Чечня глазами русского

 

Некоторое время назад в одной из социальных сетей я оставил сообщение следующего содержания: «Говорят, что в Чечне нынче тишь, да гладь, да божья благодать. Кадыров чуть ли не ежедневно клянется в верности Путину (обещая, при случае, умереть за него), а чеченцы не мыслят себя без России, с которой еще совсем недавно воевали…

Что ж, пора, наверное, и мне отправиться туда, посмотреть, так ли это на самом деле. Последний раз мирных русских жителей в Ичкерии убивали ровно шесть лет назад. В августе 2009 года неизвестные преступники расстреляли семью из пяти человек. Потом, правда, были еще теракты, нападение боевиков на Грозный, сожжение Дома Печати. Сейчас, вроде, Рамзан Ахматович держит ситуацию под контролем…

Я еду туда один, без всяких приглашений, рекомендаций и охранных грамот (волков бояться – в лес не ходить). Собираюсь проехать по Чечне, пообщаться с самыми обычными, простыми людьми. Узнать, как живут, чем дышат… Вы меня знаете, друзья — я не буду ни перед кем лебезить и угодничать. Напишу честно обо всем, чему стану свидетелем. Увидимся, когда увидимся»…

Сказано – сделано. Вскорости ваш покорный слуга уже садился в самолет, вылетающий в сторону Грозного. В его салоне я собирался было, по обыкновению своему, хорошенько расспросить какого-нибудь соседа о достопримечательностях Чечни, но рядом со мной разместились мрачного вида дядьки совершенно чудовищных размеров. Скорее всего, это были какие-то «бойцы без правил». Огромные кулаки, сломанные носы и уши,– с ними не то что разговаривать, на них смотреть было страшно…))

Они горделиво, если не сказать надменно, поглядывали вокруг, калякая друг с другом на какой-то странной смеси русских и чеченских слов. Своей лексики им не хватает, что ли, раз они вынуждены задействовать чужую?.. Чеченский язык показался мне резким, гортанным, мало чем в грубости уступающим немецкому. «На таком языке хорошо отдавать приказы о расстреле», — поежившись, подумал я…))

Наконец самолет взревел двигателями, спортсмены откинулись в своих креслах (чуть не сломав их) и стали что-то бормотать себе под нос, перебирая четки. Должно быть, таким незатейливым образом они молились о благополучном перелете… Спустя еще два часа все женщины на борту, как по команде, надели платки. Мы подлетали к Грозному…

Вообще в Чечне, как я успел потом заметить, очень много людей, ведущих здоровый образ жизни. На улицах полно крепких парней, из которых мало тех, кто курит, еще меньше тех, кто пьет. Кадыров изо всех сил старается поощрять подобные настроения – устраивает бесчисленные соревнования по различным видам единоборств, приглашает спортивных знаменитостей… В его выступлениях постоянно звучат слова – «дух нации», «здоровье нации»… Нам, русским, было бы совсем нелишне перенять этот опыт…

В аэропорту чеченской столицы меня попытались обратить в ислам. Не лично, конечно, а посредством наглядной агитации. Она была размещена прямо на стене терминала и гласила следующее: «Куда ведет твой путь? К греху, судному дню, допросу в могиле, смерти…». Все это великолепие адресовалось безбожникам, неверующим и заблудшим… Указывалось только одно спасение от неминуемых неприятностей – принятие ислама. Нужно было лишь засвидетельствовать, что нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк его… Хорошенькое начало, однако…))

Катаясь по вечернему Грозному в поисках подходящей гостиницы, среди прочего, спросил у таксиста: «Как здесь относятся к русским?». «Пока нормально», — говорит. Я чуть не поперхнулся от неожиданности: «Что значит пока?»… «Есть, конечно, за русскими должок, но вы же платите», — и посмотрел на меня так по-доброму, словно ножом полоснул… Ей богу, я в Донбассе под пулями себя спокойнее чувствовал…)) «Ну, — думаю про себя, — ребята, мы так с вами ни о чем не договоримся»…

