The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Суперновые израильтяне: приехать и преуспеть

Фото: Depositphotos

«Майдановская алия» и «путинская репатриация»: такими словами описывают новый феномен в истории современного Израиля – резкое увеличение числа людей, покинувших и продолжающих покидать Украину и Россию за последние два года. Одни уезжают от военных действий на востоке Украины и от падения экономики этой страны, другие бегут от путинского режима, который всё больше закручивает гайки на фоне стагнирующей экономики.

Цифры однозначно показывают: более 13 тысяч человек из Украины и более 12 тысяч человек из Российской Федерации переехали жить на ПМЖ в Израиль с января 2014 по апрель 2016 годов. И эти показатели более чем вдвое превышают число репатриантов из этих стран в «спокойные» 2012-2013 годы.

Из США и Канады в Израиль за 2015 год репатриировались 3600 человек — примерно столько же, сколько и в 2014 году.

О том, как складывается судьба у новых русскоязычных граждан Израиля, приехавших за последние два года из России, Украины, Беларуси и США, — наш рассказ.

Россия: собачья абсорбция

Оксана Морозова приехала из российского Ижевска в город Кармиэль на севере Израиля в декабре 2015 года с семилетним сыном. С 15 лет она занималась служебным собаководством. С 2002 года ежегодно участвовала­ в учебно-методических сборах кинологов со служебными собаками по о­бщерозыскному и наркорозыскному профилю. Она окончила курсы Российской Кинологической Федерации по программе «Дрессировка с­обак».

За время службы инструктором-кинологом в системе исправительных учреждений России Оксана подготовила более ­10 служебно-розыскных собак. Она проводи­ла занятия с караульными собаками, подго­товила наркорозыскную собаку, с которой ­несла службу с 2012 по 2015 годы. Благодаря ­использованию этой собаки было возбуждено уголовное дело по фа­кту обнаружения собакой наркотических ср­едств в почтовом отправлении.

Приехав в Израиль, Оксана сразу отправилась на поиск «собачьих мест». Так она узнала о питомнике для собак возле Акко, которым руководит Аркадий Шульман. Здесь готовят четвероногих профессионалов для армии, полиции, министерства внутренней безопасности и для подразделений по охране природы.

Оксана пришла 4 апреля 2016 года на свой первый пробный день в питомнике – всего через три месяца пребывания в Израиле. С 13 апреля её уже официально оформили на работу.

Оксана Морозова с питомцами. Фото: ее личная страница в Одноклассниках.

Оксана Морозова с питомцами. Фото: ее личная страница в Одноклассниках

«Хозяин питомника меня встретил очень добродушно, провел экскурсию по территории, показал, что от меня требуется. Вместе с ним мы сходили на занятия со щенками, он со стороны понаблюдал за моими действиями, после занятий сделал мне некоторые замечания по работе. Далее я занималась с тренерами, посмотрела на их методику работы с собаками по поиску различных предметов. Принцип работы сильно отличается, мы обменивались опытом, своими подходами, наработками. Руководитель питомника — старой советской школы, что мне знакомо не понаслышке, поэтому мы быстро поняли друг друга, и думаю, легко сработаемся», — рассказывает Морозова.

«В целом, коллектив очень доброжелательный, позитивный. Приняли хорошо, душевно, дают много советов и рекомендаций по работе и по жизни в Израиле. Осталось очень приятное ощущение от проведенного там рабочего дня, хочется работать и совершенствовать свои профессиональные навыки и дальше!» — радуется своей удаче Оксана.

До 31 мая она еще будет учиться в ульпане (курсы иврита для новых репатриантов – Ш.Б.), а затем приступит к работе в полном объеме. «Это будет мой трамплин в мир большого собаководства», — с уверенностью и надеждой говорит Оксана Морозова.

Беларусь: из хай-тека в хай-тек

Елена Рутман репатриировалась в августе 2014 года, но перед этим дважды по полгода учила иврит на программе МАСА. В рамках этой программы молодежь от 22 до 30 лет, в основном, с высшим образованием, совмещает пребывание в Израиле с интенсивным ивритом, поездками по стране и знакомством с возможными местами работы. МАСА позволяет не «прыгать в воду с головой», а присмотреться к Израилю, погрузиться в язык страны для более легкой и плавной репатриации.

«Эта программа позволила мне выучить язык, и сейчас, через два года, я довольно свободно общаюсь на иврите, хотя приехала сюда, даже не зная букв», – говорит Елена.

Далее – её рассказ от первого лица.

«О своем решении приехать в Израиль я не жалею, несмотря на то, что оставила в Беларуси родных и стабильную работу. Мне просто хотелось начать новую жизнь, открыть какие-то новые горизонты. В Израиле я нашла новых друзей, новую работу, и главное – встретила своего мужа.

