The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Русские СМИ Америки в лицах: Катерина Котрикадзе

Фото из личного архива

Директор информационной службы RTVi Катерина Котрикадзе. Фото предоставлено RTVi.com

Биография Катерины Котрикадзе впечатляет. Ей очень подходит описание из гайдаевской комедии: «Cтудентка, комсомолка, спортсменка. Наконец, она просто красавица!». В свои 30 с небольшим она успела получить красный диплом факультета журналистики Московского государственного университета. Затем работала репортером в проекте «Опасная зона» на телеканале ТВЦ, позже — корреспондентом RTVi и радиостанции «Эхо Москвы». В 2009 году Катерина Котрикадзе возглавила новости на телеканале «ПИК» в Тбилиси. В 2011-м стала заместителем генерального директора «ПИКа». В 2012-м Катерина вновь меняет местожительство, приехав в США по приглашению нового руководства RTVi. Сейчас возглавляет информационную службу телеканала в Нью-Йорке. Новый город, новый коллектив, новые темы….

Или все-таки темы остались такими же? Что изменилось с переездом?

Все изменилось, кроме меня самой. Ощущение, что уже почти 4 года живу на другой планете. Люди, город, стиль общения, вид из окна. И если честно, до сих пор не по себе… Не потому, что боюсь высоты, а потому, что вокруг слишком много стен, слишком мало пространства. Я знаю, что в Америке оказалась временно, что это огромный, очень важный этап, но я слишком люблю свою страну – банально звучит? Не знаю, как сказать иначе. В общем, рано или поздно обязательно вернусь в «ту-часть-света». А темы – да, они тоже изменились, конечно! Раньше мне нужно было концентрироваться на Кавказе, и это, кстати, бесценный опыт. Конечно, на России тоже – потому что Россия во многом определяет расклад сил в регионе. Ну а теперь мы делаем телевидение для русскоязычных зрителей по всему миру, и тут, конечно, одним регионом не обойдешься. К примеру, благодаря RTVi я занялась изучением Ближнего Востока. И самое непростое – американской политической системы. Она замысловата, должна признать!

Новости на RTVi изменились. В лучшую сторону.

Спасибо, это очень важно – я, знаете, из тех, кому иногда очень нужно услышать похвалу (смеется. – Авт.). Скажу честно, коллектив информационной службы нужно было не просто перестроить, но и заставить людей поверить в новый подход. Сделать хороший выпуск новостей можно только в том случае, если есть команда, если есть понимание общей ответственности. Так вот, коллеги, с которыми я работаю, опытные, умные, принципиальные – они не вчерашние школьники. И это, с одной стороны, помогает в достижении результата, но с другой – привычка к бесконечному однообразию тормозит процесс. От телевизионных стереотипов 90-х избавлялись с трудом. Избавились, к счастью… И мне очень помог опыт, который я привезла с собой из Грузии. Когда мы делали телеканал ПИК, то руководили процессом известные журналисты ВВС, Al Jazeera, Sky News… Они заставили меня не просто понять технику правильного монтажа или принципы хорошего интервью. Они заставили поверить в самое главное – в журналистику, которая не терпит границ, которая свободна и честна. Это журналистика, о которой нам рассказывал еще Ясен Николаевич Засурский на журфаке, и многие тогда смеялись – мол, на самом деле все покупается и продается. Но, знаете, не все. Вот я горжусь своей профессией, и это огромное счастье.

12036411_1018799931515915_4459901710174545174_n

Катерина Котрикадзе и Евгений Маслов, корреспондент RTVi. Фото предоставлено RTVi.com

А как обстоят дела с пресловутой «информационной политикой» на RTVi? Этим вопросом интересуются буквально все зрители телеканала — от Тель-Авива до Риги, от Нью-Йорка до Канберры. Спрашивают, «не дала ли редакция крен в сторону Кремля»?

Я вообще не умею крениться. Иначе ведь можно кого угодно в чем угодно убедить – но себя уважать перестанешь. Вот этого я страшно боюсь. Поэтому предпочитаю следовать совести. При этом терпеть не могу браваду и размахивание на каждом углу своей “особой свободой”. Мы просто делаем достойный продукт. Я как главный редактор за него отвечаю полностью и считаю, что миллионы зрителей RTVi имеют право обладать полноценной информацией. Поэтому у нас в эфире звучит и Путин, и Аббас, и Обама – в общем, мы не склонны утаивать от общественности те или иные взгляды. Это было бы глупо… Другое дело, что журналист всегда обладает мнением – иначе он идиот, согласитесь! И здесь очень важно донести до коллег: точка зрения журналиста крайне ценна, но не для выпуска новостей. Для аналитической программы – пожалуйста! Но это другой формат, где зрителя заранее предупреждают: мы углубляемся, и если угодно, выслушайте анализ.

Какие новые проекты в данный момент готовит информационная служба RTVi?

