The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Алексей “Профессор” Лебединский: “Российский патриотизм заточен на ненависти”

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Профессор Лебединский исполняет свои композиции «рычащим» голосом, который принес ему славу. Фото: из личного архива А. Лебединского

Автор и исполнитель хита 90-х «Я убью тебя, лодочник» Профессор Лебединский уехал из России в США в 2014 году и обосновался в Майами. На протяжении последних лет Алексей Лебединский был одним из наиболее яростных критиков российских властей и лично президента Владимира Путина.

В прошлом году Лебединский выпустил клип «Ватники», который мгновенно стал хитом по просмотрам на YouTube и предметом многочисленных споров в соцсетях. В феврале была опубликована вторая версия клипа – с иллюстрациями известных художников-карикатуристов Андрея Бильжо и Виктора Богорада.

В эксклюзивном интервью ForumDaily 47-летний певец, композитор и фотограф рассказал о своем отношении к происходящему в России и о переменах в его жизни, связанных с переездом в Америку. В мае Профессор Лебединский, ранее выбиравший основной концертной площадкой Нью-Йорк, впервые выступит в Майами.

Почему вы решили уехать из России?

Достало все время чувствовать атмосферу продажности и невозможности что-либо изменить, грязь достала. Причем эта грязь и в отношениях между людьми, и на улицах – это абсолютно коррелируется между собой. Вообще, все вещи в нашей жизни происходят параллельно. Словом, все это копилось, я работал на людей, которые воровали – их было процентов 70-80. Надо понимать, что так работает большинство российских артистов, за исключением тех, кто собирает концертные залы. А я на протяжении последних 15 лет – корпоративный артист, и только около 20% моих выступлений были связаны с какими-то государственными организациями. Это были праздники различных городов и различных радиостанций. Но, в основном, я работал у людей, которым деньги доставались явно нечестным путем. Я ни в коем случае не чувствую себя виновным, потому что уверен – мои песни делают людей лучше. Даже если речь идет о последнем преступнике – я вынимаю из него самое чистое каким-то по-детски смешным приколом или искренней лирикой. Люди с тяжелейшим прошлым и не менее трудным настоящим на моих концертах лили слезы.

Я работал не бесплатно, но то, что у меня украло государство в виде невыплаченных авторских вознаграждений, не составляет и малой доли того, что я заработал у тех людей, которые у того же государства воруют деньги. Нигде нет такого, чтобы человек, альбомы которого издавались миллионными тиражами, получал 10-20 тысяч долларов, а «пираты» или те же самые официальные фирмы, заключившие со мной контракт на 5 тысяч экземпляров, клали себе в карман миллионы.

На деле, они выпускали дикое количество носителей, которое никем не контролировалось. Так поступали все официальные рекорд-лейблы, выпускающие диски, в том числе, самые крупные. Более того, в подвалах этих крупных контор находились производственные мощности, где они изготавливали «левую» продукцию, расходившуюся по всей стране. Естественно, никаких денег от этого я не получал, ограничивался гонорарами за концерты. Было смешно – мои песни звучали почти из каждого окна, а от продаж я получал около 100 долларов в квартал, хотя реально должен был получать 2 миллиона в год. У нас в стране во все времена воровство на каждом шагу.

Слышали, кстати, о последней скандальной инициативе в России с созданием саморегулируемой организации (СРО), которой музыканты должны будут выплачивать деньги за концерты?

Дело в том, что собрались люди, среди которых есть и мои знакомые, которые решили сделать такую же организацию-«заносиловку», как Ротенберг [Аркадий Ротенберг – бизнесмен и друг президента России Владимира Путина – ForumDaily] с дальнобойщиками [система «Платон», после введения которой по России прошла волна протестов водителей – ForumDaily]. Вот эту самую «заносиловку» теперь пытаются сделать официальной. Государство убивает культуру, как и все остальное. Михалков снимает за госсредства фильмы, которые никуда не попадают. Но надо понимать, что есть гениальные ребята – Звягинцев, Быков, Учитель, которых не «кормит» Путин. А в какой жуткой нищете умер гениальный актер Михаил Козаков [в апреле 2011 года]? Государство с удовольствием убивает культуру. Почему? Потому что культура еще может открыть рот против власти. Таких людей давят и душат.

al2

Со знаменитой певицей из Кабо-Верде Сезарией Эворой. Фото: из личного архива А. Лебединского

Сказалась ли на вашем решении травля Андрея Макаревича и многих других критиков российской власти?

