The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Светлана Аллилуева: непростая судьба дочери Сталина в США

21 апреля 1967 года Светлана Аллилуева, дочь Иосифа Сталина, сошла с трапа самолета Swissair в аэропорту Кеннеди. Ей был 41 год, она хорошо говорила на английском, женщина призналась тогда репортерам, что очень рада быть в США.

О ее жизни в Нью-Йорке рассказало издание The New Yorker, перевод материала опубликовал блог New Yorker Russia.

Светлана сразу же стала самым известным эмигрантом Холодной войны. Она была единственным живым ребенком Сталина и до этого никогда не покидала Советский Союз.

Позже Светлана писала: «Мои первые впечатления об Америке связаны с потрясающими шоссе Лонг-Айленда».

В США было просторно, люди улыбались. Проведя полжизни под режимом большевиков, она чувствовала, что может «летать, как птица».

Свою первую пресс-конференцию она дала в отеле Plaza, на ней присутствовали 400 репортеров. Один из них спросил, будет ли она подавать на гражданство.

«Прежде чем вступить в брак, нужно полюбить. Если я полюблю эту страну, а страна полюбит меня, тогда дело дойдет до брака», — ответила Аллилуева.

Бывший посол США в СССР Джордж Кеннан помог ей осесть в Принстоне. Осенью 1967 года с помощью Кеннана она написала книгу «20 писем к другу», в которой описывалась трагическая история ее семьи через серию писем к физику Федору Волькенштейну. Через 2 года она опубликовала «Только один год» — мемуары о времени до и после ее решения бежать из СССР. Книги хорошо разошлись и сделали ее богатой.

Однако восхищение Светланой длилось недолго, она начала откладывать интервью, и пресса постепенно потеряла к ней интерес. Она продолжала писать, но ее работы больше не находили издателей в США.

Ее жизнь стала одинокой и непримечательной, в 1985 году журнал Time опубликовал историю, в которой описывал ее, как высокомерную, с лишним весом, злопамятную и жестокую. К моменту распада СССР американская пресса полностью потеряла интерес к дочери Сталина.

В 2006 году, изучая историю Кеннана и Холодной войны для своей книги, Николас Томпсон решил написать Светлане Аллилуевой и через неделю получил толстый конверт с 6 страницами письма и пометкой «лично и конфиденциально».

Она была готова обсудить Кеннана: «С удовольствием отвечу на все ваши вопросы о Кеннане – поистине великом американце. Он был так щедр, помог мне в 1967 году. Потом он хотел, чтобы я преподавала курс политической современной истории в Принстонском университете, но я отказалась. Политическая история – это то, в чем мой отец хотел бы видеть мои успехи».

Аллилуева призналась, что так и не полюбила США: «Что бы обо мне не писали и не говорили, все это ложь… Скоро будет 40 лет, как я приехала в США. Я начала с 2 бестселлеров, а закончила тихой жизнью на ежемесячное социальное пособие… Даже после 40 лет я в США как гость – так и не смогла почувствовать себя здесь как дома».

У Томпсона и Аллилуевой завязалась переписка о Кеннане, они обменивались письмами по 2-3 раза в месяц, постепенно писатель начал интересоваться жизнью дочери советского диктатора.

Светлана, которой тогда был 81 год, жила в доме для престарелых в Спринг-Грин, Висконсин — в городе с населением в 600 человек. Женщина жила в однокомнатной квартире на втором этаже. Главным предметом интерьера был письменный стол у окна, на котором стояла печатная машинка. На полках — старые видео National Geographic, карты Калифорнии, романы Хемингуэя и русско-английский словарь, которым пользовался ее отец.

Томпсон хорошо запомнил их первую встречу.