Чеченцы — народ простой. Могут спокойно подойти на улице, без обиняков спросить что-то… Поначалу меня это коробило — ты с человеком не знаком, а он тебе тыкает… Потом кто-то сказал мне, что в чеченском языке нет местоимения «вы», оттого и в русском они про него забывают.)) Кстати, говорят чеченцы по-русски (в отличии от других кавказцев) почти без акцента. Да и выглядят, в немалом своем числе, как европейцы…

Природа Чечни удивительно красива и своеобразна, недаром все наши знаменитые писатели и поэты так увлеченно воспевали Кавказ. Величественные, много чего повидавшие на своем веку горы; бурлящие исполинской энергией реки; изумительной чистоты озера (одно только Кезеной-Ам чего стоит) – казалось бы, в таком заповедном месте должны рождаться очень поэтические натуры… Однако самые лучшие строки о Кавказе написали почему-то русские, пришедшие сюда с равнины. Воистину, «лицом к лицу – лица не увидать, большое видится на расстоянии»…

Для народа, еще не так давно воюющего с российской армией на своей территории, чеченцы живут очень и очень неплохо… Дома у них, по большей части, основательные, добротные, из красного и серого кирпича. Газ проведен даже в самые высокогорные районы (в отличии от России, где его не всегда можно найти и в полусотне километров от Москвы). Я даже грешным делом подумал, что если бы какая-нибудь депрессивная русская область объявила в свое время войну центру, то сегодня бы она жила не хуже Чечни. Потому что права дают лишь тем, кто за них борется. А у тех, кто безмолвствует, их только отбирают…

Если говорить о «национальной кухне чеченцев», то она крайне бедна и невзыскательна. Собственно, чеченских блюд в ней мало, и они либо очень жирные, либо почти безвкусные. Вайнахи сами признают, что их еда мало полезна для здоровья. Главное отличие чеченской кухни заключается в ее аскетизме, ведь нохчам совершенно некогда было готовить — состязаниям в кулинарном искусстве они предпочитали соперничество в набегах…

Что касается чеченских женщин, то они, не являясь, конечно, писаными красавицами, могли бы все же послужить хорошим примером для наших прелестниц. Чеченки свято чтут традиции своего народа, в меру набожны и скромны, в них много достоинства. Кроме того, чеченские женщины очень работящи и, что очень важно, никогда не ропщут на судьбу.)) На рынках, в магазинах, гостиницах и кафе трудятся, в основном, они. Тогда как мужчины предпочитают службу в охранных структурах, коим в Ичкерии несть числа…

Кстати, в Чечне людей, выступающих за межнациональные браки, считают чуть ли не террористами, поскольку они подрывают монолит нации. Об этом, не стесняясь, заявляют местные чиновники, об этом говорит Кадыров… Попробуй кто-нибудь в Москве заявить, что русская девушка не должна выходить замуж, предположим, за африканца – его сразу обвинят во всех смертных грехах. Такое уж у нас странное государство…

Культу личности известного клана в Чечне мог бы позавидовать и сам Сталин. Портретами Кадырова-старшего, младшего и Путина завешана вся республика. Как говорится, отец, сын и святой дух… Местное телевидение без изжоги смотреть невозможно. О чем бы на экране ни шла речь – будь то праздничный концерт, спортивное соревнование или просто новости, каждый артист, чиновник и журналист считает своим долгом и священной обязанностью пропеть какой-нибудь дифирамб «уважаемому Рамзану Ахматовичу». Я, конечно, понимаю, что гордые и независимые вайнахи абсолютно искренни в проявлении своих верноподданических чувств, но даже им не мешало бы иногда вспоминать, что лишь чувство меры благо есть…

Грозный, понятное дело, никакой особой исторической ценности из себя не представляет (поскольку почти весь является новоделом), но удивительно, как быстро Рамзан (на федеральные деньги, разумеется) сумел восстановить его из руин. Так что заявления о том, будто чеченцы не хотят, не умеют и не любят работать, в данном случае не отвечают действительности – кто-то же все эти дома и мосты построил…