Я еще 7-8 лет назад называл этих же чиновников «ворюгами». Но с ними все понятно – система такая. Если вы пойдете против системы, ваши дети будут учиться не за границей, а непонятно где, и могут еще и в тюрьму загреметь. Если ты выходишь из системы, на тебя тут же заводят дело. Тот же Зеленин [Дмитрий Зеленин – бывший губернатор Тверской области – ForumDaily]. Дима сфотографировал червяка на банкете в Кремле и выложил фотографию [в Twitter], после чего получил от Медведева смс-ку «Ну что, заморил червячка?», и на всех приближенных к нему людей были заведены уголовные дела. Многим пришлось уехать из России.

Любой момент в нашей жизни – это весы, это выбор. Это выбор на основе того, что перевешивает в тот или иной момент. Например, мне идти далеко, а на мне мокрая рубашка, потому что жарко. Либо я снимаю эту рубашку, к примеру, и иду голый до дома и обгораю, либо продолжаю идти в этой мокрой рубашке. Я уехал в мае 2014 года из-за украинских дел, когда уже начался Донбасс. Но после этого еще приезжал в Россию – в ноябре, на концерты. Я давно говорил, что Путин обязательно будет воевать, потому что все, что нужно мирскому существу, у него есть, но невозможно 15 лет иметь всё и не сойти с ума. В нормальных странах всегда меняют правителя, президента, премьера. А у нас царь засиделся вместе со свитой, и крыша у них уехала от величия и безнаказанности уже давно. А я людей, бесстыдно грабящих страну, видел каждый день, видел, что они творят, я вообще слишком много видел отвратительного за свою артистическую жизнь, но больше видеть этого не хочу. Так что просто сработали “весы” – лучше сидеть без кучи денег в свободном государстве, чем продолжать бороться с отчаянным отторжением действительности в своей родной стране.

Почему именно Украина для вас стала последней каплей?

Все вместе сплелось в один узел. Я очень люблю Европу, и последние 5-6 лет начал замечать, к своему удивлению, что мне не хочется возвращаться. Если раньше мне всегда хотелось домой, то со временем все свободное время, когда не было работы, я проводил в Европе. И до сих пор хочу в Европу. В Штаты решил уехать, потому что дочка проучилась два с половиной года в Англии и хорошо владеет английским. Здесь, в Америке, ей гораздо проще. Так получилось, что я приехал в Майами и до сих пор здесь сижу. Выступаю, в основном, в Нью-Йорке, а сейчас подумал, что пора выступить и здесь. Концерт состоится 27 мая, в канун моего дня рождения. А жить мне здесь не очень нравится. В Нью-Йорке, например, такое огромное количество разнообразной публики, что там, конечно, легче найти себе круг общения, чем в Майами. В Майами – катастрофическая “аудитория”, пусть на меня не обижаются майамцы. Здесь за два года я встретил десять человек, с которыми могу общаться. Это открытые люди, средний класс, образованные, без выкидонов и лицемерия. Всего десяток людей своего круга, но это уже хорошо.

Считаете ли вы себя оппозиционером?

Конечно, да, потому что оппозиционер – тот, кто против действующего режима. Я очень уважаю людей, которые выходили на акции протеста в Москве и продолжают это делать, они – мужественные люди, но надо понимать, что там [во власти] сидят не люди, а существа с наполовину выключенным мозгом, с выключенной человечностью, которым совершенно «до фени», чего вы там вышли, сколько вас – 50 или 100 тысяч. Единственное, что они понимают: нельзя всех расстрелять, иначе будет международный скандал. Дума будет все равно принимать идиотские, античеловечные и антигосударственные законы. Все, что нужно делать сейчас против этой власти, эта же самая власть называет экстремизмом.

