The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Беларусь-Израиль: учитель Марка Шагала и тайна семейной реликвии

История не терпит сослагательного наклонения. И тем не менее, если бы не приезд в Витебск историка, редактора по Израилю и СНГ ведущей русскоязычной газеты в США «Форум Daily» Шимона Бримана и его интерес к музейной коллекции Йегуды (Юрия) Пэна в Художественном музее, мы бы так и не узнали, что «жива» еще одна картина нашего живописца-академика. Судьба этого полотна так же непроста, как и жизнь человека, изображенного на нем.

— Я много лет изучаю творчество Пэна, видел его работы в альбомах и наконец — в музее Витебска, где летом 2014 года имел возможность посмотреть оригиналы. Портрет моего деда Семена Бримана по манере письма действительно схож с другими пэновскими портретами: освещенное задумчивое лицо, выступающее из темноты. Мне понравился витебский музей, и в зале, где экспонируется Пэн, я как будто увидел что-то родное и знакомое, — поделился Шимон.

Как известно, портретная живопись в творчестве основателя первой школы рисования в Витебске занимала одно из центральных мест. Герои Пэна — не вымысел, они все были реальными жителями города первой трети XX века. К сожалению, не все прототипы созданных художником образов известны, и тем более интересны сведения Шимона Бримана, который также прислал для публикации фотографию портрета, хранящегося в семье почти столетие. А история такова.

— Мой дед Семен Яковлевич Бриман и его жена Софья Моисеевна приехали в Витебск из Украины, из-под Киева, в конце 1920-х годов, — рассказал собеседник. — Их сын и мой родной дядя Моисей Бриман вспоминал, что они жили по соседству с домом Пэна (квартира и школа-студия находились на улице Гоголевской, в районе Соборной площади, примерно на месте нынешнего так называемого «синего дома». — Прим. авт.). Дед Семен по-соседски помогал старику-художнику, рубил для него дрова, топил печь. В знак благодарности Пэн предложил нарисовать портрет. Так появилась эта картина в витебской квартире семьи. На ней Семену Бриману, 1903 года рождения, примерно 30 лет, портрет, пожалуй, можно датировать 1932—1935 годами.

— Шимон, судя по благородству облика, костюму, в который одет Семен Яковлевич, он принадлежал к интеллигентским кругам. Чем же занимался ваш дед?

— Насколько знаю по рассказам родных, он был служащим или мастером на одном из заводов или в крупной артели в Витебске. Семен играл в городском духовом оркестре, это было хобби. Близкие вспоминают его как остроумного человека. Кстати, за это он и поплатился. Перед началом войны в 1940-1941 годах деда арестовали за анекдоты о политике, а на момент немецкого вторжения этапировали из Витебска…

В начале войны наша семья бежала из города, буквально в последнем эшелоне. Бабушка Софья вывозила старшее поколение и своих детей Моисея и Беллу, 1928 и 1937 годов рождения, сама. Семейное предание гласит о том, что когда решали: остаться в Витебске или уезжать в эвакуацию, аргумент в пользу первого был такой: «Как же все тут бросим, мы ж недавно купили новый кожаный диван» (Шимон улыбается). Конечно, выбор между жизнью и диваном был сделан в пользу жизни и бегства. Из немногих вещей, которые бабушка успела взять с собой, главная и самая большая семейная ценность — портрет арестованного мужа.

Картина пережила все переезды и бедствия, она напоминала о Семене, который к тому времени уже находился в армии, на войне. Портрет побывал в эвакуации и в уральской деревне, и в Баку, где в 1944 году после ранения лечился в госпитале Семен Яковлевич. Здесь и соединились бабушка с дедушкой, в Баку в июле 1945-го родился мой отец Яков.

Можно допустить, что наверняка в то время для Софьи, ждавшей мужа, сначала канувшего в неизвестность, потом подхваченного огненным вихрем войны, портрет был сродни талисману, символом воссоединения семьи. Эта святыня, пережившая лихолетье, на многие десятки лет вновь заняла свое место в семейном гнезде, но уже в Харькове, куда приехали Бриманы жить после войны.

— Кстати, я родился в Харькове, меня хотели назвать Шимоном в честь деда Семена… Официально я взял себе это имя, приехав в 1996 году в Израиль, — продолжил рассказ собеседник. — К его портрету, сохранившему следы сворачивания в трубку, в семье всегда было трогательное отношение. Подпись Пэна, к сожалению, затерлась, по крайней мере невооруженным глазом ее сейчас не видно, хотя в начале 1990-х годов мы отдавали картину на реставрацию в Харьковский художественный музей. После отъезда моих родителей в 1994 году в Израиль, портрет хранился у наших друзей в Харькове. И только в 2005-м я смог оформить разрешение на вывоз полотна Пэна. Живописный образ деда, созданный легендарным витебским художником, вот уже десять лет «живет» в квартире моих родителей в Хайфе.

Шимон-внук удивительно похож на своего деда. Несложно предположить, что это разительное сходство подогрело любопытство историка и журналиста к творчеству художника, а также подтолкнуло к поездке в те места, где в первой трети прошлого века жили родные люди. По словам Шимона, контраст между шагаловско-пэновским Витебском в его представлении и современными улицами оказался велик, и, тем не менее, город, где побывал впервые, приятно поразил чистотой и уютом. А главное, вызвал в душе желание вновь приехать сюда, чтобы еще раз посмотреть выставку Пэна, а также его работы в запасниках музея.

Визит Шимона, его удивительный рассказ вновь вдохновили на поиск прототипов пэновских портретных героев, поэтому Художественный музей и редакция газеты «Витьбичи» восстанавливают проект прошлого года «Пэн и горожане». Мы будем публиковать портреты Пэна из музейной коллекции с просьбой откликнуться тех горожан, которые узнают в них своих родных и близких, сопоставив с фотографиями в семейных альбомах, расскажут об их судьбах. Это интересно. И очень важно для музейной работы.

Автор: Наталия КРУПИЦА (Витебск, Беларусь).

Фото предоставил Шимон Бриман (Израиль).

На родине Наши люди Культура

Давайте вместе противостоять кризису и поддерживать друг друга

Никто в мире не ожидал пандемии коронавируса, но она пришла, нарушив привычный ритм жизни и работы миллиардов людей, вызвав панику и неуверенность в завтрашнем дне.

ForumDaily также столкнулся с финансовыми трудностями из-за потери части рекламодателей на фоне экономического спада и карантина. Но мы не сокращаем количество материалов и режим работы, поскольку хотим, чтобы наши читатели своевременно получали актуальную и проверенную информацию в это непростое время. Кроме того, мы поддерживаем локальные малые бизнесы в США, которые страдают сильнее всего.

Но ForumDaily — это тоже малый бизнес. Несмотря на потерю части доходов, мы изо всех сил стараемся, чтобы вы были информированы и вооружены всеми необходимыми знаниями для противодействия пандемии и решения других важных вопросов во время карантина.

Для поддержания такого ритма работы нам нужна ваша помощь. Мы будем благодарны за любую сумму, которую вы готовы выделить на поддержку нашей команды.

Давайте противостоять кризису вместе!

Безопасность взносов гарантируется использованием надежно защищенной системы Stripe.

Всегда ваш, ForumDaily!



 
1036 запросов за 4,173 секунд.