Некоторые злые языки утверждают, правда, что это были турецкие и таджикские строители, но я в подобные злостные инсинуации не верю… Вайнахи — они ведь и сами с усами… По крайней мере, вы можете зримо представить, куда были потрачены бесчисленные наши рубли и копейки…

Вот площадь «Минутка», где в первую чеченскую шли жесточайшие бои местных сепаратистов с российской армией. Теперь здесь красуются жилые дома из стекла и бетона, в которых живут вайнахи… А вот пригород чеченской столицы — там нынче плещется рукотворное грозненское море…

Самый импозантный и красивый проспект Грозного носит имя Путина. Его переименовали из улицы Победы по личному распоряжению Кадырова — в знак благодарности чеченского народа к удивительно щедрому на дотации президенту…

Чеченцам очень импонирует боевое название своей столицы, но нигде здесь вы не обнаружите упоминания, что город Грозный в 1818 году основал русский генерал Ермолов, и грозным он был, в первую очередь, для абреков. Кстати абрек – вовсе не обидное слово – так сами кавказцы называли горцев, ведущих разбойничий и лихой образ жизни…

Вот предложи чеченцам сейчас переименовать «Грозный» в «Мирный» — ни за что не согласятся. А все потому, что понты дороже денег.)) Всеми силами, всегда и во всем, они пытаются поддерживать реноме вайнахов, как отважных и бесстрашных воинов. Доходит до смешного – не раз и не два я слышал по местному ТВ, что знамя Победы над Рейхстагом, оказывается, водрузил чеченец Исмаилов, и только уничижительное отношение к горцам официальной Москвы не позволило им как следует засвидетельствовать этот подвиг…

Про Брестскую крепость и говорить даже как-то неловко… Всем уже давно известно в Чечне, что она продержалась месяц лишь потому, что ее защищали доблестные вайнахи. Осталось только убедить в этом русских ветеранов войны… Чем сейчас Путин, кстати, самым активным образом и занимается…

Как часто это бывает у кавказцев, в Чечне очень много показухи. Понятное дело, ведь у Кадырова все должно быть самым лучшим… Недавно чеченское телевидение с гордостью сообщило об очередной «стройке века», старт которой дал лично глава республики. Башня «Ахмат» (в честь его папы, разумеется) должна будет взметнуться к облакам на высоту свыше 400 метров и стать одной из самых высоких в мире…

Предположительная цена амбициозного проекта – более миллиарда рублей. На его торжественной закладке приглашенный из Москвы чиновник растерянно смотрел, как отважно чеченцы демонстрируют свое пренебрежение к экономическому кризису… И это при том, что большинство построенных высоток в столице Чечни до сих пор стоят пустые…

Вайнахам вообще понравилось реализовывать свои мегафантазии за федеральный счет. Все правильно, в общем-то. Отчего не креативить, если дают?.. Так, например, мечеть Ахмата Кадырова в Грозном – самая большая в Европе, стадион имени (угадайте кого?) – крупнейший на Северном Кавказе, горнолыжный курорт «Ведучи» – один из самых внушительных в России…

Ну а в целом работы здесь у людей почти нет — очень много безработной молодежи, которая вынуждена в поисках заработка уезжать в другие регионы. В этом и заключается самый большой парадокс чеченской экономики. Мечети и башни, это хорошо, конечно, но где ваши фабрики и заводы?..

