The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

‘Лучше я сяду, чем опять туда поеду’: бывший российский контрактник рассказал, как воевал в Украине

Участники проекта «Антипропаганда», который координирует организация Russian America for Democracy in Russia, взяли интервью у бывшего российского военного, который попал в Украину в начале вторжения. Он рассказал свои злоключения изданию Важные истории. Далее — от первого лица.

Фото: IStock

«Мы сейчас просто на границе станем, мускулами поиграем, они обосрутся, и мы поедем домой»

Еще до Нового года это все началось. Сказали, что какие-то учения будут. И отправили половину военных технику отвозить к границе с Украиной, где они и встретили Новый год. Но не там, откуда мы потом наступали. После Нового года мы сели в поезд и поехали в Брянскую область, город Клинцы. Там разбили лагерь где-то в лесу. И первая половина, которая уезжала до Нового года, пригнала технику к нам.

Там мы были где-то до 20 февраля. И все это преподносили как учения. Но я нашел место, где ловит интернет, и узнал, что учения идут на территории Беларуси. А мы-то ничего не делаем — мы просто сидим. Ну какие-то бытовые задачи выполняем, но все равно это не то. Нам же активно затирали про учения и что войны не будет.

Вот это дословная цитата того, что нам говорили: «Мы сейчас просто на границе станем, мускулами поиграем, они обосрутся, и мы поедем домой». Еще приезжали из какого-то Совета ветеранов или что-то типа того. Говорили нам: «Вот на этой земле наши прадеды в 1941-м году остановили немецкое наступление. Теперь вы с оружием в руках должны повторить подвиг». Я думал: «Господи, заткнитесь!» Потом вручили очень «ценные» подарки: блокнот, ручку и фонарик, чтобы, наверное, в темноте предсмертную записку написать, я не знаю.

Потом нам сообщили, что мы переезжаем на другое место, полчаса езды буквально, и надо телефоны сдать. Сказали, что там до границы совсем немного, стоят американские радиолокационные станции и могут нас запеленговать. Мы все и поверили.

Приехали на другое место, поставили палатку, пожили еще там пару дней. А связи нет никакой: домой не могу позвонить и новости даже почитать, чего в мире-то происходит. 23-го февраля где-то в обед нам говорят, что (президенту Украины Владимиру) Зеленскому какой-то там ультиматум поставили, что якобы если через 24 часа на Донбассе ситуация не устаканится, то мы заходим. Сейчас думаю, как я мог на это купиться, но мы все тогда купились.

И вот как сейчас помню: 24-го числа меня в четыре утра разбудили. А я должен был в патруль заступать — вокруг палатки ходить. Нам c напарником по патрулю сказали, что польский спецназ где-то стоит неподалеку, и мы должны бдить, пока остальные сидят. Причем нас отправляли в патруль без патронов. Система такая: если мы кого-то видим, один что-то там делает без патронов, а второй бежит будить остальных. Около шести утра услышал, как заводились танки, и потом в небе увидел, что ракеты летели — огоньки такие, еще ж темно было. Я побежал в палатку, всех поднял. У одного офицера был кнопочный телефон, самый простецкий. Мы включили на нем радио и (президента РФ Владимира) Путина послушали он там выступал с речью о начале полномасштабного вторжения в Украину.

По теме: ‘Это просто мясо’: российские контрактники, воевавшие в Украине, рассказали, что думают о мобилизации

Нам навешали лапшу, что мы во втором эшелоне батальонной тактической группы и зайдем в Украину только в том случае, если всех, кто до нас зайдет, разобьют. В общем, 24-е более-менее тихо, спокойно протекало, нас отправили за водой. А там место такое — одни болота. Вот мы пошли с этими канистрами не пойми куда за водой, возвращаемся, смотрим, а уже все оружие и патроны получают. Мы всё побросали, быстро бронежилеты, каски надели, магазины зарядили. У нас четыре КамАЗа было. И так получается, что три уезжает, а мой застревает. До вечера пытаемся его откопать, нас вытягивают танком. И мы едем прямо к границе, это рядом с монументом «Три сестры» (находится на стыке границ Беларуси, России и Украины). Доехали туда ближе к полуночи и ложимся спать. 25-го мы вообще ничего не делаем. Просто ходим, тупим.