Я считаю, что нужно создавать международную организацию, которая будет брать под стражу одного за другим представителей власти и отправлять под международный суд верхушку из 300-500 человек, предъявив им обвинения. Это и есть настоящие национал-предатели.

Они будут обязаны вернуть награбленное в бюджет России, они должны вернуть это людям, у которых украли, ради того, чтобы Россия имела перспективу. Иначе Россия расползется и распадется. У нас патриотизм заточен не на том, что мы хорошо делаем, а на том, что мы кого-то ненавидим. Наши “духовные скрепы” – бред сивой кобылы, эти “скрепы” за 100 лет не удосужились изобрести автомобиль. Мы, слава тебе Господи, изобрели космический корабль, где-то мы что-то можем, но нам практически нечем гордиться последние 30 лет, и власть использует для развития этого псевдопатриотизма немногочисленные заслуги советских времен. Плюс уже практически изнасиловали “великую победу великого русского народа в Великой Отечественной”, при этом забывая, что это была неотъемлемая часть Второй мировой войны, в которой без вклада союзников мы бы проиграли однозначно. А еще у российских властей и подвластных им СМИ не принято вспоминать, что каждый пятый погибший в этой войне – украинец.

Видите ли вы каких-то ярких оппозиционных лидеров в России или за ее пределами?

Ходорковский ведет индивидуальную деятельность, считая себя вполне самодостаточным. Я бы выделил Гарри Кимовича Каспарова, с которым я бы, например, поработал. Опять же, недавно я хотел поехать на съезд [оппозиционных сил «Форум свободной России»] в Вильнюс, но когда я понял, что организаторы не могут даже привезти мою команду, которая была согласна приехать – Бильжо [художник-карикатурист Андрей Бильжо], Орлуша [поэт Андрей Орлов], Рыбаков [писатель Юлий Рыбаков] и десяток других уважаемых и стоящих на тех же политических позициях людей – я отказался ехать сам. К людям надо относиться с уважением. Понимаю, что это не совсем вина Каспарова, но организаторы почему-то не сочли обязательным видеть на съезде людей, присутствие которых я считал необходимым.

С нашумевшим клипом «Ватники» какую цель преследовали?

Целью было разбудить мозги тех, кто зомбирован чудовищной российской пропагандой. Клип набрал 700 тысяч просмотров за первые 5 дней, такого бума с музыкальными видео на русском языке еще не было. Значит, все-таки задело. Но они [власти] взяли и через 5 дней его закрыли. Кто-то пожаловался, что якобы его лицо на этом видео показано, хотя совершенно очевидно, что он, жалобщик, это сделал по политическим мотивам. У них просто не было оснований запретить, им надо было, чтобы кто-то пожаловался на видеоматериал. После “разбора полетов” с этой идиотской жалобой его вернули на YouTube, конечно.

Дело в том, что «вата» думает, что никому из-за границы нельзя осуждать происходящее в России, но при этом они сами обсуждают, «что там у хохлов», «что там у пиндосов» и так далее. Это удивительные двойные стандарты, которые, на самом деле, применяет и само государство на каждом шагу.

Мы раскроем преступную деятельность какого-то бандита в Африке, а своих в Москве или Челябинске – нет – нет. Мы будем воевать против Чечни и ее законного руководителя Джохара Дудаева, у которого я, кстати, служил в армии. Он был командиром дивизии в Тарту, это был порядочный человек, настоящий Суворов, таким я его запомнил. И когда государство воюет с Дудаевым – это оно делает хорошо, но если он – законный президент, то мы тогда поддерживаем “бандформирования”. А когда мы поддерживаем Башара Асада в Сирии – тогда мы против “бандформирований”. Где последовательность действий и политики российского государства?

Верите ли вы в цифру 86% в отношении россиян, которые якобы поддерживают президента Путина? И допускаете ли возможность социального протеста в стране?

