The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

От США до Израиля: мифы и правда о медицине в развитых странах

Если спросить жителей вполне благополучных стран, довольны ли они своей медициной, — негативных ответов может быть неожиданно много. Иностранцев замучили формальности, длинные очереди и дороговизна страховок: например, в США к пациентам относятся «без души», а в Израиле приходится ждать операции годами.

Фото: Depositphotos

Америка: почти рай и страховка «на суд»

Модель обеспечения населения медицинскими услугами в США работает так. На здравоохранение США тратят ежегодно 16% ВВП — больше всех в мире. Но равного доступа американцев к его благам все равно нет. Так, в 2018 году 15% американцев не были застрахованы вообще: слишком дорог полис, невозможно получить страховую субсидию. А без страховки можно пользоваться лишь услугами некоммерческих медучреждений и комнат неотложной помощи. Последние же обязаны оценить состояние пациента и стабилизировать его, но не лечить дальше, пишет Сегодня.

Страховые программы, впрочем, тоже неидеальны: то выпишут лишнее, то не назначат нужное, не всегда покрывают лечение хронических болезней. Треть населения получает медпомощь по страховым программам за счет налогоплательщиков. Medicare, например, — национальная страховая программа для людей старше 65 лет и малоимущих. Но хватает тех, кто недостаточно беден, чтобы на нее претендовать, и не в состоянии купить страховку. Такие могут рассчитывать лишь на помощь в лечении детей до 19 лет.

Чтобы в США поступить в медуниверситет, нужны рекомендации, научные работы и публикации, рассказывает украинский врач-отоларинголог Иванка Небор, недавно прошедшая стажировку в Weill Cornell Medical Center (Нью-Йорк) и получившая исследовательскую позицию в Цинциннати.

«Конкурс на популярные медпрофессии (резидентура) очень высок. На узкую хирургическую специальность кандидатов обычно в десять раз больше, чем позиций», — говорит она.

Профессия врача в США считается топовой. «Трудно попасть, трудно учиться, трудно работать», — перечисляет Иванка.

Для общения с пациентами у каждого есть офис и секретарь: он все может уточнить у врача и дает рекомендации по протоколу. Здесь четкое разделение труда. Врач может ответить на вопросы лишь о том, чем сам занимается, в остальное (документация, например) — не вникает. Личный номер доктора — табу. Пациент, впрочем, тоже имеет полное право на тайну. Все медработники в США проходят HIPPA-тренинг и знают, что данные пациента не кладут на видном месте. Утилизировать — строго по правилам, выбросить в мусор — нарушение норм и наказание.

В Америке родители сопровождают детей до операционного стола.

«Здесь очень серьезно относятся к эмоциональному состоянию пациента и близких», — говорит Иванка.

В то же время отношения с пациентами жителю постсоветской страны показались бы слишком деловыми. Прием в клинике длится не более 10—15 минут: за это время врач успевает собрать анамнез, провести осмотр и дать назначение. Никаких посторонних реплик, шуточек, все строго по регламенту.

По теме: Чему меня научила травма: 15 наблюдений об американской медицине и обществе

«Никто не пытается установить близкий контакт, — говорит она. — Лишние эмоции и отношения система старается нивелировать».

У нас бы сказали: без души к людям.

«Объяснения короткие. Если рекомендована операция — пациент получает распечатки. Читает и задает вопросы в следующий визит», — рассказывает Иванка.

Время доктора стоит дорого: можно потратить его на объяснения, а пациент раздумает и уйдет к другому.

Перед операцией врач дает документ на подпись.

«В нем описана суть вмешательства, отмечено, что у пациента была возможность задать вопросы и он со всем согласен», — говорит Иванка.

Судебные разбирательства с клиниками — не редкость.

«По словам врачей, у каждого медработника есть спецстраховка, которая покрывает судебные иски», — говорит доктор Небор.

«Наши ухитряются лечиться подпольно у врачей-иммигрантов на Брайтон-Бич», — говорит Иванка.

Страховка — это недешево. Работающим официально полис покупает работодатель, но программа может быть минимальной, и стоматологию никогда не покрывает.

«За нее надо доплачивать самому. И из 5000 долларов зарплаты на полис может уйти 2000 долларов», — говорит украинка.

Вызвать врача на дом могут только очень обеспеченные люди. В амбулаториях консультируют по телефону или просят ехать к ним (почти у всех есть машины).