26-го около 10 утра тронулись в Украину. Я, правда, почему-то уснул. Когда проснулся, смотрю, что вывески уже на украинском мелькают. Приехали мы потом в какую-то деревню, а там никого нет, пусто вообще. За деревней был штаб, где генералы сидели. Сначала мы день простояли на одном поле, потом переехали на другое, и месяц там пробыли.

Это было недалеко от села Ягодное под Черниговом. Когда Чернигов бомбили, я ночью видел в бинокль пламя. Мы стреляли, не знаю куда, и, скорее всего, даже попадали, наверное. Типа говорят, «цель 105, танк» или там «самоходка» (самоходная артиллерийская установка). Ну, я не знаю, насколько там действительно был танк или самоходка. Может, это была школа или больница.

Пока был в Украине, украинских военнослужащих прям зауважал: они очень грамотно воюют, они учились, готовились, они молодцы. Например, по нам весь месяц работал один-единственный миномет, и мы его не могли поймать, потому что он ездил в газели. У нас четыре пушки — у них один миномет. Они им столько раненых и убитых нам принесли. А мы им ничего не сделали, потому что просто вычислить их не могли.

Все было как-то странно. Снабжения толком не было. Нам дали эти пайки — зеленые в коробках. И мы их весь месяц ели: один на двоих или одному человеку паек на двое суток. Воды — одна литровая бутылка на двоих на сутки. Мыться негде, стираться негде. Сигарет не было, хотя я понимаю, что это не первостепенное, но там как никогда были нужны. Доходило до того, что мы лазили по разрушенным зданиями, искали окурки. Потом я уже так упоролся, что из фольги себе сделал трубку, чай из пакетиков засыпал и дымил. Ну а как еще успокоиться?

Как-то тувинцы на бронеавтомобилях «Тигр» поехали на вылазку в какую-то деревню и привезли тогда сигареты, каждому по пачке раздали. Но в основном в магазинах было пусто. Говорили, что местные смели все что можно, оставили только алкоголь. Поэтому алкоголь у нас просто грузовиками был: водка, вино, шампанское, коньяк. Но я как бы в этом не силен. Ситуация такая, что расслабляться нельзя. Но офицеры и прапорщики пили много.

Пьяными они начинали стрелять в воздух, звонить по телефону, типа: «Маша, здорово! Мы под Черниговом, бьем фашиков». Выдали так свое местоположение, и на следующий день по нам стреляли: так первые убитые и раненые появились.

«Звоню маме, первая новость от нее: „А я на машину букву Z наклеила“»

Как заехали, почти всех моих сослуживцев как подменили. Просто по щелчку пальца начали сразу: «Фашисты, бандеровцы, нацисты, НАТО, „Азов“». Мне кажется, что я один такой вообще был, кто так не думал.

Один парнишка у нас был с украинскими корнями. Переводил нам новости украинского радио, когда мы с кнопочного слушали все вместе там. И даже он в момент переобулся. А он человек с высшим образованием, и мне нравилось с ним общаться.

И вот он начал: «Фашисты, бандеровцы стреляют по Донбассу. Мы их тут сейчас всех перебьем, всех спасем и домой, как герои, с оркестром вернемся». Потом, помню, нашел он в каком-то доме георгиевскую ленточку, так он был готов отдать все что угодно, чтобы я ему эту ленточку отдал. Он ее повязал на груди и ходил довольный.

Еще один военный даже на митинги ходил, когда Алексей Навальный был на свободе. Пытался подсуетиться и выходной взять в этот день, что-то придумать, что ему домой срочно надо. Едва в Украину заехали: «Сейчас мы этих фашиков перережем, я готов убивать». Мне стыдно за таких людей, на самом деле. И что я с ними в одной лодке оказался.

На границе перед вторжением я взял у сослуживца, который один телефон припрятал, позвонить маме. Буквально в 2020 году она Путина проклинала просто. 24 февраля — бац! «Егор, крепись, ты молодец, вся надежда на вас». Ну, думаю, ладно, ничего страшного, просто словила патриотический угар. В апреле вернулся. Звоню маме, первая новость от нее: «А я на машину букву Z наклеила». Думаю: «Тьфу, всё — пропал человек». И теперь с ней сейчас общаться вообще не могу. Она мне позвонит под предлогом «как у тебя дела». Буквально 5-10 минут телефонного разговора, и мы съезжаем на политику и ссоримся. И так каждый раз.