Теперь что касается безопасности… По Грозному можно ходить более менее спокойно, без риска стать однажды кавказским пленником.)) Маловероятно, что при том количестве полицейских, которые имеются в этом городе, вас кто-то похитит или прибьет. Но ездить одному по Чечне без сопровождения местного, особенно в глухие, высокогорные села, я не рекомендовал бы никому. Русский человек там выглядит, мягко говоря, экзотично, а это в «маленькой, но гордой республике», недавно пережившей войну, чревато самыми серьезными последствиями…

Хватает здесь и лицемерия. Так Кадыров постоянно утверждает, что в его республике самый низкий уровень преступности. Возможно, это и правда, у Рамзана не забалуешь… Вместе с тем, мы наблюдаем огромный вал этнической преступности, захлестнувшей другие регионы страны. Получается, что местные криминальные элементы просто переместились туда, где, по их понятиям, совершать преступления можно…

Впрочем, о чем это я… Надеюсь, что никто не будет спорить с тем, что чеченцы, в подавляющей массе своей, – это очень культурные, законопослушные и воспитанные ребята. Они приезжают в Москву учиться и работать, им некогда заниматься всякой криминальной ерундой… Просто у некоторых из них обычаи такие – время от времени в кого-нибудь пострелять и что-нибудь поотнимать… Это старые горские традиции, которые всем нам следует, конечно, уважать…

Или взять, к примеру, ту же лезгинку… За 10 дней, проведенных в Чечне, я ни разу не видел, чтобы чеченцы танцевали ее где-то на улице. В Москве же они норовят исполнить этот зажигательный танец при каждом удобном случае. Причем, выбирают самые знаковые места – у памятника Пушкину, на Красной площади… Дескать, смотрите, какие мы крутые горцы…

Некоторые специалисты предполагают, что подобным образом они, вроде как, метят территорию. Но я надеюсь, что это не так. Все-таки мы пишем о людях, а не о животных… Скорее всего, речь идет лишь о попытке горячих кавказских парней приобщить праздношатающихся москвичей к своей выдающейся хореографической культуре…))

Чеченцы очень обижаются, когда слышат, что кто-то хочет отсоединить Кавказ от России. Они даже настояли на том, чтобы у нас в стране ввели уголовную ответственность за подобные призывы… Утверждают, что не по своей воле вошли в состав России, и добровольно из нее не выйдут.)) Как говорится, «вы полюбите нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит»…

Но насильно ведь мил не будешь… Зашел как-то в православный храм (Кадыров рядом с самой большой в Европе мечетью повелел восстановить разрушенную в годы войны церквушку). На лавке у входа – три убеленные сединами старушки.

— Как поживаете, бабули? — с улыбкой обратился я к ним.

— Живем, хлеб жуем, хоть зубов нема, — отвечают они.

— А давно вы здесь?

— Да почитай всю жизнь, соколик.

— Много ли русских сейчас в Грозном?

— Кто его знает? Может несколько сотен и наберется.

— Куда же подевались остальные? Здесь вроде тысяч триста проживало…

Бабки кинули на меня испуганный взгляд: — Так ведь уехали все…

Помолчали… Куда могли «уехать» беззащитные старики, женщины и дети в годы дудаевского беспредела, мне и так было понятно…

Некоторые чеченские руководители утверждают теперь, что русских из Чечни никто не гнал. Они, дескать, сами, побросав все свое имущество, почему-то убежали из гостеприимной республики… Но здесь с ними не согласен даже главный чеченский авторитет В. В. Путин. В интервью французскому еженедельнику «Пари-матч» он заявил: «По сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения…»

Для чего мы все это вспоминаем? Уж не для того, конечно, чтобы разжигать пресловутую «межнациональную рознь». В конце концов, те, кто убивал русских в Чечне, делали это куда успешнее… Просто всем нам не мешало бы хотя бы иногда думать своей головой, чтобы однажды ее не лишиться…

Кстати, так называемые русские националисты (те, кто не из самых умных) только собираются сделать Россию для русских, тогда как чеченцы, по факту, уже устроили Чечню для чеченцев… Что, практически, сошло им с рук. Но это так, к слову…

В принципе, чеченцы Москвой довольны: деньги (или как утверждают некоторые патриоты – дань) она исправно платит, с глупыми нравоучениями не лезет, да еще позволяет Кадырову демонстрировать свои мускулы (попробовал бы кто-нибудь из других губернаторов подмять под себя силовые структуры – сколько бы он просидел во властном кресле?). Впрочем, в таком взрывоопасном регионе, как Чечня, без личной армии никуда…

