The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Художник Михаил Туровский об успехе, которого ждал в Нью-Йорке 20 лет

Михаил Туровский иммигрировал в США 35 лет назад. Фото Павла Терехова

Михаил Туровский иммигрировал в США 35 лет назад. Фото Павла Терехова

Михаил Туровский вместе с женой живет в русскоязычном районе Бруклина. Его квартира больше напоминает музей или библиотеку. Здесь и книги хозяина, и самое дорогое для любого художника – его картины.

“Руки есть, глаза есть, сердце стучит. Я и сейчас каждый день тружусь. Любимой профессией занимаюсь с восьми лет. Я прошел длинный путь от сперматозоида до академика. И все время боролся,” – говорит Туровский.

Он приехал в Нью-Йорк из Киева в далеком 1979 году. Покорить Америку удалось не сразу. Сегодня его работы представлены в Национальном художественном музее Украины, Государственной Третьяковской галерее и в нескольких музеях США (например, в музее Корнуэльского университета). В прошлом году Михаил Туровский победил в конкурсе “Человек года русскоязычной Америки” в номинации “Художник года”.

Он пишет в разных жанрах, но наибольшую известность получил за создание циклов “Холокост” и “Конец великой утопии”. По словам Туровского, тематика продиктована отчасти тем, что он родился в 1933 году, когда к власти пришел Гитлер, и рос в условиях тоталитарного режима Советского Союза. Об этом он и рассказывает в своих картинах. “Холокост происходит всюду, где некоторые люди присваивают себе право решать, кто может жить, а кто должен умереть”,- дополняет Туровский.

Тема жизни и смерти у Михаила Туровского встречается очень часто. Среди последних работ – картина “Двое”, где по реке Стикс в подземном царстве Аида плывет с кем-то на лодке перевозчик душ. “Я прожил большую жизнь. И, наверное, это еще и физическое ощущение войны”, – объясняет живописец.

“Конец великой утопии” – это протест против тоталитаризма. “Я был счастлив, когда на венецианской биеннале получил целый павильон для выставки картин этого цикла,” – вспоминает свой триумф Туровский.

Уже несколько лет художник пишет фигуративные картины, которые он называет “голая правда, или апокалипсис-ежедневный”.

Картина Михаила Туровского "Красная осень".

Картина Михаила Туровского “Красная осень”

Десять лет без заработка

Из Киева Михаил и Софья Туровские уезжали врагами народа, без всякой надежды вернуться. “Нам перерезали ту пуповину, которая нас связывала с родиной”, – с болью вспоминает те события супруга художника.

Жизнь в Нью-Йорке семья начала с нуля. “Нас встретили представители организации, которая помогала новым иммигрантам. Помогли найти жилье, предоставили недолгие курсы английского языка и даже учили, как искать работу. Мы учились всему, что надо было знать в американской жизни. Иногда чувствовали себя просто детьми”, – рассказывает о переезде Софья.

Михаилу пришлось не только заново строить жизнь, но и бороться с искушениями. В те годы в американском искусстве царил поп-арт, королем был Энди Уорхол, однако все это направление было чуждо Туровскому. Поэтому от возможности заработать деньги в том же рекламном бизнесе он отказался, равно как и не стал гнаться за легкими деньгами и садиться за руль такси. “Я решил для себя, что должен работать в своей области, и обретенная свобода должна использоваться для реализации моих талантов,” – вспоминает художник.

Михаил и Софья Туровские сейчас живут в Бруклине. Фото Павла Терехова

Михаил и Софья Туровские сейчас живут в Бруклине. Фото Павла Терехова

За первые десять лет жизни в Нью-Йорке он не заработал ни копейки. Но жена все-таки устроилась в инженерную компанию на должность чертежницы.

“Мы уехали без единой картины, их было запрещено вывозить – как национальное достояние. Все пришлось оставить. Это казалось катастрофой”, – жалеет жена Михаила, Софья.

Туровский же все продолжал рисовать – и как-то по счастливой случайности он познакомился с французским искусствоведом Сержем Ланчнером. Он стал первым арт-дилером Туровского и помог выйти на западный рынок.