При этом моя мама была рада, когда узнала, что я вернулся и на второй заход не поеду. Минут 20 в трубку рыдала. Но все равно продолжает: «Z, V, ура!» Идеальный гражданин.

У меня еще в Украине начались мысли: «Что-то здесь ни хрена мы никого не освобождаем». Причем типа «освобождаем Донбасс», а какого хрена мы в Чернигове тогда забыли? Я задавал этот вопрос. Нам преподнесли так, что мы выполняем роль отвлекающего маневра. В общем, очередной бред.

Вечером 11 марта мы сидели в окопе. Нам не давали идти спать, потому что всех сержантов вызвали к командиру на совещание. Минут через 20 наш возвращается и говорит: «Сейчас вам доведу политинформацию. Сегодня Зеленский подписал мирный договор с Российской Федерацией. Война закончена, но есть одна небольшая проблема. Дело в том, что, видите ли, батальон „Азов“, все эти нацики-фашики, они решили ослушаться своего президента. Они захватили киевский арсенал с вооружением, техникой. Сейчас они все эти колонны гонят в Чернигов, который в полукольце, чтобы как бы дать отпор „оккупантам“». Причем непонятно, зачем им было загонять себя, по сути, в ловушку. Но у нас пришли к выводу, что «ну, фашики, что с них взять — они ж тупые. И сейчас наша задача состоит в том, что пехота замыкает кольцо окончательно, а мы обстреливаем дорогу, чтобы эту колонну разбить». Потом происходит зачистка Чернигова от нацистов, которые, как было принято говорить, укрываются за местными мирными жителями. И на этом война закончится. Этой новости на неделю где-то хватило. Энтузиазм какой был! Еще чуть-чуть осталось, еще чуть-чуть — и все. А оказалось, что «Азов» вообще не в Чернигове был, а в Мариуполе. Но никто этого не знал. Вот так нас за нос водили.

31 марта в восемь утра я заметил, что очень много машин, танков, БТРов едут в противоположную, откуда они ехали до этого месяц назад, сторону. Причем они едут и не кончаются. Бывает, танк проезжает, с него какая-то сумка выпадает, они не тормозят, дальше едут. Или едет грузовик, у него сзади прицеп колесами вверх, и он его по земле просто волочит. По полю ехали, не по проселочной дороге, где-то 60 километров в час. Натуральное бегство. А мы типа должны были эту колонну прикрыть. Мы начинаем стрелять, по нам в ответ тоже начинают стрелять. Во время всего этого колонна эта все еще не кончается. По нам начинают уже прям рядышком стрелять. Мы все бросаем, бежим в лес, пока все утихло, цепляем пушки и сваливаем тоже в какое-то другое поле. Там ночуем и с утра уже в сторону России выезжаем.

После этого «отрицательного наступления» мы слиняли обратно в Клинцы. Один КамАЗ был забит генератором, газонокосилкой, бензопилой, лопатами — ну, в общем, всяким барахлом. На самом деле лопаты — это была потрясающая находка. Наши тупые, а эти, которые мы нашли, остроконечные и ими очень хорошо копать. Я тоже привез кое-что: украинскую кепку, которая валялась в одном здании, вязаный свитер, мне рисунок понравился, колоду игральных карт и еще нашел подсумок снайперской винтовки с четырьмя патронами.

Вам может быть интересно: главные новости Нью-Йорка, истории наших иммигрантов и полезные советы о жизни в Большом Яблоке – читайте все это на ForumDaily New York

Все как вернулись, напились и еще где-то неделю пили. А там все же Рэмбо: начали обсуждать, кто сколько выстрелов сделал, кто точнее, кто быстрее. Но я как бы особо не пью и мне большинство этих людей вообще были неприятны даже до войны. Поэтому я просто сидел в телефоне, как нам их вернули. Зашел, наконец, в интернет почитать, что там происходит, и обалдел. Там как раз репортажи про Бучу появились. У меня чуть челюсть не отпала. Но там не мое подразделение было, может, какие-то отморозки. Но вот материал про Ягодное, что там мирных жителей удерживали в подвале, это уже наши, которых я лично знаю, с которыми я каждый день на службе здоровался. Вот я просто не могу поверить, что мои знакомые могут так сделать.