Думаю, около 65% поддержки по-прежнему у него есть. А массовый социальный протест начнется, когда у людей начнут отнимать имущество или когда людям будет нечего есть. Тогда начнется настоящий дикий русский бунт. А лидеры появятся. Бунт – народный, но политики – такие люди, которые чувствуют, куда дует ветер. Среди тех же дальнобойщиков есть образованные люди, которые пошли туда, потому что можно заработать больше, чем инженером, и у них есть харизма.

Какой сценарий будущего России на данный момент считаете наиболее вероятным?

То, что развал России неизбежен, в этом не приходится сомневаться. От России останется несколько государств, как от Югославии.

Мир должен понимать, какую опасность представляет путинская Россия. И не только потому, что люди там зомбированы и злы по вине пропаганды, что тоже опасно. Главная опасность в том, что ядерный чемоданчик и вооруженные силы находятся в руках людей, которые уже воюют на территории братской Украины и суют свой нос в Сирию. Они будут творить все, что захотят, не спросив у своего народа, хотя обязаны служить именно ему.

«Наши» американцы, одновременно изголяются для получения «грин-карты», выдумывая себе политические события, и при этом говорят: «Путин – молодец». Как только советуешь им возвращаться в Россию, они сразу отвечают: «Нет, ты что? Нам здесь хорошо».

В нищей и разграбленной стране, в которой непонятно где находятся золотые резервы и пенсионный фонд, за очень большие деньги создается огромная Нацгвардия. Сейчас огромное количество военных, ФСБ-шников и спецназовцев оказались уволенными в запас, им делать нечего. Многие из них, прямо скажем – не самые сознательные, пойдут не сторожами работать, а уйдут в бандитизм. Современная прокуратура и МВД творят больший беспредел, чем тот, что творили бандиты в 90-х.

Вы в 90-х пели и о самих 90-х, композиции уже тогда были тесно связаны с происходящими в стране событиями. Какой вам сейчас видится та эпоха?

Было дикое время беззакония и передела. Нормальная власть выстраивает политику таким образом, чтобы государство, в итоге, пришло к демократической схеме управления, где все институты работают четко и где невозможна такая коррупция. Но власть просто плевала на это, и масса людей мошенническим путем завладела огромными богатствами, которые раньше принадлежали другим людям. Допустим, огромный завод, который принадлежал моему прадеду, после революции оказался в руках коммунистов, а в 90е – в руках моих знакомых бандитов, которые там же, на моем фамильном заводе, делали мне машину, у них там была своя автомастерская. Смешно? Да, но не очень. У нас в принципе бандитское государство, до сих пор абсолютно феодальная система в головах, дикое раболепие. Может быть, действительно, как говорится, это в генах, но то, что мы несвободны и все время обрчувствуем над собой какую-то лапу, я понял, оказавшись здесь, в Америке.

SONY DSC

Алексей Лебединский рассказывает, что не всех его друзей и коллег в России отпугнул приписываемый ему статус “врага народа”. Фото: Рафаэль Априам

Профессор Лебединский прогремел с песней «Я убью тебя, лодочник». Как начиналось ваше творчество и почему все же «профессор»?

“Профессором” я называл себя, когда вызывал такси. Пришел после армии, в конце 80-х, тогда такси можно было 2-3 часа ждать, а когда я говорил: «Здравствуйте, это профессор Лебединский», машину подавали немедленно. Что касается творчества, оно было и до 90-х, и были песни, записанные моим обычным голосом, и всю жизнь я писал и слушал совсем другую музыку. А рычащим голосом сначала записал песню по приколу, после чего мой друг Витя Салтыков привез меня в Москву, и одна фирма заключила со мной контракт на выпуск альбома, в котором даже был пункт о том, что я не буду выходить на сцену и меня не будут показывать. Просто инкогнито, под псевдонимом выпустить кассеты и компакт-диски – их интересовал только мой голос и явно коммерческий песенный материал. Я не собирался с этим выходить на сцену. Это был 1993 год. Потом, когда у меня в 1995 году в гостях был Дима Нагиев, я поставил ему «Лодочника», которого я записал за два или три года до этого. Он ради смеха прокрутил ее в эфире радио «Модерн», где тогда работал ведущим, и за считанные дни «Лодочник» начинает орать из каждого питерского окна и разноситься со скоростью света по стране пиратскими кассетами с записью нагиевского радиоэфира. После этого меня стали уговаривать выйти с ней на сцену. Я отказывался – как это я, «мальчик из интеллигентной питерской семьи», пианист по начальному образованию, слушаю Led Zeppelin, Pink Floyd и Пэта Мэтини. выйду на сцену вот с этим материалом? А мне друзья, классические и джазовые музыканты, советуют: “Иди, бабло греби, дурак”. И я попробовал.

