The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

‘Это настоящая пытка’: история женщины, полгода живущей с симптомами COVID-19

Моник Джексон уверена, что подхватила Covid-19 в начале пандемии, но почти полгода спустя она все еще болеет. Осознавая, что ее случай редкий, она ведет иллюстрированный дневник своих симптомов и тщетных попыток получить лечение, пишет ВВС.

Фото: Shutterstock

Около года назад Моник Джексон посмотрела лекцию Ted о грибах, она была потрясена. Как рассказывал спикер, первая всемирная паутина – это грибы, их развитая сеть проходит под целыми лесами и позволяет деревьям помогать друг другу, если они попадают в беду.

Теперь, когда она борется с коронавирусом уже шестой месяц подряд, она часто думает о грибах.

Она подозревает у себя “затягивание коронавирусной болезни” – специфическую реакцию на вирус, которую врачи только начинают изучать. Она заболела в марте. Сначала ей казалось, что болезнь проходит легко, но симптомы не исчезали. Полгода спустя она все еще не понимает, что происходит с ее телом.

Моник – экстраверт, по ее словам она почти гиперактивна. До болезни она занималась тайским боксом и джиу-джитсу и ездила на велосипеде 12 миль каждый день на работу и с работы. Она работает в художественной галерее в центре Лондона.

Но последние несколько месяцев кардинально изменили ее жизнь. Теперь на стене в спальне у нее висит напоминание, что она должна беречь силы, чтобы почистить зубы.

“Я не ленивый человек”, – говорит она. Однако в некоторые дни это – все, на что она способна.

Пока ее тело отказывается сотрудничать, она нашла выход для своей энергии в Instagram. Там она ведет иллюстрированный дневник того, что с ней происходит. С помощью него она хочет рассказать людям о новой болезни, а также найти других, кто болеет коронавирусом так же долго, как она.

Коронавирус во многом озадачивает врачей, но длительные симптомы Covid-19 является одной из самых больших загадок пандемии. Почему у некоторых людей болезнь, кажется, вообще не исчезает? И почему это происходит именно у тех, у кого симптомы в начале были легкими?

Моник заболела одновременно с подругой после того, как они вместе ехали в поезде. Сначала они поддерживали связь, симптомы у них были почти одинаковыми, но потом они перестали общаться на некоторое время.

“Надо было остановиться, потому что это превращалось в безумие”, – говорит Моник.

Первые две недели прошли как в тумане – она ​​чувствовала такую ​​усталость, что едва вставала с постели. В Лондоне еще было холодно, но она лежала почти без одежды и держала шарики со льдом на голове, чтобы охладиться. Все термометры раскупили, но она предполагает, что у нее была лихорадка.

После недели болезни ей стало трудно дышать. Приехала скорая, но врачи сказали, что уровень кислорода у нее в норме.

“Они сказали мне, что, учитывая симптомы, у меня, скорее всего, паническая атака”, – говорит Моник.

Тест на Covid-19 ей не сделали. В марте в Великобритании тестов было мало, их держали для тяжелых случаев.

Моник попробовала лечиться народными средствами. Но когда она ела сырой чеснок или перец чили, она с удивлением осознала, что не чувствует вкуса. Она была очень-очень уставшей: “Мне едва хватало сил отправить СМС нескольким людям”.

Через две недели некоторые симптомы исчезли, но на их место пришли другие: “У меня защемило в груди. Невыносимая жгучая боль с левой стороны. Я подумала, что это – сердечный приступ”.

По теме: Статистика CDC: от чего на самом деле умирают люди, зараженные коронавирусом

Она позвонила в экстренную службу, и они посоветовали принять парацетамол и что некоторым людям он помогает облегчить боль, хотя почему – непонятно.

Парацетамол помог, но почти сразу у нее начало печь “как огонь” в горле и желудке после еды. Врачи предполагали, что у нее язва. И только позже они поняли, что гастрит также был симптомом вируса.

Примерно через шесть недель у Моник начались жжение при мочеиспускании и боль в пояснице. Врач прописывал ей три разных цикла антибиотиков, пока не выяснил, что это не бактериальная инфекция.