Когда мой сослуживец на митинги ходил, я думал, что он дурак. А это я дурак оказался. То есть раньше мне в целом все равно было на политику. Когда я выбрался в Россию, и мне одна подруга стала скидывать репортажи оппозиционных СМИ про войну в Украине, тогда-то мои убеждения уже окончательно посыпались. Я еще ей пообещал, что лучше я сяду, чем опять туда поеду.

Нас активно пугали уголовкой, когда мы только вернулись в апреле: типа, что еще буквально день-два и примут закон, согласно которому отказ будет приравниваться к госизмене и дезертирству. А у нас весь взвод отказался продолжать участвовать в войне. Хотя были настроены воевать, когда началось вторжение в Украину, но две недели комфортной жизни с интернетом и электричеством сделали свое дело. Но всех в итоге доконали, запугали уголовкой и почти все передумали, кроме меня. Я один из тех, кто остался при своем мнении. Меня еще регулярно спрашивали: «Ты точно так решил?» — «Да, я точно не поеду туда, — отвечал. — Делайте что хотите». Я еще в патруле стоял и пропустил несколько человек, которые просто сбежали сами.

Меня уволили за несоблюдение условий контракта. Денег за участие в войне выплатили достаточно. Но я не получил морального удовлетворения, так как это грязные деньги.

«Это не освободительная, а захватническая и империалистическая война»

Новость про мобилизацию я встретил максимально киношно: сел поесть, листал новости в интернете и у меня прямо ложка из рук выпала. Я просто обалдел. И потом до меня еще дошло, что я как бы идеальный кандидат — профессиональный военный и участник боевых действий. Хотя, когда я увольнялся, мне говорили: «Нет, ты в Украине не был». Не дали мне ветеранский статус. В личном деле у меня карандашиком написано «не участвовал в боевых действиях». Ну это они сейчас быстро смогут подтереть.

Уехать из страны у меня нет ни денег, ни возможностей. Что делать — не знаю. Просто сижу, жду. Но настроен я максимально, чтобы не ехать обратно воевать. Я и боюсь, потому что уже знаю, что это такое, а хочется еще пожить. Ну и по политическим соображениям. Я просто надеюсь, что если придется сесть за отказ воевать, то Путин же не будет жить вечно, рано или поздно это закончится, и нас выпустят.

На мой взгляд, мы проиграли эту войну, и просто у нашего «великого» руководителя слишком много гордости, чтобы признать собственное поражение. Ну не признает и не признает, но он уже гражданских мобилизует в эту мясорубку. Вот россияне говорят, что если война, то я пойду. Ну так, например, если бы на нас напали и нужно защищать свой дом — тогда да, конечно. А тут это не освободительная, а захватническая и империалистическая война. Это никому не надо. И все почему-то это терпят. У меня в голове не укладывается, как такое возможно.

Когда все ждали выступление Путина, я думал, что если этот чудик объявит мобилизацию — по-любому такой Армагеддон начнется! Но ничего не случилось. Опять все схавали. Но вот эти мирные митинги — они ведь совершенно беспонтовые. Тебя в автозак загрузят и еще повестку дадут. Оно мне надо? А если уже будет что-то капитальное, то да, я готов выйти.

Читайте также на ForumDaily:

Гуглим правильно: как быстро найти в Google все что вам нужно

Сбор тыкв, фестивали урожая и кукурузные лабиринты: лучшие осенние развлечения во Флориде

Шансы выиграть в лотерею грин-карт в зависимости от страны

Кофе или чай: что полезнее для нашего здоровья и настроения

Работа в Америке: почта США проводит более 10 ярмарок вакансий в Калифорнии

история россиянин На родине война в Украине Спецпроекты
Подписывайтесь на ForumDaily в Google News

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. Кроме того, не забудьте оформить подписку на наш канал в Telegram – там много интересного. И присоединяйтесь к тысячам читателей ForumDaily Woman и ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1159 запросов за 2,055 секунд.