«Светлана была очень любезна и говорила с энергией человека, которому долгое время хотелось рассказать свою историю, но было некому. Через несколько часов она захотела прогуляться. Я предложил ей руку, когда мы подошли к лестнице, но она отказалась. Мы пошли по тихой улочке на гаражную распродажу, где мужчина в футболке Harley-Davidson продавал небольшую чугунную книжную полку. Светлана не могла ее купить, т. к. у нее было всего $25 до первого числа месяца, поэтому она упросила мужчину придержать полку для нее. Когда мы уходили, он крикнул по-немецки «Вы говорите по-немецки?». Она даже не обернулась, но мне сказала, что люди думают, будто у меня немецкий акцент, но обычно я говорю, что моя бабка была немкой, и громко рассмеялась», — рассказывает Томпсон об этом событии.

В начале 1890-х немецкая бабка Светланы Ольга, будучи подростком, выбиралась из окна своего дома в Грузии, чтобы сбежать. Дочь Ольги Надя Аллилуева убежала с Иосифом Сталиным, когда ей было 16. Ему тогда было 38.

У Сталина был сын Яков от предыдущего брака, а Аллилуева родила ему еще 2 детей – Василия и Светлану – любимицу Сталина. В детстве они играли в игру, во время которой Светлана отправляла ему короткие записки с приказами: «Приказываю отвезти меня в театр», «Приказываю отпустить меня в кино». Сталин писал: «Слушаюсь», «Повинуюсь» или «Будет сделано».

Надежда умерла, когда Светлане было 6 лет. Девочке сказали, что от аппендицита. Но когда Светлане исполнилось 15, однажды дома она читала западные журналы, чтобы подтянуть английский, и наткнулась на статью о своем отце. В статье говорилось, что ее мать покончила с собой, позже эту информацию ей подтвердила бабушка.

«Это чуть не свело меня с ума. Во мне что-то сломалось. Я больше не могла подчиняться слову и воле своего отца», — написала Светлана в «20 письмах к другу».

На следующий год Светлана тоже влюбилась в 38-летнего мужчину – еврейского режиссера и журналиста по имени Алексей Каплер. Их роман начался в конце осени 1942 года во время вторжения нацистов в Россию. Каплер подарил Светлане запрещенный перевод романа «По ком звонит колокол» и копию «Российской поэзии ХХ века» со своей аннотацией.

У Светланы, по ее словам, было предчувствие, что их отношения закончатся плохо. Ее брат Василий всегда ревновал отца к ней, поэтому рассказал Сталину, что Каплер показал Светлане куда больше, чем книжки Хемингуэя.

Сталин накричал на нее в ее спальне: «Посмотри на себя. Кто тебя захочет? Ты дура!». Потом он накричал на нее за то, что она переспала с Каплером. Обвинения были ложными, но Каплера все равно арестовали и сослали в Воркуту.

Светлана поступила в МГУ, где познакомилась, а позже вышла замуж за своего еврейского одногруппника Григория Морозова. Только так она могла сбежать из Кремля, и ее отец, занятый войной, с неохотой, но согласился: «Выходи за него, но я никогда не захочу видеться с твоим евреем».

Их первый сын Иосиф родился после завершения Второй мировой войны. Морозов хотел много детей, но Светлана хотела закончить обучение. После рождения Иосифа у Светланы было 3 аборта и выкидыш.

Она развелась с Морозовым, а позже вышла замуж за Юрия Жданова – сына одного из ближайших советников отца. В 1950 году она родила девочку и назвала ее Екатерина. Вскоре Светлане надоел ее муж, и она развелась с ним. Она закончила обучение и начала преподавать и переводить книги с английского на русский.

В марте 1953 года у Сталина был инсульт. Она писала, что он страдал, потому что «Бог дарует легкую смерть только справедливым». Но она все равно любила его.

В июне того же года Алексей Каплер вернулся из ГУЛАГа. Через год они со Светланой оказались на одном съезде писателей.

Он поседел, но ей казалось, что это ему к лицу. Хотя Каплер был женат, они вскоре стали любовниками, для нее было чудом, что он простил ее за преступления ее отца.

Светлана хотела, чтобы Каплер развелся, но ему было достаточно простой интрижки. Никогда не признававшая поражения Светлана специально подстроила встречу с женой Каплера в театре.