“Это была настоящая пытка, – говорит она. – А потом вдруг все прошло”.

Моник вышла из всех соцсетей. Она даже не могла слушать подкасты, любое упоминание о Covid вызывало беспокойство и ей было трудно дышать. И хотя она сама признает, что не может жить без новостей, теперь они стали для нее невыносимыми.

Она боялась, что если зайдет в социальные сети, увидит сообщения с телами умерших. Немного успокаивал онлайн-шопинг, но даже введение размера платья в поиске выдавало новые ужасы о симптомах болезни.

“Я действительно боялась зайти в Google”, – говорит она.

Через некоторое время она попросила подругу рассказать о том, что происходило в мире. Она узнала, что среди умерших – значительная доля чернокожих людей и представителей этнических меньшинств. Моник – метиска, и она была напугана.

“Это было похоже на фильм ужасов, в котором все чернокожие люди погибли”, – говорит она.

Однажды она лежала в ванне и слушала подкаст, когда двое белых ведущих вспомнили, что от Covid-19 умирает много афроамериканцев. Она подскочила на месте, схватила телефон и начала писать письма своим темнокожим родственникам в США.

И она задумалась над тем, что большинство людей, на кого она в последнее время полагалась, были представителями меньшинств. Водители Uber, которые отвозили в больницу, медсестры, продавцы в лавке по соседству, которые доставляли ей пищу.

“Все, кого я видела во время моего путешествия в Covid”, – заключает она.

В ее обычной жизни так не было.

Шли недели, одни симптомы заменялись другими, становясь все прихотливее. Боль в шее сопровождался странным ощущением в ухе, словно кто-то давил пакет чипсов.

У нее посинели руки, и ей приходилось держать их под теплой водой, чтобы восстановить циркуляцию крови. Позже врач спросил, чтобы она сделала фото рук, но это было последнее, о чем она могла подумать.

“Я продолжала звонить по поводу новых симптомов, и меня начали спрашивать, как у меня с психическим здоровьем, – рассказывает она. – То есть врачи начали подозревать, что проблемы не с физической болью”.

У нее появились странные высыпания по всему телу, краснели пальцы ног. Иногда она просыпалась с острой болью в разных частях тела.

Однажды, разговаривая со своей подругой по телефону, Моник почувствовала, что у нее опустилась правая сторона лица. Она подошла прямо к зеркалу, но лицо выглядело нормальным. Она испугалась, что это мог быть инсульт, но врачи не нашли никаких признаков.

У нее также были странные ощущения во всем телу. Иногда ей казалось, что кто-то хватает ее за ногу руками или щекочет волосками лицо – иногда она чувствовала это даже во рту.

Она много раз пыталась объяснить врачам, что происходит. И уложиться в 5-10-минутный разговор по телефону было сложно.

“Если бы они сказали мне: “Послушайте, у вас коронавирусная болезнь, и мы понятия не имеем, как ее лечить”, было бы легче”, – говорит она.

Моник не жалуется на сотрудников Национальной службы здравоохранения, многие из них были внимательными и предоставили ей замечательный уход. Но она считает, что система в целом не работает для таких людей, как она.

Тест на коронавирус ей сделали только через 9 недель, и она боялась, что может заразить других.

Правительство советовал самоизолироваться либо на 7 дней, либо до тех пор, пока не исчезнут симптомы.

“Но что, если они вообще не исчезнут?” – думала она.

Ее соседи по квартире разработали систему избегания контактов. У каждого было отдельное место в холодильнике. Обедал каждый в своей комнате.

Однажды она пошла с подругой подышать воздухом в парк возле своего дома. К ней подбежал маленький ребенок. Моник отскочила, но мать ребенка возмутилась.

“Она даже рядом не была!” – сказала мать.

Моник попыталась объяснить, что она боялась не за себя, а за ребенка. Если вы болеете, вы должны оставаться дома, ответила женщина.

Она надеется, что ее дневник поможет людям понять, что все не всегда так просто.

Хотя друзья пытались помочь ей, Моник чувствовала, что другим людям все это надоело. Они просто не понимали, что с ней происходит. Один человек сказал ей, что она просто сошла с ума из-за коронавируса.