Так получилось, что сам я когда-то воспитывался в школе для трудных подростков, и потому, как мне кажется, немного понимаю психологию чеченцев. Ведь они, как народ, тоже росли в неблагополучных условиях: суровая окружающая среда (горы – не самое комфортное место для проживания) и постоянная борьба за существование с не менее дикими соседями закалили национальный характер чеченцев, сделали его жестким, обидчивым, неуступчивым…

Отсюда склонность к разного рода авантюрам (зачастую – весьма рискованным и опасным), стремление все свои проблемы решать с помощью грубой силы, желание всегда и во всем быть первыми, в том числе, и среди других, более развитых сверстников (народов)… Возможно, со временем нравы чеченцев смягчатся, и они поймут, что в современном мире можно преуспеть не только за счет лихачества и бесшабашности, но и с помощью других добродетелей…

Многие у нас задаются вопросами: в конце 90-х чеченцы активно воевали за свою независимость, а после того как Путин (или Аллах, в интерпретации Кадырова) начал мочить их денежными траншами из Москвы, вдруг резко передумали отсоединяться. Получается, отважных вайнахов просто купили? Надолго ли? И не получим ли мы уже третьей чеченской войны в случае обмеления финансовых потоков, текущих в эту республику?..

Некоторые в своих рассуждениях идут еще дальше — дескать, чеченцы и русские обладают совершенно разной ментальностью, и единственное, что объединяет их в одном государстве — это обильное финансирование мятежной республики и личная лояльность Рамзана Ахматовича Владимиру Владимировичу… Что будет с Чечней, когда ее благодетель, по тем или иным причинам, покинет свой пост?..

«Кадыров только языком чешет, ему же нужно хоть как-то демонстрировать свою верность хозяину, у которого он столуется», — делятся своими переживаниями скептики. — Чеченцы нигде и никогда не помогали русским (только вредили), и мы не видим причин, по которым они могли бы забыть свою многовековую к нам ненависть. Заметьте, Кадыров все время говорит о своей преданности Путину, но никогда об уважении и любви к русским — соплеменники его просто не поймут»…

Ну что сказать, в принципе, у нас есть лишь два выхода: либо мы оставляем этот неспокойный регион, и его тут же подогревают против России наши заклятые «друзья», превращая Кавказ в постоянно гниющий рассадник терроризма и наркотиков, либо мы продолжаем (как и все последние три века) контролировать это пространство, выжигая каленым железом дурь из голов местных ваххабитов и давая возможность всем разумным и добропорядочным кавказцам служить великой Российской Империи…

Одним словом, России необходимо вернуться на Кавказ (с которого мы, де факто, ушли, и который тут же погрузился в средневековый хаос межплеменных разборок и кровной мести). Россия всегда силой своего оружия и интеллекта замиряла (не порабощала, а именно замиряла) воинственных горцев. Без ее культурного, гуманитарного, цивилизационного влияния Кавказ сегодня бы не досчитался десятков народов — их бы просто вырезали кровожадные соседи…

Я побывал во многих городах и селах Чечни – Аргун, Ведено, Гудермес, Итум-Кале, Шали, Урус Мартан, Грозный … По одним только этим названиям можно изучать географию боевых действий, некогда здесь гремевших… И всякий раз на вопрос: «Откуда ты?» отвечал – «Я – русский». Честно сказать, не заметил особого радушия, но и явной вражды никто не выказывал. Может быть, только некоторое удивление, типа: и как тебя, парень, сюда занесло?)) Иногда, правда, что-то говорили по-чеченски, но тут уж я не знаю: то ли приветствовали, дескать, «Добро пожаловать», то ли осыпали проклятиями…))

Однажды какой-то чеченец, у которого я имел неосторожность спросить дорогу, недобро сверкнув глазами, бросил мне: «Ты зачем сюда приехал? Здесь тебе не Россия!». Я изобразил на своем лице некое подобие улыбки: «Как зачем? Кадыров позвал. Говорит, надо развивать туризм в Чеченской республике… «А, ну если только Кадыров», — абориген свирепо оскалился…

