The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

От Голодомора до Холокоста: история семьи американки с украинскими корнями

Практически все трагедии двадцатого века, выпавшие на долю украинцев, поляков, белорусов и евреев пришлись на долю семьи Полы Черток. Она приехала в США вместе с родителями в пятилетнем возрасте – на пароходе, как прибывали самые первые иммигранты. Пола выросла в Калифорнии и считает себя американкой, но при этом тщательно хранит иммигрантское прошлое своей семьи. Ее родители и бабушки с дедушками прошли сквозь жернова советской истории ХХ века. Войны, Голодомор, Холокост… Накануне 27 января, Дня памяти жертв Холокоста, ForumDaily рассказывает историю семьи американки с украино-польско-еврейскими корнями.

Камень со словами Мартина Нимеллера перед входом в Мемориал Холокоста в Бостоне

Родственники по материнской линии

Дедушка Полы Черток по материнской линии, украинский еврей Григорий Моисеевич, прошел Первую Мировую войну, попал в немецкий плен, оказался в Германии, а оттуда даже пытался выбраться в США. Он доплыл до американского берега в машинном отделении парохода. От постоянной близости двигателя и жара топки глаза молодого человека раскраснелись, что было принято пограничниками за неизвестную болезнь. В результате проделавший огромный путь путешественник отправился назад, вернулся в Украину и осел под Киевом. Там же жила будущая бабушка Полы Черток, Полина.

«В деревне, где она жила, случился набег красных банд. Они не ворвались в ее дом только потому, что бабушка солгала им, что в избе лежат больные тифом. Таким образом, она спасла всю свою семью», – вспоминает семейные рассказы Пола.

Вскоре молодые люди встретились и поженились. У них родилась дочь – будущая мама Полы Черток, Анна. Именно там, под Киевом, их и застал Голодомор.

«Голод в Киеве был не настолько силен, как на востоке страны, однако выжить тоже было очень трудно. Однажды дедушка увидел, как один человек шел по улице с мешком картошки. Его остановили советские патрули и, увидев картошку, расстреляли его в упор и забрали мешок. Это случилось на глазах моего деда. В тот день он принял решение уезжать», – рассказывает Пола.

Семья переехала в Мариуполь (в то время – Жданов), где было на удивление сытнее, чем в других областях восточной Украины. Григорий Моисеевич сумел устроиться на Мариупольский металлургический комбинат. Однажды в дверь их дома кто-то постучал. На пороге оказался едва живой старый друг главы семьи: грязный, в лохмотьях, чрезвычайно истощенный. Его объявили кулаком, отправили в Сибирь, откуда несчастному каким-то чудом удалось сбежать. Григорий, к тому времени уже занимавший довольно высокую должность на заводе, нашел ему работу, выправил новые документы и, по сути, дал ему новую жизнь.

«Этот человек встал на ноги, и в порыве благодарности сказал моему деду: если я только понадоблюсь тебе, я всегда буду готов помочь», – рассказывает Пола.

Пола Черток в молодости. Фото из семейного архива

По ее словам, бывший «кулак» не сдержал обещания. Когда через несколько лет Мариуполь был занят немцами, он не оказал никакой помощи своему благодетелю-еврею. Дедушка Полы Черток, выжив в Голодомор, погиб в Холокосте…

«Мои мама и бабушка смогли сбежать из города буквально за несколько часов до оккупации Мариуполя, 7 октября 1941 года. Еще в Гражданскую войну красные банды убили брата моей мамы. У него осталась жена и трое сыновей. В те времена, на фоне войны и голода, одинокая женщина просто не могла прокормить троих детей, и наша семья усыновила одного из мальчиков, Яшу. Во время Второй Мировой он ушел на фронт военным врачом, и часто писал письма домой, в которых настаивал, чтобы семья покинула Мариуполь. Каким-то образом ему удалось ненадолго вырваться с фронта и уговорить семью эвакуироваться из города. Однако мужчин в то время уже не отпускали в эвакуацию, и дедушка вынужден был остаться в Мариуполе».

Поезда на тот момент уже не ходили, и люди выбирались из города сами: пешком или на лошадях с повозками. Так уезжали и бабушка Полы Черток вместе с ее будущей мамой и соседской семьей. Анне было на тот момент 16 лет.

«Из города уходили потоки людей. Вскоре они добрались до развилки. Одна дорога шла на Ростов, другая – на Таганрог. Я уже не помню, какую именно выбрала наша семья, но впоследствии выяснилось, что все, кто пошли по другой дороге, погибли во время воздушного обстрела. Это было так близко от моей мамы, что она своими глазами видела обстрелы и гибель детей под бомбами».

Наконец, беженцы добрались до товарного поезда, наполненного солдатами. Анна и ее подруга упросили солдат, и они пустили их и Полину в вагон. Солдаты направлялись в Сталинград, но высадили женщин где-то в глубине России, в городе, на тот момент свободном от немцев.