«Это был конец моего второго брака, конец второй части моей жизни со Светой», — так это событие охарактеризовал Каплер.

Третья часть началась в 1956 году, когда Светлана преподавала в МГУ курс о герое в советских романах. В тот год Никита Хрущев раскрыл преступления Сталина. После этого третья жена Каплера – поэтесса Юлия Друнина – предложила мужу позвонить Светлане, чтобы поддержать ее. Втроем они посетили несколько мероприятий. Но Светлана, которая не могла видеть Каплера с другой женщиной, написала ему ужасное письмо о его жене. Он ответил в гневе, и они больше никогда не виделись.

Через 52 года, находясь в США, Светлана призналась, что Каплер был ее единственной настоящей любовью в жизни.

В 1963 году Светлане было 37 лет, и она жила со своими детьми в Москве. Однажды в больнице она встретила индуса Браджеша Сингха. Он был коммунистом, который прибыл в Москву на лечение.

Сингх был самым мирным мужчиной из всех, кого Светлана когда-либо знала. Он даже не позволил убивать пиявок, с помощью которых его лечили.

Они провели вместе один месяц в Сочи, а потом Сингх вернулся в Индию. Через полтора года он вноввь приехал в Москву. Они подали заявление на брак, но на следующий день Светлану вызвали в Кремль. Председатель Алексей Косыгин сказал ей, что их брак безнравственен и невозможен, потому что «индусы плохо обращаются с женщинами»

Они продолжали встречаться. Сингх долгое время болел. Когда он умер в 1966 году, Светлана настояла на том, чтобы ей разрешили отвезти его прах обратно в Индию.

Это было ее первое путешествие за границу и, как она сказала потом, один из ее самых счастливых моментов в жизни.

6 марта 1967 года, за 2 дня до возвращения в СССР, Светлана собрала вещи и пошла в американское посольство, где заявила, что она – Светлана Аллилуева, дочь Сталина.

Роберт Рэйл, представитель ЦРУ в Индии, признался, что агентство тогда не знало о ее существовании, но американцы решили вывезти ее из страны до того как русские поймут, что она пропала. В ту же ночь Светлана села на ближайший самолет, который летел в Европу, в Рим, через несколько дней она полетела в Женеву, а потом уже в США.

Дети Светланы, 21-летний Иосиф и 16-летняя Екатерина, ждали мать в московском аэропорту. Через 3 дня она прислала им длинное письмо, в котором призналась, что больше не могла жить в СССР.

«Мы пытаемся поймать луну одной рукой, но при этом должны копать картошку второй – так же, как делали это 100 лет назад», — писала она.

Иосиф ответил ей в апреле: «Ты же понимаешь, что после того, что ты сделала, твой совет издалека о том, чтобы мы были смелыми, держались вместе, не теряли надежду и чтобы я не бросал Катю, звучит, как минимум, странно… Я считаю, что своим действием ты отрезала себя от нас».

Устроившись в Принстоне, Светлана начала получать письма от Ольгиванны Ллойд Райт – вдовы Фрэнка Ллойда Райта. В марте 1970 года Светлана прибыла в поместье Райта, где посетила официальный ужин. Оказалось, что Ольгиванна считает Светлану олицетворением своей дочери. Она надеялась, что она выйдет замуж за вдовца ее дочери Уэсли Питерса.

Мужчина Светлане сразу понравился. На следующий день они отправились покататься на его «кадиллаке», а через 3 недели поженились. Какое-то время они жили в его квартире в Скоттсдейле, а потом в Спринг-Грин, штат Висконсин, где братство Райта базировалось летом. Жизнь в Талиесине подразумевала полное повиновение Ольгиванне. Жители льстили ей, рассказывали ей о своих грехах и никогда не спорили с ней.

Через 3 месяца Светлана написала Кеннану: «Мне плохо от того, что мне опять – как и в моей родной жестокой России – приходится заставлять себя замолчать, заставлять себя быть кем-то другим, прятать истинные мысли, кланяться лжи. Все это чертовски грустно. Но я переживу».