Я посчитала, что в дополнение к пяти годам опыта в сфере хай-тека Беларуси, будет правильным получить и израильский сертификат по этой же специальности. Для этого я закончила 8-месячный курс в колледже John Bryce по своей специальности QA – тестирование программного обеспечения. После окончания этого курса поиск хорошей вакансии занял у меня полгода, с мая по ноябрь 2015-го.

Были моменты, когда затянувшийся поиск работы уменьшал мой оптимизм, и казалось, что найти подходящую работу для новой репатриантки без израильского стажа – это дело нереальное. Очень важно было правильно составить резюме – для этого я несколько раз консультировалась с местными специалистами, знающими рынок вакансий Израиля.

Я разместила свое резюме на нескольких ивритоязычных сайтах по трудоустройству, а также рассылала знакомым, которые уже работали в хай-теке. И в одно прекрасное утро раздался звонок с приглашением на собеседование. Оказалось, что сотрудник небольшой компании в сфере высоких технологий из города Йокнеам увидел мое резюме в базе данных одного из сайтов по трудоустройству.

Праздник Пурим в офисе Елены Рутман. Фото: из личного архива.

Праздник Пурим в офисе Елены Рутман. Фото: из личного архива.

После прохождения двух этапов собеседований я была принята на первую свою работу в Израиле – и именно по моей специальности. Думаю, что одним из аргументов в пользу принятия меня на работу было то, что я на собеседовании сознательно занизила планку ожидаемой зарплаты. Мне было очень важно начать трудовой стаж в Израиле – и ради этого я была готова получать на 20-30 процентов меньше, чем коренные израильтяне на той же должности. Но, как говорится, «почин дороже денег».

Сначала было очень страшно. Новый язык, новый коллектив. Но вот прошло уже пять месяцев – и в апреле 2016 года я чувствую, что стала полноценным членом коллектива и приношу пользу компании. Особенно приятно, когда опытнейшие программисты с 20-летним стажем подходят и говорят: «Молодец, классный «баг» нашла!».

В целом, коренные израильтяне более душевные и готовы помочь – возможно, потому, что у них не было стресса репатриации и им не приходилось «выгрызать» всё, как новоприехавшим. В целом, я чувствую себя в Израиле, как дома – это моя страна и земля моего еврейского народа, который так долго о ней мечтал.

Мой совет всем, кто думает о начале карьеры в Израиле: не нужно занижать свои способности, нельзя соглашаться на первую попавшуюся неквалифицированную работу. Запаситесь терпением и повышайте уровень иврита. Надо ставить более высокие цели и достигать их. Тогда всё получится».

Украина: зубы израильской военщины

Евгений и Тина Поляковские – молодая пара из Днепропетровска, 27 и 26 лет, приехали в Израиль в августе 2014 года. Евгений, дипломированный дантист, записался на программу «Молодые стоматологи», и с первой попытки сдал врачебный экзамен весной 2015 года.

Хотя по возрасту Евгений не подлежал военному призыву, он решил добровольно пойти в Армию Обороны Израиля по своей специальности. Так он стал военным медиком – лечит зубы израильским солдатам на военной базе Тель ха-Шомер.

Тина Поляковская занимается фандрейзингом для ряда организаций, связанных с неформальным еврейским образованием. При этом она, прошедшая «школу» Еврейского агентства в Днепропетровске, планирует вернуться летом 2016 года в Украину уже в качестве израильской вожатой для молодежных лагерей.

Их родители остаются до сих пор в Украине, а в Израиле – только дальние родственники. «Новости об Украине получаю только от родных или из ленты Фейсбука», — говорит Евгений.

«Я был за Майдан, переживал. В день, когда расстреливали на Майдане, я принял решение ехать в Израиль по образовательной программе. Я знал всегда, что Тина тоже с радостью поедет. В какой-то момент я просто осознал, что, даже несмотря на смену власти, стране не видать развития еще долгие годы. Да, нас подтолкнула нестабильность, но мы и раньше думали репатриироваться. Просто всегда что-то останавливало, был виден небольшой свет в конце тоннеля, но потом свет пропал даже в конце, и мы поехали», — рассказывает Евгений Поляковский.

Евгений и Тина Поляковские

Евгений и Тина Поляковские. Фото: Шимон Бриман.

«Думаю, мы всегда были больше патриотами Израиля, чем Украины. Конечно, я точно не выступаю за «Новороссию» и уж тем более за Путина. Но мне кажется, что даже в Днепропетровске патриотичность дошла до абсурда, когда начали красить в желто-синие цвета каждый забор и столб в подворотне. На мой взгляд, патриотизм не в этом, а в том, чтобы не гадить там, где живешь, не давать и не брать взятки. А в «Днепре» патриотизм у некоторых стал слишком напоказ, это вдруг стало модно. При этом, у нас много друзей в Днепропетровске и Запорожье занимаются реальным волонтерством. Если бы не помощь волонтеров, то солдаты бросались бы камнями и голубей ели», — считает нынешний военный стоматолог Армии Обороны Израиля.