Очевидно, это имя повлияло на него отрезвляюще. Рамзана здесь боятся и уважают. Поговаривают, что, наводя порядок в Чечне и подминая под себя недовольных, его люди не гнушались ничем… Но, по всей видимости, по-другому в этом разрушенном вседозволенностью анклаве действовать было нельзя…

Разговорился как-то с чеченцем в магазине, поинтересовался, какие еще местные достопримечательности заслуживают моего внимания. А он и говорит: «Езжай к мемориалу у селения Хангиш Юрт, тебе там понравится»… Я неплохо знаю историю русско-чеченских отношений, а потому, холодно глядя ему в глаза, спрашиваю: «То есть, вы предлагаете мне, русскому, ехать смотреть на памятник убийцам русских солдат?»…

Чеченец на несколько секунд оторопел от такой наглости, а потом как завопит: «Что за шовинистские замашки ты себе позволяешь?! Вайнахи – настоящие воины! У нас даже девушки готовы были голыми руками душить русских захватчиков!»… Я как можно спокойнее ему отвечаю: «А давайте-ка мы вас тоже, в свою очередь, отвезем к памятнику русским солдатам, уничтожавшим разбойничьи гнезда в Чечне»… Дальнейших его воплей я уже не слышал, поскольку, смерив провокатора презрительным взглядом, вышел из магазина…

И все-таки встретился мне в дороге один кавказец, который отчасти реабилитировал в моих глазах Чечню. Звали его Хасан. Мы объехали с ним почти всю республику, и он очень многое поведал мне о чеченцах. Я не буду пересказывать здесь все, о чем мы говорили с этим, в высшей степени достойным, человеком (тем более, что многое уже выветрилось у меня из головы) — остановлюсь лишь на основных моментах, представляющих интерес для русского читателя…

«Хасан, — обращался я к своему нечаянному попутчику, — некоторые кавказцы, в том числе и чеченцы, показушно бия себя пяткой в грудь и вопия на каждом шагу, что они «благородные горцы», беспределят в русских городах, совершая тяжкие преступления – убийства, грабежи, изнасилования… Что ты думаешь по этому поводу?»…

«Олег, я тебе так скажу, — отвечал мне Хасан, — люди, о которых ты говоришь, это не кавказцы, а трусливые шакалы, достойные лишь презрения! Я тоже иногда смотрю новости: показывают какого-нибудь отморозка, который плачется в камеру, мол арестовали его только за то, что он чеченец. Лжет, собака!..»

«Несколько лет назад мне довелось жить в Саратове, я учился там в школе МВД – так вот у меня ни разу на улице не спрашивали документов. Хоть я и не очень похож на русского, верно? (Хасан заговорщески подмигнул мне). — Так что ваши менты все правильно делают, просто так спецназ никого мордой в асфальт не укладывает. Надо разбираться с этими бандитами самым беспощадным образом, потому что они позорят Кавказ! И многие люди в России начинают думать, что все чеченцы – насильники и грабители. А это не так!»…

«Хасан, ты говорил, что некоторое время назад жил в Саратове. Как к тебе относились русские?»… «В общем и целом нормально, хотя бывало всякое. Помню, как-то сидел, разгадывал кроссворд. И так у меня это ловко получалось, что одна моя знакомая воскликнула: «Никогда бы не подумала, что чеченец может угадать хотя бы одно слово…». Но я на нее не в обиде, ей просто кто-то уже напел, что все кавказцы – тупые»…

«Хасан, если ты меня прямо здесь не пристрелишь, то сознаюсь, что до встречи с тобой я тоже так думал», — улыбнулся я .«Не бойся, Олег, у меня и пистолета-то с собой нет», — отвечал веселый чеченец. Мы оба рассмеялись…