Мы сейчас работаем над новым телесезоном. Планов много, но некоторые детали я раскрыть сейчас не могу. Скажу только, что к нам на днях присоединился новый ведущий — бывший заместитель главного редактора телеканала «Дождь» Тихон Дзядко. Сейчас он ведет новости на RTVi, но в скором будущем запустит новый авторский проект. Это для нас важное, знаковое событие.

Фото предоставлено RTVi.com

Тихон Дзядко готовит авторский проект на RTVi. Фото предоставлено RTVi.com

Кроме того, программа «Тайм-код», которая ушла в заслуженный отпуск, 9 сентября вернется с новыми форматами, новым подходом к освещению важнейших международных событий. В эфире RTVi появится еще больше качественной аналитики, специальных репортажей, интересных историй, эксклюзивных интервью. Наш главный козырь – это широкая корреспондентская сеть. За 3,5 года работы на канале мне и моим коллегам удалось отыскать профессиональных, честных журналистов в большинстве стран вещания RTVi. Наши репортеры верят в профессию – так же, как верю я. И им верит зритель, им дают интервью принимающие решения люди, поскольку знают, что слова и мысли гостей RTVi не будут искажены. Так что впереди много работы. Общественно-политические проекты и новости RTVi, разумеется, будут развивать свое присутствие в соцсетях.

Сейчас в США в разгаре президентская кампания. Чем отличается освещение президентских гонок в США и Грузии?

Слушайте, ну это совершенно разные планеты. Это даже сложно сравнивать. От исхода выборов в США зависят судьбы человечества, поэтому за каждым словом кандидатов следят сотни тысяч журналистов. К Грузии такого внимания, конечно же, нет. Хотя важно понимать, что выборы 2012 года стали доказательством существования грузинской демократии. Тогда ведь впервые в истории страны состоялся мирный переход власти, и это предмет гордости для всей нации. Вот тогда эти важнейшие для страны перемены было невероятно интересно освещать. Это действительно поразительно: сидеть в постсоветской республике и не верить своим глазам во время первых экзит-полов. Такой исход казался маловероятным, и никто тогда не мог поверить, что Саакашвили пожмет руку оппоненту и скажет: ок, я поздравляю тебя с победой. Но так случилось, и это круто.

Совсем не круто другое: в отличие от Америки, Грузия – крайне консервативная страна, где все вопросы решает церковь. Ее авторитет давит своим гигантским грузом на несчастное общество, которое, с одной стороны, стремится в Европу, а с другой – считает приоритетной задачей в жизни – осенить себя крестным знамением при виде храма. В принципе, народ выбрал того, кого демонстративно одобрил патриарх. В США подобное невозможно.

Kot on Fox(1)

Скрин-шот эфира канала Fox Business

Как бы ты охарактеризовала ситуацию со свободой слова в Грузии во времена Михаила Саакашвили? Что изменилось после прихода к власти Бидзины Иванишвили?

В целом в Грузии защищена свобода слова, не запрещено ругать правительство. Но дело в том, что в стране, где общество расколото по принципу «свой»-«чужой», сложно соблюдать стандарты журналистики. Есть провластные СМИ, а есть оппозиционные. И где при этом объективная реальность? Мы эту реальность отображали на канале «ПИК» еще при прежней власти. Нас многому научила команда опытных репортеров ВВС, которые руководили каналом в течение первого года вещания и были для нас железобетонной гарантией абсолютной свободы слова. Мы, как и положено журналистам, критиковали всех политиков, того заслуживавших. Делали специальные репортажи на крайне болезненные для Саакашвили и его правительства темы. Я как главред новостей за все это более чем осознанно отвечала. Но знаете, в современной Грузии мысль о том, что ты не находишься на чьей-то стороне, совершенно неприемлема. В общем, канал закрыли после тех самых исторических выборов, лишив многонациональное население Грузии качественного контента на русском языке. Зато российские федеральные телеканалы вполне себе активно вещают в государстве, 20% территории которой Москва оккупирует. Ну ок, это выбор действующей власти. Знаете, Грузия полна стереотипов: одни – чисто советское наследие. Другие связаны с кавказской (да еще и истерично православной) ментальностью. Но от всего этого можно избавиться. Я в это очень верю.

Лидер политической партии «Наш дом — Израиль», министр обороны Израиля Авигдор Либерман и Катерина Котрикадзе.

Лидер политической партии «Наш дом — Израиль», министр обороны Израиля Авигдор Либерман и Катерина Котрикадзе. Фото предоставлено RTVi.com

За все время работы корреспондентом ты стала очевидцем множества событий. Уверена, что зрители RTVi помнят твои репортажи о политических кризисах, показах мод, концертах, акциях протеста на Болотной в Москве, интервью с тогда еще президентом РФ Дмитрием Медведевым, президентом Грузии Михаилом Саакашвили, главой МИД России Сергеем Лавровым и израильским министром иностранных дел Авигдором Либерманом. Их много, всех и не перечислить. Не спрашиваю, какой материал самый «любимый». Вопрос о репортаже, который для тебя стал самым личным. Полагаю, что это российско-грузинская война 2008-го?

