The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Почему Нью-Йорк безопаснее Чикаго

Фото: Depositphotos

В то время как Соединенные Штаты противостоят насилию с применением оружия, Управление полиции города Нью-Йорк обнародовало обнадеживающие новости. На данный момент 2016 года, сообщает Управление, в городе произошло 435 инцидентов со стрельбой – рекордно низкое количество за последние 20 лет, а также 161 убийство. С другой стороны, в Чикаго в первой половине этого года стреляли в более чем 2000 человек и убили 315, что на 50% выше, чем в тот же период прошлого года. Только в выходные Дня поминовения стреляли в 64 человек. Шестеро из них умерли.

За этими заголовками прячется тот факт, что сегодня уровень преступности в Америке примерно вдвое ниже того, который был на пике 1991 года. Нью-Йорк из одного из «самых опасных городов Америки» превратился в «один из самых спокойных мегаполисов развитого мира».

Как пишет специалист по уголовному праву из Калифорнийского университета в Беркли Франклин Цимринг, Нью-Йорк – это, скорее, исключение из общей картины. С 1985 по 2009 год количество убийств снизилось на 82%, нападений – на 67%, а грабежей – на 86%. И хотя уровень преступности в Чикаго сейчас ниже, чем в 80-х или 90-х, город все еще менее безопасен, чем другие города: по данным на 2014 год, уровень преступности в Чикаго был на 32% выше, чем в Нью-Йорке, и на 44% выше, чем в Лос-Анджелесе (хотя почти вдвое (!) ниже, чем в Детройте, Сент-Луисе и Окленде). Сравнивая преступность Нью-Йорка и Чикаго, можно добраться до ключевых вопросов – например, как развиваются (или не развиваются) американские города, насколько изолированы их сообщества, как насилие передается между людьми и как, в конце концов, среда формирует поведение. И хотя академики, эксперты и другие специалисты предлагают свои объяснения, почему в конкретном городе растет или снижается преступность (например, из-за абортов), существует ряд вполне эмпирических объяснений этим тенденциям.

Поведение формируется «на районе»

Социолог из Бруклинского колледжа Алекс Витале скептически относится к влиянию правил общественного порядка на снижение уровня преступности. Он говорит, что его нужно воспринимать скорее в контексте общенациональной тенденции к снижению. «Правильно было бы понимать, что, наверное, полиция Нью-Йорка сделала что-то для снижения количества перестрелок в Нью-Йорке в сравнении с другими городами», – говорит Витале. – «Не то чтобы они задерживали и обыскивали всех на улице, чтобы отнять оружие, и из-за этого стали меньше стрелять, нет. Это не объясняет 95%-изменения количества краж автомобилей и грабежей».

Среда является лучшим объяснением. Именно в этой плоскости Нью-Йорк и Чикаго очень отличаются. Из-за экономических факторов, системной жилищной дискриминации, законов о зонировании, которые изолируют бедных, и многих других факторов, в Чикаго существуют зоны концентрированной бедноты, особенно для афроамериканцев. Исследование Пола Ярговски из Ратгерского университета за 2015 год обнаружило, что более трети всех бедных афроамериканцев Чикаго живут в районах переписи с уровнем бедности более 40% – тогда как в Нью-Йорке это только 26%.

Такая концентрация бедности приводит к «эффекту района», говорят социологи – то есть район проживания очень сильно влияет на поведение. К примеру, когда одиноких матерей Филадельфии размещали в общинах с низким уровнем бедности, их успешность в учебе была выше, чем в контрольной группе в общинах с высоким уровнем бедности. Витале говорит, что бедность, сконцентрированная в одном месте, становится повальной. Если вы подросток или молодая особа 20 лет и живете в такой среде, то, по мнению Витале, вам нужно демонстрировать способность к насилию, иначе вас постоянно будут делать жертвой. То есть это скорее самозащита, нежели желание быть хищником, считает социолог.

«В Нью-Йорке “эффект района” наблюдается лишь в нескольких местах», – говорит Витале. – Там концентрированная бедность – например, в формате социального жилья – является источником насилия с применением оружия. – Но в Чикаго треть города попадает под эту динамику».

Именно поэтому, по мнению социолога, работа с отдельными лицами не даст результатов в долгосрочной перспективе, поскольку она не меняет культуру среды. Когда одно поколение вырастает из насилия, садится под стражу или гибнет, следующая группа 13-14-летних готова заменить их. Структурная бедность создает социальные структуры.

Перестрелки заразны

Социолог Йельского университета Эндрю Папахристос говорит, что большинство насилия с применением оружия в Чикаго происходит не между чужими людьми, а в среде знакомцев. По данным Science of Us, 70% несмертельных огнестрельных ранений в Чикаго между 2006 и 2012 годами были нанесены внутри сети знакомств, покрывающей не более 6% всего населения города. И 89% этих жертв принадлежали к единой социальной сети, включающей 107 740 человек.

Из этого видно, как насилие с применением оружия – подобно курению или ожирению – передается от человека к человеку, как социальная зараза. Символичные мотивы – месть, обретение статуса и коллективная память – приводят к перестрелкам между бандами. И хотя на сегодня никто не проводил анализ нью-йоркских перестрелок с точки зрения социальных групп, можно предположить, что менее концентрированная бедность города, распределенная между пятью районами, означает более низкий уровень передачи «социальных зараз», чем в Чикаго – хотя без подтвержденных данных это остается всего лишь предположением.

В краткосрочной перспективе, говорит Папахристос, можно положить начало местным вмешательствам, похожим на те, которые оказались успешными в борьбе в ВИЧ. Также можно дополнить посещения полицией семей, которые пострадали от насилия с применением оружия, посещениями специалистов по травмам, поскольку немедленное вмешательство помогает снизить риск посттравматического стресса. Такие вмешательства на уровне небольших общин уже внедрены в других городах. В Ричмонде, Калифорния, работает программа для 50 молодых людей, которые больше всего подвержены риску стрелять или быть подстреленными, по которой они получают наставничество и месячную стипендию в обмен на воздержание от насилия и исполнение «жизненного плана» своих амбиций. Благодаря данной программе количество убийств с 2007 по 2014 год сократилось на 70%. Основатель программы ДеВон Богган рассказал, что ее целью является направление молодых людей в «правильное» русло и оказание им социальных услуг. Это, в свою очередь, снижает риск их «заражения» социальным насилием.

Объяснений для снижения уровня преступности, особенно в Нью-Йорке, так много, что этим нужно заниматься отдельно и с научным подходом. Среди всех этих соотношений и статистики становится понятным, что криминология – столь же важная наука, как и социология, и что ей понадобится много эмпирических исследований. Но, похоже, люди совершают насилие с применением оружия потому, что, подобно другим людям, попадают в среду людей и места, в котором живут. Поэтому если мы хотим изменить это токсичное, деструктивное поведение, нужно также изменить контекст, из которого оно происходит.

Читайте также на ForumDaily:

Нью-Йорк — город одиноких сердец

Нью-йоркская вода из-под крана признана лучшей в регионе

За 2016 год от огнестрельных ранений в Чикаго пострадали 2300 человек

Заходите на страницу ForumDaily в «Фейсбуке», чтобы быть в курсе последних новостей и комментировать материалы. Также следите в соцсети за событиями в своем городе — Майами, Нью-Йорке и Сан-Франциско Bay Area.

перестрелка безопасность полиция Нью-Йорка Нью-Йорк безопасность в США безопасность в Нью-Йорке безопасность в Чикаго


 
1056 запросов за 2,221 секунд.