«Мама рассказывала, что бабушка была настолько ошарашена пережитым и разлукой с мужем, что просто перестала реагировать на происходящее. Кто-то сорвал с нее шерстяной шарф на станции, а она даже не заметила», – рассказывает Пола.

Когда семья добралась до Челябинска, Полина сразу же написала своей соседке в Мариуполь, чтобы узнать о судьбе мужа. В ответ на написала подробное письмо.

«Соседка ответила, что дедушка очень страдал, думая, что его семья также погибла под обстрелом, и что именно он отправил их на смерть. Поэтому он уже махнул рукой на свою судьбу и не думал о побеге. Дедушка был расстрелян вместе с практически всеми другими евреями Мариуполя – по тому же сценарию, как расстреляли евреев в Бабьем Яру в Киеве», – подытожила Пола.

Музыкальная школа в Мариуполе, 1937 год. Фото из семейного архива

Родственники по отцовской линии

В жизни отца Полы Черток, Михаила, война оставила другой след. Урожденный польский еврей, он жил в небольшом местечке в Белоруссии, и был на 10 лет старше ее мамы.

«На момент его рождения, в 1914 году, территория, где он родился, еще относилась к Польше. Именно поэтому нам, как урожденным полякам, удалось впоследствии выехать в Польшу, а затем в США. Советская власть пришли в его местечко в 1939 году и буквально наобум назначила отца мэром этой деревушки, хотя он никогда не был коммунистом. В каком-то смысле, это его спасло. Перед приходом немцев еще никто не знал, что они убивают евреев, но слухи о том, что захватчики расправляются с коммунистами, уже ходили. Именно поэтому отец вместе с братом поспешили выехать. В итоге большинство евреев местечка были убиты. Нацисты убили его отца и мать на глазах у двух его сестер Ривы и Сони, которых отправили в местное гетто. На самом деле, гетто было множество – намного больше, чем мы знаем», – поясняет Пола.

Риву и Соню заставили работать на украинскую семью, сотрудничавшую с немцами, а ночевали девушки в гетто. Однажды глава этой семьи, работавший на оккупантов, пришел домой и велел девочкам не возвращаться в гетто в эту ночь.

«Он прятал их две недели, но, когда это стало слишком опасно, велел им уходить. Соне и Риве пришлось скрываться в лесу. Впоследствии немцы поймали их и отправили в Европу, где девушек освободили уже американцы. Так в сороковых годах они смогли выехать в США. Кстати, папина третья сестра тоже выжила. Ей удалось сбежать после убийства родителей и устроиться работать в дом к какому-то пожилому человеку. Внешне она не была похожа на еврейку, и не призналась ему в своих корнях. Кстати, впоследствии у них возник роман, и затем они вместе выехали в Польшу», – рассказывает Пола.

Впоследствии семья воссоединилась в Соединенных Штатах, Пола выросла в Калифорнии и вышла замуж за американца. Ее двое детей уже не говорят по-русски, но память о трагических событиях прошлого века до сих пор хранится в их семье.

Разное На родине

Читайте также на ForumDaily:

В Конгрессе признали Голодомор геноцидом украинцев

В мире началась третья волна антисемитизма. Как его распознать

Константин Хабенский — о номинации фильма «Собибор» на «Оскар» и свободе в России

Житель Нью-Йорка, переживший Холокост, погиб из-за давки в метро

80 лет ‘Хрустальной ночи’: как начинался Холокост

Потомки эмигрантов из Украины стали губернаторами двух штатов в США

Давайте вместе противостоять кризису и поддерживать друг друга

Никто в мире не ожидал пандемии коронавируса, но она пришла, нарушив привычный ритм жизни и работы миллиардов людей, вызвав панику и неуверенность в завтрашнем дне.

ForumDaily также столкнулся с финансовыми трудностями из-за потери части рекламодателей на фоне экономического спада и карантина. Но мы не сокращаем количество материалов и режим работы, поскольку хотим, чтобы наши читатели своевременно получали актуальную и проверенную информацию в это непростое время. Кроме того, мы поддерживаем локальные малые бизнесы в США, которые страдают сильнее всего.

Но ForumDaily — это тоже малый бизнес. Несмотря на потерю части доходов, мы изо всех сил стараемся, чтобы вы были информированы и вооружены всеми необходимыми знаниями для противодействия пандемии и решения других важных вопросов во время карантина.

Для поддержания такого ритма работы нам нужна ваша помощь. Мы будем благодарны за любую сумму, которую вы готовы выделить на поддержку нашей команды.

Давайте противостоять кризису вместе!

Безопасность взносов гарантируется использованием надежно защищенной системы Stripe.

Всегда ваш, ForumDaily!

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman и на ForumDaily New York — там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1024 запросов за 1,945 секунд.