Засекреченный Ефим Великий

Е.П. Славский

Мне довелось увидеть его в Навои. В этом городе находится мощный горно-металлургический комбинат, куда я, в то время сотрудник журнала «Партийная жизнь», был командирован для изучения работы парткабинета. Судя по величине и оборудованию, парткабинет этот был самым грандиозным во всем Узбекистане. В то же время его музейная стерильность свидетельствовала, что люди бывали здесь нечасто.
Там-то я и сидел, заканчивая статью, когда в кабинет вошла группа «руководящих товарищей». Среди них возвышался на целую голову пожилой мужчина с тремя золотыми звездами Героя Соцтруда, при виде которого я рефлекторно вскочил. Он кивнул в мою сторону и спросил отрывисто: «Кто?» Генеральный директор комбината Зарапетян так же односложно ответил: «Корреспондент», и этот большой начальник потерял ко мне всякий интерес.
Я, естественно, вскоре выяснил, что трижды Героем был министр среднего машиностроения Славский. Термин «среднее машиностроение» посвященные расшифровывали как «атомная промышленность», к которой и относился комбинат в Навои. Что касается министра, то, кроме фамилии, были известны лишь инициалы: Е.П. Все же мне удалось выяснить имя и кое-какие сведения об этой значительной личности. Звали Славского Ефимом Павловичем.
Совсем недавно я узнал, что этот засекреченный министр был евреем, и счел своим долгом написать о жизни выдающегося деятеля Советского Союза.
Родился Ефим в селе Макеевка Таганрогского округа казачьего Войска Донского в октябре 1898 года. Отец его, Файвель Славский, бывший николаевский солдат, был настоящим богатырем. Саженного роста, энергичный и трудолюбивый, он имел небольшой надел, который и обрабатывал. Пока отец был жив, семья не бедствовала. Он умер в семидесятилетнем возрасте, и Ефим, которому тогда было 8 лет, стал подпаском. Почти семь лет батрачил, потом пошел на шахту, работал коногоном, рубил уголь. Ростом и силушкой пошел в отца, так что зарабатывал на хлеб и себе, и матери. Впрочем, о ней, как и о братьях и сестрах, нет никакой информации.
В 1918 году Ефим стал красногвардейцем, затем воевал с петлюровцами в одной из частей так называемой «украинской завесы». Выделяясь недюжинной силой и навыками верховой езды, он становится сначала бойцом 1-го конного корпуса, а по окончании курсов в декабре 1919 года — командиром взвода 1-й Конной армии. С Конармией прошел путь от Донбасса до Польши. После ее расформирования в 1923 году был направлен на политкурсы, по окончании которых становится комиссаром полка, а затем кавалерийской бригады. В запас увольняется в 1928 году.
На память о военной службе у Ефима остался подаренный Семеном Буденным кавалергардский палаш с именной гравировкой. В конце Гражданской войны ему довелось спасти от насилия юную аристократку, которая стала его женой. В своих воспоминаниях Андрей Сахаров писал: «…В прошлом Славский — один из командиров 1-й Конной; при мне он любил вспоминать эпизоды из этого периода своей жизни… Под стать характеру Славского его внешность — высокая мощная фигура, сильные руки и широкие покатые плечи, крупные черты бронзово-красного лица, громкий, уверенный голос. Однажды я увидел его жену и был поражен контрастом их обликов — она выглядела интеллигентной, уже немолодой, тихой женщиной, в какой-то старомодной шляпке. Он относился к ней с подчеркнутым вниманием и необычайной мягкостью…» О детях Славского никакой информации я не отыскал.
В 1928 году Ефим Славский поступил в Московский институт цветных металлов, который окончил в 1933 году и был направлен в г. Орджоникидзе на завод «Электроцинк». На этом заводе за шесть лет он прошел путь от инженера до директора. Перед самой войной Славского назначают на гораздо более солидный пост — директором Днепропетровского алюминиевого завода. В начале войны он эвакуирует завод на Урал. В военное время этот завод превращается в Уральский алюминиевый завод (УАЗ) — единственное в Советском Союзе предприятие, выпускающее алюминий и его сплавы, так необходимые для нужд войны. Директором УАЗа Славский работал почти до Победы. Об эффективности его работы свидетельствуют полученные за это время три ордена Ленина.
