедленно сдаться полиции. Но активист Осечкин посоветовал ему передумать и неоднократно призывал бежать из страны.

«Вот я уезжаю, еду в Америку, и кто я там? Что должен делать? — рассуждает он. — Если я не нужен даже в своей стране, то кому нужен там?»

Вот почему в течение двух недель Филатьев каждую ночь останавливался в разных гостиницах и поместил свою жизнь в один рюкзак, который носил с собой стараясь быть на шаг впереди милиции.

The Guardian не смог самостоятельно проверить все подробности рассказа Филатьева, но нашел документы и фотографии, свидетельствующие о том, что он был десантником 56-го полка ВДВ, дислоцированного в Крыму, его госпитализировали с травмой глаза, полученной в апреле при «выполнении спецзадач в Украине», и что он написал напрямую в Кремль о своих жалобах на войну перед публикацией.

34-летний Филатьев родился в семье военного в городе Волгодонске на юге страны и провел много времени в армии. По его словам, после службы в Чечне в конце 2000-х он почти десять лет работал дрессировщиком лошадей у богатых клиентов, прежде чем вернуться на службу в 2021 году по финансовым причинам.

Теперь он другой человек. Павел по-прежнему крепко сложен и красноречив, но война и стресс берут свое. Его покрытые шрамами щеки заросли двухнедельной щетиной. Он до сих пор плохо видит правым глазом и горько смеется над тем, что ему приходится жаловаться на российскую армию иностранному журналисту .

«Говорят, что героизм одних — вина других, — заметил он. — На дворе XXI век, мы начали эту идиотскую войну и в очередной раз призываем солдат к подвигам, к самопожертвованию. Разве проблема, если мы сами вымрем при этом?»

Больше всего его интересовало, почему он до сих пор свободен. Павел слышал, что его подразделение готовилось предъявить ему обвинение в дезертирстве — обвинение, за которое можно попасть в тюрьму на долгие годы. И все же ничего не произошло.

По теме: Россия прекратила сотрудничество с Америкой по ядерному оружию: Кремль говорит, что это временно

«Я не понимаю, почему меня до сих пор не схватили, — говорил он при встрече на вокзале в Москве. — Я сказал больше, чем кто-либо за последние шесть месяцев. Может быть, они не знают, что со мной делать».

Это загадка, которую он, возможно, никогда не разгадает. Филатьев бежал из страны неизвестным маршрутом. Через два дня Осечкин заявил, что Филатьеву удалось бежать из России «до ареста». До сих пор неясно, предъявлено ли ему официальное обвинение в совершении какого-либо преступления в России.

«Почему я должен бежать из своей страны только за то, что сказал правду о том, во что эти ублюдки превратили нашу армию, — написал Филатьев в Telegram. — Меня переполняют эмоции, что мне пришлось покинуть свою страну».

Он остается одним из немногих российских солдат, которые публично высказались о войне, хотя и после месяцев мучительных раздумий, как сделать это не нарушая обязательств своей службы.

«Люди спрашивают меня, почему я не сложил оружие, — делится он. — Я против этой войны, но — я не генерал, не министр обороны, не Путин — я не знаю, как это остановить. Я бы ничего не изменил став трусом бросив оружие и своих товарищей».

Сидя на одной из оживленных улиц Москвы, Павел Филатьев выразил надежду, что все это закончится после народных протестов, как во время войны во Вьетнаме. Но пока, по его словам, это кажется далеким.

«Я просто в ужасе от того, что произойдет дальше, — резюмировал он. — Чем придется платить за это? Кто останется в нашей стране? Для себя я сказал, что это личная трагедия».

Читайте также на ForumDaily:

К 2050 году треть американцев будет жить в зонах экстремальной жары

Стоит побывать: 25 самых впечатляющих горных городов Америки

Английские слова, многозначность которых может поставить в тупик

Как заработать деньги, не выходя из дома: 50 простых и проверенных идей

Десять секретов моста ‘Золотые ворота’

Бесполезные и токсичные: 6 товаров, которые не стоит покупать в супермаркетах США

россиянин Наши люди война в Украине
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. Кроме того, не забудьте оформить подписку на наш канал в Telegram – там много интересного. И присоединяйтесь к тысячам читателей ForumDaily Woman и ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1190 запросов за 2,669 секунд.