Первые несколько концертов, честно говоря, чувствовал себя полным идиотом. Не потому, что я прикалывался, а потому, что народ на это реагировал, как на шедевр. Потом уже, спустя годы, я понял, что песня действительно непростая и хитовая получилась – по смыслу, по энергетике и по всему остальному, но люди, чаще всего, не слышат в ней того смысла, который я вкладывал.

Это песня против предательства, в которой маленький мальчик плывет с гранатой, чтобы закончилась революция, чтобы «Аврора» не стреляла, и этого мальчика сдает лодочник. Эта песня – совершенно не призыв к убийству, это крик против предательства, но люди слышат «убью» и больше им ничего не надо. Я пришел к маме и сказал, что не могу с этим выходить на сцену, не имею права, а мама ответила: «Ну и зря. Тех, кто умеют думать и понимают во всем истинный смысл, независимо от того, это песня «Лодочник» или Иммануил Кант, всего около 2%. И ради этих двух процентов своих слушателей ты и должен петь. А все остальные пусть понимают, как хотят, от этого никуда не деться”.

lod

Песня “Я убью тебя, лодочник” стала хитом в 1995 году. Фото: скриншот из клипа / YouTube

Тогда, в 90-х, было много разнообразных исполнителей. Если взять ваш сегмент, можно назвать Богдана Титомира, группу «Кар-мэн». Существовала ли между вами какая-то конкуренция?

Тогда не могло быть никакой конкуренции, потому что, какими бы плохими ни были времена, на артистов денег всегда хватало, в отличие от тех времен, которые наступили сейчас. Я не играю ту музыку, которую бы я, наверное, сочинял, если бы у меня был другой голос. У меня, по сути, нет голоса, если говорить о настоящем вокале. Если бы у меня был голос, который можно было бы назвать вокалом, я бы писал под него совсем другие песни. А мне уже не вырваться из этой манеры исполнения, к которой привыкла публика, от моего сценического голоса, то есть мне нельзя пропевать какие-то длинные куски без пауз, есть определенно ограниченные свойства такого «гроула» [рычащего голоса], которые я принимаю во внимание, когда пишу себе свои авторские песни или делаю римейки. А жанр… Я не знаю, как назвать мой жанр. У меня же есть и русско-шансонные песни, и чисто попсовые, и околороковые, и блюзовые – совершенно разные стили.

Вы работали со многими артистами, с кем-то выступали, как с группой «Русский размер», кого-то в своих клипах снимали – «Лицедеев», Романа Трахтенберга. От работы с кем остались самые незабываемые впечатления?

Обожаю “Лицедеев”, моих замечательных друзей и коллег, всегда за счастье с ними работать и общаться. Рому Трахтенеберга я первым показал народу в своих клипах «Дубак-январь» и «Спят усталые игрушки». С «Жуками» мы записали две замечательные песни – «Комарики» и «Полоса», вторая еще не вышла. А в музыкальном плане лучше всего работалось, конечно, с Витей Бондарюком из «Русского размера», с которым мы сделали много замечательных римейков. Это были настоящие времена молодости, рок-н-ролла как стиля жизни. Мы недавно говорили с ним, и, наверное, поедем вместе в тур. Название, в итоге, присвоил себе человек, который к группе имеет маленькое отношение, потому что 90% было сделано Витей. А его проект теперь называется «Размер Project». У нас с Витей еще несколько песен записаны и не опубликованы до сих пор. нашему совместному проекту в прошлом году, но мы не стали праздновать юбилей. Думал, что сделаем большой совместный концерт где-нибудь в СКК в Питере, но я уже уехал из страны, и было не до этого. Значит, 25 лет справим. Надеюсь, путинская власть сгинет к тому времени.