В те годы проявилась присущая Ефиму черта — стремление к универсальному руководству, охватывающему все стороны жизни предприятия. Уазовские старожилы вспоминают случай осенью 1941 года, когда он в течение дня решил вопрос о питании для детей работников завода. Ситуация была аховая: война, еды катастрофически не хватало, нарушать инструкции Госкомитета обороны и перераспределять рабочую пайку на детей — дело чуть ли не подсудное. Тогда Славский принял решение самим производить продукты, чтобы кормить не только рабочих, но и их детей. По его приказу были организованы три подсобных хозяйства. Они и заводчанам дополнительное питание обеспечивали, и госпоставками занимались. А пока эти уазовские хозяйства не набрали сил, Ефим сумел договориться о поступлении на завод внефондовых продуктов питания. В этом проявилась еще одна особенность этого руководителя — настойчивость, даже напор, преодолевающий или сметающий препоны на пути его замысла.
Выдающиеся организаторские способности Славского были замечены в Кремле и в начале 1945 года его назначают заместителем наркома цветной промышленности. Однако пробыл на этой должности Ефим всего лишь два месяца и в апреле того же года стал заместителем начальника 1-го Главного управления при Совмине СССР. Это ведомство было организовано по приказу Сталина для руководства созданием атомной бомбы. Возглавлял его Борис Ванников. Сразу же после назначения Славского он возложил на него ответственность за строительство уран-графитового реактора, на котором должен был нарабатываться оружейный плутоний. Параллельно создавалось производство оружейного урана на газодиффузионных центрифугах. Шло своеобразное соревнование в первенстве производства ядерной начинки для бомбы. Победил в нем Ефим Славский. Уже в декабре 1946 года на реакторе, построенном за четыре месяца, была осуществлена ядерная реакция.
Вокруг этого реактора под руководством Славского был сооружен в Кыштыме целый комбинат с десятками атомных реакторов. Именно здесь был получен тот плутоний, которым снарядили первый заряд, взорванный на Семипалатинском полигоне в августе 1949 года. В числе выдающихся ученых и организаторов промышленности, удостоенных звания Героя Социалистического Труда, был и Славский.
Заслуги Ефима Славского в деле создания атомной бомбы послужили мощным толчком в его служебной карьере. В 1953 году он сменил Ванникова на посту начальника 1-го Главного управления при Совмине СССР. После первого термоядерного взрыва он становится дважды Героем Соцтруда. А в 1957 году занимает пост министра среднего машиностроения. Ефим Павлович Славский стоял у истоков создания этого ведомства, а затем до 1986 года, без малого тридцать лет, возглавлял промышленную империю под названием Средмаш, включавшую сотни населенных пунктов, горнодобывающих предприятий, обогатительных фабрик, заводов, атомных электростанций, научных центров, исследовательских и проектных институтов, конструкторских бюро, так называемых «закрытых городов», учебных заведений, полигонов и воинских частей.
Носители всех классов, начиная с артиллерийских снарядов и до межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися головными частями, были оснащены ядерными зарядами, созданными на предприятиях Минсредмаша. На нем лежала задача добычи и переработки урановой руды не только в СССР, но и в ГДР, Венгрии и Чехословакии.
В распоряжении Славского был специализированный поезд с двумя локомотивами. Этот поезд располагался на запасных путях. К нему очень быстро подключались различные коммуникации. Оперативный штаб располагался в одном из вагонов, где Славский заслушивал доклады начальников рудников, геологических партий, предприятий. От него зависело многое — открывать ли новый рудник или перебросить финансы на разведку и добычу урановой руды в другие регионы страны. Славский был одним из тех немногих людей, которые знали о состоянии урановой горнорудной и перерабатывающей промышленности СССР буквально все, именно он определял стратегию ее развития.
Окончание следует

Разное


 
1032 запросов за 3,274 секунд.