У Тины Поляковской остались родственники в Харцызске – на подконтрольной сепаратистам территории Донбасса. «Ментальность, сложившаяся там, очень влияет. Моя мама выросла там, но сбежала, понимая, что в Донбассе нет будущего», — рассказывает Тина.

В мае 2014 года Тина голосовала за Петра Порошенко на выборах президента Украины: «Просто не было другого. Сняли одного олигарха, выбрали нового», — грустно говорит она.

Военные события 2014 года стали еще одной причиной для разочарования Тины в способностях украинского государства. «Днепропетровский военный госпиталь находится возле нашего дома, я видела поток раненых своими глазами. Госпиталь стоял почти в разваленном состоянии. Всё делалось за счет волонтерства, даже утепление стен и окон.

Зимой 2015-го, в перерыве между учебными курсами в Израиле, Тина Поляковская перевозила в Днепропетровск три ящика медикаментов из Израиля — перевязочные материалы и одежду для военных, в дар от организации Israeli Friends of Ukraine. На украинской таможне в аэропорту её не хотели пропускать с этими лекарствами, требовали заплатить пошлину. «В очередной раз я поняла, что от этого государства людям ничего хорошего не будет», — говорит новая израильтянка Тина Поляковская.

США: цель – замужество

В 1989 году девятилетняя Лина Тув с родителями переехала из Киева в США и затем более 20 лет жила в Чикаго. Еще в Америке она начинала соблюдать еврейские традиции и мечтала найти еврейского мужа.

Лина получила профессию графического дизайнера. Перейдя 30-летний рубеж, она решила приехать на полгода в Иерусалим, чтобы поучить иврит и основы иудаизма в мидраше (религиозном колледже) для девушек.

«Я хотела найти мужа – и нашла», — прямо говорит Лина. В 2014 года она вышла замуж и осталась в Израиле, так как муж хотел жить только здесь. Муж заканчивает обучение на юридическом факультете Еврейского университета в Иерусалиме. «В Израиле хорошие мужчины, я считаю», — уверена Лина.

Родители были рады, что дочь нашла себе пару. Они любят Израиль и тоже думают сюда переехать, хотя у них в Чикаго хорошая работа в хай-теке и свой дом. Елена – подруга Лины — также переехала из США в Израиль.

Лина Тув (Эрез). Фото: из личного архива.

Лина Тув (Эрез). Фото: из личного архива

Израиль: таки да резиновый

Две страны, лидировавшие в 2015 году по количеству покидающих их евреев – это Франция, откуда прибыли 7350 репатриантов, в сравнении с 6700 в прошлом году, и Украина, откуда прибыли около 7000 новых репатриантов, в сравнении с 5000 человек в предыдущем году.

Алия из России также увеличилась: в 2015 году из России прибыли 6000 новых репатриантов, а в 2014 – почти 5000 человек.

Очевидная причина для переезда в Израиль есть и у 7000 евреев, покинувших Францию: разгул антисемитизма и исламского террора в этой стране.

Отдел статистики министерства алии и абсорбции Израиля 11 апреля подвёл итоги первого квартала 2016 года. В общей сложности, за три месяца 2016 года в Израиль совершили репатриацию 5153 человека. Больше всего репатриантов прибыли из России — 1535 человек. Из Украины репатриировались 1352 человека, из Франции – 693 , из США – 310 и из Бразилии — 164 репатрианта.

Среди новых репатриантов, прибывших с Израиль в первом квартале 2016 года, много людей, имеющих высшее образование в самых разных областях: более 500 дипломированных инженеров и специалистов в области высоких технологий, более 260 врачей и медсестёр, сотни юристов, учителей, бухгалтеров, спортсменов и деятелей искусства.

Министерство алии и абсорбции отмечает, что существенную часть репатриантов, прибывших в Израиль за первые три месяца текущего года, составляют дети, подростки и молодые люди. Так, из 5153 новых граждан страны 2253 человека – это репатрианты в возрасте до 29 лет. Ещё 807 человек — в возрасте от 31 года до 39 лет, 545 репатриантов 40-49 лет и 1044 человека в возрасте старше 60 лет.

Самым популярным городом у новых репатриантов продолжает оставаться Тель-Авив: именно здесь поселились 579 репатриантов, прибывших в Израиль в первом квартале 2016 года. Иерусалим для проживания выбрали 521 человек, Нетанию – 507, Хайфу – 466, Беэр-Шеву — 334, Ашдод — 295 и Бат-Ям – 267 репатриантов.

Читайте также:

Диссидент Щаранский: Америка – самая опасная для евреев страна мира

Как репатриироваться в Израиль

Россиянка из Лос-Анджелеса написала музыку к фильму Парфенова «Русские евреи»

 

Украина алия Беларусь репатриация США и Израиль Россия На родине Выбор редакции Израиль


 
1051 запросов за 2,145 секунд.