Я очень смутно помню собственные репортажи про войну. Мне было совсем мало лет. При этом злости и обиды было много. Очень страшно, когда бомбят. И умирают люди… Как-то в тумане я все это снимала, монтировала… Самый личный репортаж, конечно, связан с войной 2008-го. Он о Гиге Чихладзе, друге, журналисте. Его убили тогда на въезде в Цхинвали. За то, что он поздоровался на КПП по-грузински. Его тело долго не могли вывезти, а потом были похороны в Тбилиси, мы все снимали… Знаете, я тогда не могла начитать закадровый текст, все плакала. Но вариант «забиться в угол и рыдать» не работает в таких случаях. Пришлось собраться и сделать материал. Надо ведь рассказывать обо всем людям – они же смотрят телевизор, ждут информации. И если ты не соберешься, они не узнают, как все было на самом деле и будут верить другим «источникам».

А сложно после работы в самой настоящей горячей точке пересесть в кресло директора информационной службы?

Во-первых, кресло директора совершенно не мешает работе в поле. Если не снимать, не ездить, не задавать вопросы, не брать интервью — теряешь ощущение оперативного информирования, теряешь азарт профессии. И тогда ты становишься кем-то другим, не собой. Вот этого я категорически не хочу допускать.

Фото и личного архива.

Катерина Котрикадзе, справа — корреспондент RTVi в Израиле и ведущий программы «Тайм-код» Владимир Ленский. Фото предоставлено RTVi.com

Получается, что телевидение — это постоянный адреналин. Не утомляет? Не хочется иногда «всё бросить и в Гагры» или, скажем, в Майами?

В Гагры? Очень хочется, но с моей фамилией туда соваться не стоит. Абхазия давно стала мечтой для всей остальной Грузии. И для меня – я там никогда не была, не успела. Война началась, когда я была еще ребенком, а о том, что такое Сухуми и те же Гагры узнала от беженцев – их в Грузии сотни тысяч, и все они хотят домой… Одним словом, тема тяжелая. Возвращаясь к Вашему вопросу: хочется иногда все бросить и даже получается. Но через 2-3 дня отдыха начинаю истерично изучать новости. Через неделю вою от скуки. И с огромным удовольствием выхожу на работу. Иначе — «ломка».

Оставлю работу, на время. Вопрос на бытовую тему. Твоя первая покупка в Нью-Йорке?

Если не считать туфель? Телевизор.

Как бы ты описала Нью-Йорк в одном предложении?

Для меня это город абсолютной свободы.

Какие места в городе вдохновляют?

Я, знаете, первый год после приезда в США жила в Battery Park, в нижнем Манхэттене. И это лучшее место в городе для меня. Потому что там одновременно и живописный вид на Статую Свободы, и набережная Гудзона с лавочками, и парки с множеством детей. Честно говоря, там есть улицы, которые напоминают мне Тбилиси. Все вместе – собирательный образ счастья.

Теперь, спустя 3,5 года в США, ты уже практически американка. Ощущаешь себя таковой?

Нет, я себя американкой не ощущаю совершенно. Хотя восхищаюсь этой страной совершенно искренне. А вот мой сын, который родился уже здесь, — точно американец на все сто!

А по кому или по чему ты больше всего скучаешь в Большом городе?

По бабушке с дедушкой – они в Тбилиси.

Появились ли у тебя в США новые привычки? Ну, к примеру, выпивать стакан апельсинового сока на завтрак, как все американцы в голливудских фильмах?

А разве американцы пьют апельсиновый сок? У меня появилась привычка покупать кофе в одноразовых стаканчиках каждое утро, перед работой. Это чистая Америка, и мне даже иногда смешно смотреть на себя со стороны. Но это очень удобно!

Каким образом удается совмещать работу и личную жизнь?

Очень трудно. Моему сыну только 2 года, и как выяснилось, самый главный вызов в жизни — быть мамой каждый день, проводить с ним больше времени. Ну и при этом хочется много работать. Пока удается.

Сама готовишь дома или муж? Кто делает твои любимые грузинские блюда?

НИКТО!!! И это – трагедия! Я вообще не готовлю, а муж готовит безумно талантливо, но редко. И вот еще одна американская привычка – мы заказываем еду на дом. Почти каждый день. И страдаем… Грузинские блюда ждут нас дома – по возвращении.

Читайте также:

Ведущая RTVi Лиза Каймин — о сумасшествии новостной редакции и о любимом Нью-Йорке

Русские, которые изменили Америку

Ведущий RTVi Владимир Ленский: Новости затягивают, как водоворот

Заходите на страницу ForumDaily в «Фейсбуке», чтобы быть в курсе последних новостей и комментировать материалы. Также следите в соцсети за событиями в своем городе — Майами, Нью-Йорке и Сан-Франциско Bay Area.

Наши люди RTVi


 
1032 запросов за 3,033 секунд.