«Скорую тоже вызывают лишь в крайнем случае — реально очень дорого. Большинство медпрепаратов — по рецепту: антибиотики, гормональные, антидепрессанты. Сначала консультация, потом рецепт», — говорит она.

Офис врача лично связывается с аптекой и дает указания, а забирают «именные» антибиотики по паспорту. На этикетке будет индивидуальная схема приема лекарства.

«Без рецепта — антигистамины, спреи, спазмолитики. Их продают в спецотделах супермаркетов», — рассказывает лор.

Вакцинация обязательна, и список прививок шире нашего.

Фото: Depositphotos

Польша: на диагноз иногда уходит год-полтора

«Здесь не проблема вызвать врача на дом, причем на время, удобное пациенту», — рассказывает Эмилия Вербицкая, медсестра-косметолог из Кракова.

Национальный фонд здоровья (НФЗ) покрывает все расходы, если страховая сотрудничает с ним.

«Врачи квалифицированные, на уровень лучше подготовка, чем у наших», — говорит Вербицкая.

Самый дешевый полис — всего 100 евро (112 долларов). Без него консультация врача — 150 злотых (35 евро или 39 долларов) — для среднего поляка, по словам Эмилии, это вполне доступно. Но за обследования и анализы набегает уже приличная сумма. В Польше тоже собирают средства на лечение онкобольным детям, их фото с призывом помочь можно видеть даже на транспорте.

«Если государственные медучреждения не могут помочь, то в частных это очень дорого», — говорит украинка.

Национальный фонд здоровья финансируется из карманов работающих граждан и обходится недешево: отчисления увеличили налоговую нагрузку процентов на 13. Скорая помощь в Польше выезжает только при прямой угрозе для жизни или неотложном состоянии (внезапная боль в груди, нарушение ритма сердца, кровотечение, серьезные травмы). В таких случаях медпомощь бесплатная. А вот за необоснованный вызов полиция штрафует на 500—1500 злотых (115—350 евро или 130-390 долларов). С высокой температурой и пищевыми отравлениями поляки сами ездят в SOR (отделение неотложной медпомощи).

По теме: Как дешево вылечить зубы в Нью-Йорке

Польская ОО «Мы — пациенты» составила список нелепостей в медицине с точки зрения пациента. Так, объемы финансирования заставляют врача минимизировать диагностику. В Польше работает протокольная ступенчатая система назначения анализов, убивающая, по жалобам пациентов, много времени. Сдал первичные анализы — запишись к врачу. Он шлет на допобследование или к узкому специалисту, а тот, в свою очередь, назначает свои анализы и обследования. Все это — очереди и долгое ожидание следующих визитов. Кстати, лимит на них тоже есть. Поэтому при недугах с особенно сложной диагностикой (хронические, аллергические) на постановку диагноза может уйти год, а то и два! Но проблему часто решают госпитализацией на 2—4 дня, во время которой быстро обследуют больного.

В подконтрольных НФЗ учреждениях записаться к врачу трудно: часто звонки игнорируют, а онлайн-записи нет. Записался — отменить визит или перенести напрямую в клинике нельзя, только через НФЗ. Нет и четких требований к техоснащению клиники, куда пациент направляется автоматически. Если назначили препарат из списка труднодоступных, пациент попросту не знает, где его добыть. А карта больного даже для лечащего врача — за семью печатями: если надо подкорректировать назначение, только через оформленный пациентом запрос. А ведь несвоевременная коррекция терапии может стоить жизни.

Фото: Depositphotos

Турция: очереди и «просто спросить»

Частная медицина тут доступна и очень популярна. Но услуги частников страховка покрывает частично, а госклиник — на 100%.

«УЗИ для беременной без страховки — 150 лир (25 долларов), по страховке — 50 (8 долларов)», — рассказывает Юлия Наджар из Дидима.

В госполиклиниках чисто, красиво, достойно, но с очередями, поэтому без знакомств трудно. Даже выбить номерок для очереди временами нереально (врач принимает определенное количество пациентов в день).

«И можно нарваться на «врача нет, когда будет, не знаю, и другого тоже нет», — рассказывает Юлия. — Но тут есть служба, следящая за качеством обслуживания. И если припугнуть ею — помогает».

Со страховкой лекарства бывают бесплатные или с 40—70% скидкой. Неформальных плат — никаких:

«После родов бегала за врачом с пакетом с виски, конфетами и долларами, — вспоминает украинка. — Виски он распил с мужем, а остальное — вернул».