В конце концов правительство Великобритании позволил тестирования для каждого, у кого есть симптомы болезни. Моник обрадовалась, но была одна проблема – в единственный центр, где она могла сделать анализ, можно было добраться только на машине, а у нее ее не было.

“У большинства моих друзей даже нет прав”, – говорит она.

Один знакомый все-таки согласился отвезти ее. То, что он не побоялся риска, не осталось без ее внимания.

Она ожидала увидеть в лаборатории медсестер и врачей, которые успокоят ее, но там были военные. Их форма была мокрой от пота жарким июньским днем. Они все были очень молоды, как заметила Моник, пока ей втыкали ватную палочку в нос.

Результаты теста оказались отрицательными. Это означало, что вируса у нее не было, хотя он мог быть раньше. Она почувствовала огромное облегчение, ведь теперь она не могла заразить своих друзей и семью. Но привыкнуть к этому было непросто.

“Чувство, что ты заразен, не проходит сразу”, – написала она позже в своем дневнике.

Настораживало и то, что ей не становилось лучше.

Через четыре месяца после того, как она заболела, Моник решила уехать из дома, который она снимала вместе с другими людьми в Восточном Лондоне. Даже такие простые вещи, как уборка в квартире, давались ей тяжело. И она хотела быть рядом с семьей, которая могла бы ей помочь.

У нее улучшилось дыхание. Если сначала она не могла подняться без передышки, в июле она уже легко это делала. Но однажды она попыталась убрать свою комнату пылесосом и через 4 минуты рухнула без сил от одышки. После этого она провела в постели 3 недели.

Моник не знает, выздоровеет ли она вообще. Она может никогда не узнать, была ли это коронавирусная болезнь, но многие лондонцы болели в марте, и потеря вкуса является серьезным признаком.

Недавно она сделала тест на антитела, который также был отрицательным, но, как отмечает Национальная служба здравоохранения, у некоторых людей, перенесших вирус, их может не быть.

“Многие люди говорят мне: “Моник, ты снова сможешь кататься на велосипеде, заниматься боксом и ходить в гости, когда тебе станет лучше”. Но меня это не слишком утешает”, – говорит она.

По теме: Пили метанол и коровью мочу: сотни людей погибли из-за дезинформации о COVID-19

Врачи до сих пор не знают, как помочь людям, у которых симптомы не исчезают.

“Мне придется принять, что-то я могу, а что-то нет, и быть гибкой. Потому что иногда ты строишь какие-то планы на день, но у твоего организма могут быть совершенно другие планы, – говорит она. – Я могу застрять в электронной почте или разговорах с врачами, поговорить с друзьями, и вдруг почувствовать такое истощение, что не могу даже зубы почистить”.

Ей удалось пройти психотерапию, которая показала ей способы жить в новой реальности плохого самочувствия. Теперь Моник выступает за то, чтобы такую ​​помощь от государства мог получить каждый.

Только одной вещи она не могла предположить, что болезнь свяжет ее с другими сторонниками грибов. Грибы имеют противовирусные свойства, объясняет она в одном из сообщений. Но они также являются частью чего-то большего и красивого.

Они являются плодами мицелия – сети подземных нитей, которые контактируют с корнями соседних деревьев. Мицелий является проводником питательных вещей. Многие эксперты также считают, что они помогают деревьям общаться между собой, перенося питательные вещества от одного здорового дерева к больному.

Это напоминает ей о друзьях, которые ежемесячно приносили еду к ее двери. Людей, от которых она полностью зависела с того момента, как заболела.

“Будучи изолированной у себя в комнате, – написала она на своей странице в Instagram, – я чувствовала связь с другими более чем когда-либо”.

Ликбез коронавирус Спецпроекты COVID-19

Читайте также на ForumDaily:

Деньги за самоизоляцию: как США мотивируют людей соблюдать карантин

Опубликованы результаты испытаний российской вакцины от COVID-19

Болеют чаще и тяжелее: выявлены группы людей, наиболее уязвимые для COVID-19

Дешевые и эффективные: стероиды могут стать спасением при COVID-19

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” –  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman и на ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации. 



 
1047 запросов за 2,096 секунд.