Выставка теперь уже нью-йоркского художника в Киеве открылась через 20 лет после того, как он уехал оттуда. Главным стал цикл “Холокост”. “Эти люди как бы живут во мне: их боль, их несостоявшиеся жизни, их растоптанные надежды. С их смертью прервалась связь времен”, – едва сдерживая слезы, говорит художник.

Картина Михаила Туровского из цикла "Холокост".

Картина Михаила Туровского из цикла “Холокост”.

Михаил Туровский очень любит Киев и считает, что это даже не город, а “пространство определенной духовности”. В столице Украины он жил недалеко от дома художника Михаила Врубеля и писателя Михаила Булгакова – и частенько представлял себе жизнь этих двух гениев. “Энергетика, которая исходила от этих людей, не могла не повлиять на меня. К примеру, я мог видеть, как Врубель – он жил на первом этаже – открывал окно и выглядывал наружу,” – говорит Туровский.

Семья и духовные тренировки

В этом году Михаилу Туровскому исполнилось 82 года. Он отлично выглядит и много работает. “Зарядку не делаю. Я тренируюсь духовно. Главная задача для меня – создать пространство для работы. Вечерняя задача – мотивировать себя на завтра”, – делится своим секретом долголетия живописец.

Социализироваться с американцами у Туровского не сильно получается, мешает языковой барьер. “Я не стал англоязычным человеком с моим стажем проживания в США. Мои знакомые и товарищи работали в американских компаниях и таким образом выучили язык. Шансов исправиться у меня уже нет. Но я прощаю себе это“, – говорит художник. Впрочем, отсутствие интеграции в американское общество Туровского не сильно смущает – его поддерживает большая и дружная семья.

“Мы всегда понимали друг друга: 55 лет вместе. Я считаю, что у Миши необыкновенный талант. Он гениальный художник, и мне доставляет удовольствие участвовать, пусть и со стороны, в его творчестве”, – рассказывает жена Софья.

Их дочь Евгения – поэт. Она переводит на английский язык произведения современных русских поэтов. А сын Роман – сценический художник, живописец и музыкант. Даже внуки, мальчики-двойняшки, пошли по стопам своего отца и деда и уже учатся в художественных школах. Можно сказать, что Туровские полностью посвятили себя искусству.

“Район, где мы живем, нам нравится. У нас тут все под боком – магазины, врачи, все что нужно. Очень часто встречаемся с русскими людьми <…>. Мы же несколько лет жили в Манхэттене. А сейчас, когда туда приезжаем, удивляемся: как мы тут жили? В смысле, что там очень много людей, машин, все шумит. А тут у нас спокойно и хорошо,” – рассказывает Софья.

Недавно близкий друг Михаила Туровского поэт Александр Беренс собрал работы художника за последние два года в фотоисторию “Белое, черное и красное”. “В этом фильме все мое настроение, мое отношение к сегодняшним событиям в Украине. Это крик человека, раненного своим временем”, – говорит Туровский.

 

 

 

 

Холокост живопись культура художник Советский Союз Наши люди Культура наши люди современное искусство Наши в США творчество Выбор редакции

Давайте вместе противостоять кризису и поддерживать друг друга

Спасибо, что остаетесь с нами и доверяете! За последние 5 лет мы получили массу благодарных отзывов от читателей, которым наши материалы помогли устроить жизнь после переезда в США. У нас большие планы, мы не хотим останавливаться или замедлять темп работы. Даже сейчас…

Пандемия COVID-19 негативно повлияла на наши доходы, и чтобы продолжать оставаться на плаву, мы вынуждены просить ВАС о поддержке. Мы будем благодарны за любую сумму и приложим максимум усилий, чтобы продолжать так же оперативно публиковать новости и много полезной информации.

Спасибо, что вы с нами!

Всегда ваш, ForumDaily! WomanForumDaily, NewYork, ForumDaily!

Безопасность взносов гарантируется использованием надежно защищенной системы Stripe.



 
1042 запросов за 1,977 секунд.