При каждой больнице есть отделение неотложной помощи (Acil). Если нужна срочная помощь, обращаются туда, скорая приедет разве что на приступ или потерю сознания. Педиатры по домам не ходят: на один участок врачей маловато, и прием — конвейер. Глянул, оценил, записал, спровадил.

По теме: 22 медицинские услуги, которые можно получить бесплатно с Medicare

«Если врач хороший, это неплохо, — говорит Юлия. — Подруга-врач говорит, что по стандарту каждому пациенту надо уделять 25 минут. Но на практике всего 7—8: очередь подпирает».

Причем в этой очереди немало тех, кто пришел без номерка на авось (вдруг кто не придет), и желающих «просто спросить».

Но даже если лечение требует больших денег, выход есть.

«Брату мужа понадобилась сложная операция в Анкаре. Страховка покрывала 50%, доплатить оставалось еще 20 000 лир (около 3300 долларов), — рассказывает Юлия. — Обратились в министерство со справками и выписками, мол, надо оперировать, а доходы не позволяют. И через 7 дней государство перевело на счет больницы 18 000».

Но, по наблюдениям Юлии, турецкие врачи иногда делают операции, когда и не надо. Кесарево сечение, например. Им это выгодно: по системе оплаты за каждую операцию им начисляют экстра-суммы.

«Они напугают маму возможными последствиями, та в шоке и готова на все», — говорит она.

Но, конечно, доказать подобное невозможно.

Фото: Depositphotos

Израиль: пациент терпит до последнего

Израильская медицина в рекламе не нуждается. Здесь лучшие технологии, оборудование и медики. Но граждане приучены пользоваться ею по правилам, которые многим «нашим» бы не понравились.

Например, в Израиле никто не бегает в клиники просто так, провериться и обсудить самочувствие. Сначала симптомы сверяют с интернетом и терпят до последнего.

«Так, при температуре в 38 °С дети ходят в садики и школы — это не считается проблемой, пусть себе организм борется, — говорит репатриантка Виктория Шило. — Не существует профилактики (в нашем понимании) как таковой. Провериться «на всякий случай» за счет больничной кассы нельзя — только если симптомы».

Зато пациента из группы риска сами пригласят на обследование. Например, женщину старше 45 — на маммографию, или после 50-ти проверить уровень холестерола в крови. Каждый год обязательно приглашают на вакцинацию от гриппа.

Здесь всем управляют больничные кассы. Выбираешь одну, делаешь ежемесячные взносы (около 30 долларов при минимальной зарплате 1400 долларов) и придерживаешься существующих в ней правил. Семейного врача можно поменять только раз в квартал, если не понравился, а к некоторым специалистам попадешь только по его направлению.

«Амбуланс (скорая) вызывается в критическом случае. Но если не госпитализируют, оплачиваешь вызов сам (около 200 долларов), — говорит Виктория. — Многие, когда плохо, сами берут такси и едут в приемный покой».

По теме: Пять вещей, которые обязательно нужно сделать до оплаты медицинского счета

И вообще здесь не надоедают медикам без крайней нужды. Ведь больница выставляет счет, и больничная касса закрывает его, посчитав обращение обоснованным. А если не увидит реальной угрозы здоровью пациента — плати сам. Или если проблема не входит в компетенцию кассы (как многие стоматологические услуги). Их пациенты оплачивают сами — слишком уж дорогое удовольствие. Зато касса (если пакет страхования расширенный) покроет расходы на диетолога, ЭКО и годами оплачивает лечение онкобольных. Участвуешь только покупкой лекарств на 20—30% от их стоимости (остальное покрывается, у касс свои аптеки).

Если помощь нужна экстренная, спасают на совесть. А вот если нужна плановая операция — то чтобы касса ее оплатила, надо стать в очередь и ждать. Остроту ситуации учитывают, но ожидание 4-6 месяцев — норма. Хочешь быстрее — плати сам.

«У меня как-то появилось уплотнение, — делится Виктория. — Дали направление, я встала в очередь на удаление. Очередь подошла спустя год. А шишка к тому времени рассосалась».

Читайте также на ForumDaily:

В США разработали вакцину от рака: она уже доказала свою эффективность

Калифорния рассматривает введение бесплатной медицины для взрослых нелегалов

7 вещей, которые в России лучше, чем в США

Администрация Трампа пытается полностью отменить Obamacare

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Разное израильская медицина Ликбез американская медицина медицина в США


 
1049 запросов за 2,237 секунд.