Уже 20 лет не можем спеть дуэтом с Таней Булановой. Полгода назад я сказал Тане: «Ты понимаешь, что многие продажные властям журналюги и идиоты из российских СМИ меня называют “врагом народа”?», а Таня ответила: «Мне плевать, ты – мой друг, и я хочу с тобой спеть». Причем, дуэтом будет не моя песня. Я давно хотел спеть от второго лица «Беду» Высоцкого, которую пела Марина Влади, и я понял, что это должен быть дуэт с Таней.

А из тех, с кем дружили раньше, со многими отношения испортились из-за вашей политической позиции?

Витя Салтыков, который привез меня в Москву и с которым мы дружили много лет, недавно сказал мне такие вещи по телефону, что у меня чуть не вскипели мозги – «хохлы совсем охренели!», «Путин – молодец». Естественно, после этого мне не хочется разговаривать, хотя мы столько лет дружили. Я практически не общаюсь с творческими людьми из поп-музыки. В Америке мне, конечно, очень одиноко, не хватает друзей, которые остались в Питере и Москве. У меня их очень мало, но мне здесь захотелось что-то делать.

Я начал выходить на улицу, каждый день гуляю, а раньше такого не было. Не потому, что солнца не было, а потому что мне не хотелось видеть рожи, которые замучены этим режимом. Я называю их рожами, а не лицами, потому что они излучают и горе, и агрессивность, и неустроенность в одном флаконе. Заходишь в магазин и чувствуешь, что напряжение висит в воздухе.

Здесь я могу хоть в рваной майке зайти в магазин и никто не обратит на меня внимания, а в России сразу будут тыкать пальцем, да еще и пнет кто-нибудь. Просто за то, что человек не так одет. Здесь сидит человек, где бы он ни работал, и он знает, что завтра у него будет то же самое, а у нас мы не знаем – хоть ты в государственной конторе, хоть где-то еще. Какие законы у нас принимают? Дикие законы, бесчеловечные, идиотские. Люди сворачивают бизнес, пенсии у стариков позорные, денег в стране нет – все по карманам властей разворовано, а продукты давят — в стране полно нищих, которым есть нечего, а они давят [санкционные] продукты! Настоящий сволочизм.

11424463_996222463735024_656902890052296014_n

Как фотограф, Лебединский работал с Крисом де Бургом, Филом Коллинзом, Брайаном Адамом и другими западными знаменитостями. Фото: из личного архива А. Лебединского

А к традиционной американской улыбке как относитесь? Не считаете ее другой крайностью?

Это крайность, которая просто называется вежливостью. Это не какая-то специальная, показная, лицемерная улыбка, а элемент вежливости, чтобы не испортить тебе настроение. И в этом есть великий плюс. Мы можем говорить со 100-процентной уверенностью, что большинство этих улыбок неестественные, но это примерно из той же серии, когда ты улыбаешься, и у самого настроение поднимается. Я очень сильно чувствую фальшь, и если мне фальшиво улыбнутся, это, скорее, испортит мне настроение. Мне станет жалко человека, который вынужден улыбаться.

Чем еще вас привлекают США?