«Хасан, — продолжал я мучить его вопросами, — а нету ли у чеченцев обиды на русских? Все-таки мы долго воевали друг с другом»… «А чего обижаться-то? Русские убивали чеченцев? Так ведь и чеченцы убивали русских. Так что мы, можно сказать, в расчете, — Хасан внимательно посмотрел на меня, — война, она же всех касается, и горе матерей везде одинаково…»

«Хасан, иногда приходится читать в интернете посты от кавказцев, в которых они утверждают, будто все русские – пьяницы и наркоманы»… «Олег, — перебил он меня, — ну ведь ты же не бухаешь и не употребляешь наркотики. Значит уже не все… А знаешь, сколько у нас здесь, в Чечне, нариков и торчков?.. Так что, не обращай внимания на всяких идиотов, они сами не понимают, о чем пишут…».

«Хасан, у каждого народа есть свои хорошие и плохие стороны, даже у русского (хоть я в силу своей близорукости так и не смог обнаружить у него ни одного минуса.)) А какие, на твой взгляд, чеченцы? Чем они отличаются от всех остальных?»…

«Чеченцы бывают либо очень хорошие, либо очень плохие — среднего не дано, — задумчиво ответил мне Хасан, и после недолгой паузы продолжил. — Мы можем как отдать последнее, так и забрать последнее… Бывает, какой-нибудь богатый нохчи руку бедняку не подаст, потому что она у него всегда грязная… А иной чеченец жизнью готов заплатить за торжество справедливости…».

«Хасан, как ты считаешь, возможно ли в Чечне повторение кровавых событий 90-х годов?»… «Да, к сожалению, возможно, если власть потеряет доверие народа или ослабнет. В этом случае люди, как мутный горный поток, просто выйдут из берегов… Я очень хочу, чтобы Чечня осталась в составе России, потому что без русских у нас никаких шансов на построение нормальной жизни нет»…

Задавал Хасан вопросы и мне, причем, достаточно оригинальные. Так, например, среди прочего интересовался: «Почему русские мужчины часто жалуются на то, что жены их не слушают?»… «Как это так, — возмущался чеченец, — слово мужчины должно быть законом для женщины!». Я ответствовал на это Хасану, что абсолютно и полностью с ним согласен. Но хитрющие бабы не слушают даже меня…))

Затем Хасан спросил: «Как такой великий народ, как русские, допустил в Кремль такое ничтожество, как Ельцин?». Я заметил на это, что ошибаться свойственно всем: и немцам с Гитлером, и чеченцам с Дудаевым…

В общем, расстались мы с ним, как мне кажется, чрезвычайно довольные друг другом. «Вот бы побольше таких парней, как Хасан, — размышлял я, — сразу бы наступила дружба между народами… А уж что там чеченец думал про меня, вы лучше спросите у него…))

Будем справедливы: Кадыров многое делает для того, чтобы мир и согласие надолго поселились в мятежной республике. Во многом благодаря его усилиям русских солдат перестали убивать на Сунже. Он также пытается выкорчевывать средневековые традиции кровной мести, активно препятствует оттоку молодых чеченцев в террористический ИГИЛ. Но еще больше ему предстоит сделать…

Почти две с половиной сотни лет чеченцы воевали с Россией, и бесследно это для их менталитета не прошло. Пока мы зачитывались сказками про Крошечку-Хаврошечку и Василису Премудрую, вайнахи рассказывали своим детям о «священной борьбе с неверными»… Помню, как потрясло меня видео с пятилетним чеченским мальчиком, который на вопрос: «Что ты будешь делать, когда вырастешь?» ответил: «Убивать русских!»…

Я уезжал из Чечни первого сентября, когда счастливые малыши по всей стране идут в школу. Так было и в Чечне. Мне очень хочется верить, что эти ребятишки уже никогда не будут воспитываться в атмосфере ненависти, а значит – никогда не проиграют. Потому что за Россией – будущее мира, а добро всегда побеждает зло…

Вещий Олег

Чечня Путин Кадыров Колонки