В 44 года Светлана забеременела. Ольгиванна боялась, что дети помешают ее общению с мертвыми, поэтому потребовала, чтобы Светлана сделала аборт. Она отказалась и в мае 1971 года родила девочку, которую назвала Ольга – в честь бабушки по маминой линии.

Вскоре после рождения Ольги Светлана уехала из поместья. Преданность Уэса своей работе была сильнее его преданности жене, поэтому он остался.

После Талиесина Светлана вернулась в Принстон. Мужчины продолжали обращать на нее внимание, но ее жизнь была слишком нестабильной. Она начала постоянно переезжать: из Нью-Джерси в Калифорнию и обратно. В начале 80-х, отчасти руководствуясь мыслью найти хорошую школу для своей дочери Ольги, Светлана переехала в Англию.

Ольга узнала о том, кем был ее дед, когда ей было 11. Однажды в школе, где она училась, появился папарацци, и учителю пришлось выводить ее тайно, спрятанную под одеялом. В тот же вечер мать все ей объяснила.

В 1980-х сын Светланы Иосиф начал периодически общаться с матерью, контроль в СССР постепенно ослаб. Светлана начала задумываться о возвращении в СССР, чтобы познакомиться со своими внуками (у обоих ее детей на тот момент было по одному ребенку).

В октябре 1984 года она встретилась с Иосифом в гостинице в Москве. Но все казалось натянутым и неловким. Светлана увидела женщину, которая показалась ей некрасивой и старой, а потом с удивлением узнала, что это жена ее сына. Иосиф отказался общаться со своей американской сводной сестрой.

Екатерина работала на Камчатке и не приехала. Через несколько месяцев она написала матери письмо в один лист, в котором заявила, что «никогда не простит», «не может простить» и «не хочет прощать».

«А потом меня обвинили во всех смертных грехах против родины», — писала Светлана.

Советские лидеры хвастались возвращением Светланы, но ей было не по себе. Через месяц после возвращения Светлане приснилась Грузия, где родились ее родители. Вскоре они с Ольгой полетели в Тбилиси.

Там ей было намного спокойнее, но образ отца по-прежнему преследовал ее.

«Самое сложное, что мне приходилось говорить, каким «великим человеком» был мой отец – кто-то при этом плакал, кто-то обнимал меня и целовал. Для меня это было пыткой. Я не могла сказать им, насколько сложными были мои мысли по отношению к отцу», — призналась она.

Внимание было слишком навязчивым, и через год Светлана поняла, что хочет уехать из СССР. Она попросила у Михаила Горбачева разрешение на вылет, он согласился.

С годами историк со Светланой очень сблизился, она давала ему советы, отговаривала лететь в Россию, боясь местных спецслужб.

Потом они поссорились из-за политических взглядов, снова помирились.

Через несколько месяцев после их примирения Николас узнал, что 85-летняя Светлана лежала в больнице с раком толстой кишки. Она хотела пообщаться, журналист написал ей, но ответа так и не получил.

Осознав, что Светлана на пороге смерти, Ольга хотела навестить ее, но Светлана не хотела, чтобы дочь видела, как она умирает; она запретила ей смотреть на ее тело. Ольга рассказала, что всю свою жизнь Светлану преследовал образ ее матери, лежащей в открытом гробу.

Светлана умерла в ноябре 2011 года. Она часто говорила, что ноябрь для нее – самый сложный месяц. В ноябре холодает, и в ноябре ее мать покончила с собой.

Читайте также на ForumDaily:

Впервые показали неофициальное видео похорон Сталина, снятое американцем

Опрос: треть американской молодежи относится к Бушу-младшему хуже, чем к Сталину

Внучка Сталина и другие потомки советских правителей, живущие в США. ФОТО

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию «Приоритет в показе» —  и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman — там вас ждет масса позитивной информации. 

Наши люди Иосиф Сталин


 
1039 запросов за 2,817 секунд.