Здесь, конечно, прекрасное чувство свободы. Ты имеешь право делать что угодно, носить что угодно, ехать куда угодно, то есть, делать все, что не мешает другим людям. Но здесь есть и подводные камни, потому что люди везде примерно одинаковые по набору заложенных природой элементов, их поведение меняет лишь культура – социальное и государственное устройство, атмосфера. Здесь есть культура уважения к себе, друг к другу. Убили, например, в Нью-Йорке полицейские двух чернокожих, люди выходят на улицу, и я присутствовал в прошлом году на таком шествии, фотографировал его. Вот это – настоящее чувство собственного достоинства, что абсолютно не свойственно нашему человеку. Откуда взяться самоуважению, если тебя ни во что не ставят. Это права человека и ценность человеческой жизни, которая в России равна нулю. Здесь люди все-таки могут что-то сами изменить. Если я скажу, что плохо убирают площадь и выведу людей на улицу с плакатом, на следующий же день власти уберут эту площадь ровно так, как мы просим. И никакие полицейские нас не тронут, если мы не начнем нарушать закон, например, рушить и ломать чужую собственность. В России это возможно? Нет. И не выйдут на улицу, и соответственно, никто ничего не уберет. Просто заберут в ментовку безо всяких оснований.

В Америке вы активно занимаетесь фотографией. С чего началось это увлечение?

Когда в конце 90-х на меня свалилась жуткая депрессия и катастрофическое разочарование в жизни и во многих людях, именно фотография помогла мне выйти из этого состояния. Я нашел новую жизнь. Фотография – прекрасная штука, фантастическая. Мой дорогой друг, замечательный фотограф Сергей Максимишин, назвал мой стиль “минималистическим жанром” и утверждает, что у меня дизайнерский подход к фотографии. Наверное, он прав в этом определении. Да, я подсознательно люблю “вписывать” человеческие объекты в “минималистический” антураж. Не люблю «мусор» в кадре. Если он присутствует, то должен быть зачем-то, а не просто так. И еще «лучше недобор, чем перебор» – это везде так, в любом виде искусства.

В России продажа фотографий порой приносила мне больше доходов, чем концертная деятельность. Здесь фотоискусство гораздо более востребовано, чем в России. Местные галереи с удовольствием готовы выставлять и продавать мои работы, что очень приятно.

lebed3

Фото: Алексей Лебединский

lebed4

Фото: Алексей Лебединский

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Фото: Алексей Лебединский

al4

Фото: Алексей Лебединский

Вы делали обложку для альбома Криса де Бурга, фотографировали Сезарию Эвору, Фила Коллинза, Брайана Адамса и многих других. Музыкальные связи помогли?

В случае с Крисом де Бургом одним из организаторов его гастролей была моя девушка, и я показал его продюсеру Кенни Томсону свои фотографии. Потом мы с Крисом гуляли два дня по Москве, я снимал Криса, после чего мы должны были делать в Лондоне студийную фотосессию, но им хватило материала, снятого в Москве. В США, конечно, намного сложнее пробираться к известным людям с целью сделать фотографию, здесь все очень монетизировано. Когда я написал своему любимому Дональду Фейгену [сооснователю и вокалисту рок-группы Steely Dan – ForumDaily], который своей музыкой принес мне столько тепла и света, наткнулся на информацию на его сайте о том, что меньше, чем за 10 тысяч долларов, лучше не подходить ни с фотографиями, ни с интервью. С другой стороны, я его понимаю: вокруг столько желающих. Я сам испытывал это в течение многих лет в России, хотя никогда не отказывал людям в фотографиях с ними. Это часть моей работы и часть моего смысла существования, как артиста – приносить людям удовольствие и радость.

Кроме занятия фотографией, я здесь открыл фирму и начал снимать рекламу, ведь это моя третья профессия, я с 22 лет занимался креативом и производством рекламы. И, конечно, сейчас я хочу попутешествовать по Америке с фотоаппаратом. Уже пора увидеть ее во всей красе.

Читайте также на ForumDaily:

Юрий Шевчук: “Важно не “расчеловечиться” до Армагеддона”

Звездный десант в США: кто из знаменитостей приедет с гастролями в мае

Юрий Шевчук спел в Майами о российской реальности

Илья Лагутенко: начать жизнь с чистого листа — это просто, потому что «сначала – любовь»

Заходите на страницу ForumDaily в «Фейсбуке», чтобы быть в курсе последних новостей и комментировать материалы.

политика музыка культура фотография российская оппозиция иммиграция в США Наши люди песни хиты эмиграция из России Выбор редакции


 
1054 запросов за 2,411 секунд.