Российских фильмов на еврейскую тему крайне мало — директор фестиваля

IMG_0151 copy

32-летний Игорь Штейренберг, который руководит Фестивалем еврейского кино в Майами, родился в Черновцах, в Западной Украине. Фото: Caroline Twohill

19-й по счету Фестиваль еврейского кино в Майами, который завершится на этой неделе, собрал множество интересных картин по еврейской и израильской тематике. Среди них – фильм актрисы Натали Портман, которая привезла во Флориду свою дебютную режиссерскую работу под названием «Повесть о любви и тьме», и «Помни» Атома Эгояна о двух пожилых евреях, ищущих убийцу членов их семей в Освенциме. 27 января отмечается Международный день памяти жертв Холокоста, приуроченный к годовщине освобождения концлагеря.

Кроме того, на нынешнем кинофестивале активно представлены режиссеры израильской «новой волны» — Лаура Биалис, Авишай Сиван и уроженец Минска Евгений Руман. Есть в программе и фильм на русском языке — «Песнь песней» украинского режиссера Евы Нейман по произведению Шолом-Алейхема. Картина, получившая в 2015 году приз жюри Одесского кинофестиваля, будет показана сегодня.

32-летний директор Фестиваля еврейского кино в Майами Игорь Штейренберг является выходцем из Советского Союза. Он родился в украинских Черновцах, и, по его словам, до сих пор близок к русской и украинской культуре. В интервью ForumDaily Штейренберг рассказал, что за последние годы кинофестиваль в Майами вошел в тройку крупнейших еврейских фестивалей мира – после Атланты и Сан-Франциско.

Игорь, как и за счет чего росла посещаемость вашего фестиваля, который, если судить по названию, нацелен преимущественно на еврейскую аудиторию?

Изначально это был фестиваль исключительно для еврейской аудитории, на него приходили максимум около 4 тысяч зрителей. Однако в первый год работы, по итогам фестиваля 2014 года, мне удалось увеличить посещаемость до 9 тысяч человек, и это уже были не только евреи. В прошлом году у нас было уже 18 тысяч посетителей, а по итогам нынешнего фестиваля мы рассчитываем выйти на 25 тысяч зрителей. То, что за столь короткий отрезок времени нам удалось настолько повысить посещаемость фестиваля, свидетельствует о том, что Майами испытывает период культурного ренессанса. Интерес к кинематографу находится на очень высоком уровне.

Кроме того, нам удалось доказать, что если в фильмах есть еврейская тематика, это не значит, что такие фильмы интересны только евреям. Это могут быть фильмы о евреях, но они привлекательны для более широкой аудитории – латиноамериканской, афроамериканской, русскоязычной и всех остальных жителей этого многонационального города.

Являетесь вы евреем или нет, вам должен понравиться фильм, который мы показываем. Это фестиваль для тех, кто любит искусство и любит вызовы того или иного рода. Наш фестиваль существует не развлечения ради, поскольку в Майами и без него достаточно развлечений, а для того чтобы задеть каждого своего зрителя за живое.

Song3

В фильме Евы Нейман показан еврейский городок начала ХХ века, в котором живут 10-летние Шимек и Бузя. Фото: скриншот фильма «Песнь песней» / MJFF

В чем заключается эта связь с фестивальным зрителем? Как именно вы отбираете картины?

Мы демонстрировали это на примере ряда инициатив, в том числе — внефестивальных. Например, когда мы пытались привлечь аудиторию вне зависимости от национального признака, мы провели мероприятие в рамках «Месяца гордости», отмечаемого ЛГБТ-сообществом США в июне. Мы организовали показ кенийского фильма «Истории нашей жизни» о представителях ЛГБТ [картина получила приз жюри на Берлинском кинофестивале – прим. ForumDaily]. В этой картине не было еврейской тематики, но была еврейская ценность, и она заключалась в теме репрессий.

В Кении можно лишиться жизни за то, что человек является гомосексуалистом, то есть — за свою идентичность. То же самое было с евреями в нацистские времена. Как это ни грустно, история время от времени повторяется. И наша обязанность – рассказывать о таких ужасающих случаях, которые происходят в наши дни.

Дело ведь не только в том, чтобы показывать только известные картины. Мы уже делали это, и, среди прочего, первыми во Флориде показали фильм «Ида» [польского режиссера Павла Павликовского], получивший «Оскар» два года назад как лучший иностранный фильм. И для нас важно, что мы заслужили уважение своей индустрии благодаря программной политике нашего фестиваля.

В нынешнем году мы решили сделать больше, отразив в программе всемирные конфликты, которые происходят сегодня, особенно на Ближнем Востоке. Мы решили представить безгранично одаренных и стремительно развивающихся режиссеров израильской «новой волны». Фокус нынешнего фестиваля – на новом израильском кино.

В программе нынешнего фестиваля всего один фильм на русском языке. Насколько значима для вашего фестиваля русскоязычная аудитория?

Как вы понимаете, являясь руководителем фестиваля, я не могу сам создавать фильмы и надеюсь на тех, кто их создает. Мы очень рады были получить такой замечательный фильм, как «Песнь песней» Евы Нейман. Эта работа показывает реальную картину Украины далекого прошлого. Моя семья жила в Украине и, я уверен, мои прародители проходили через все то, о чем рассказывает режиссер. Я ощутил эту связь сразу, когда увидел фильм на кинофестивале в Торонто.

Пару лет назад мы показывали фильм на русском языке «Путешествие Игоря и журавлей» режиссера Евгения Румана, который родился в Минске и иммигрировал в Израиль. В этом году в нашей программе его новая работа – психологический триллер «Человек в стене», сделанный в стиле Романа Полански.

Наша задача – отразить голоса всего мира. В этом году представлены картины из 20 стран. Кто бы мог подумать, что еврейская тематика окажется столь обширной, но она оказалась таковой. Мы хотим, чтобы каждый фильм, который мы показываем, вдохновлял зрителей на толерантное отношение и взаимопонимание, на принятие различных культур, которые способны объединять людей.

Выходит, есть какие-то сложности в подборе российских фильмов с использованием еврейской тематики?

К сожалению, такие фильмы можно пересчитать по пальцам. Мы просматриваем картины по всему миру, чтобы найти те, в которых хоть как-то представлена еврейская тематика. В общей сложности перед нынешним фестивалем мы рассматривали порядка 25 тысяч картин. И лишь одна имела русско-еврейскую связь. К сожалению, мне сложно объяснить причины этого, поскольку я являюсь бывшим русским иммигрантом, теперь уже гражданином США, и слишком оторван от сегодняшнего положения дел.

У некоторых российских режиссеров, таких как Андрей Звягинцев, мы видим желание рассказать индивидуальные истории людей, крайне выразительные истории. Но, опять же, это единичные случаи. Как человеку, который любит кино, мне бы хотелось видеть больше работ российских режиссеров.

Со своей стороны я могу лишь предоставить платформу для того, чтобы их работы увидели. К счастью, наш фестиваль пока не получал отказов от режиссеров, картины которых мы хотели бы показать.

12630956_1752426748312312_1241384532_o

Штейренберг видит большой потенциал в нишевом контенте, направленном на более широкие массы. Фото: Caroline Twohill

Сейчас параллельно с вашим форумом проходит фестиваль еврейского кино в Нью-Йорке. Есть ли какие-то отличия между ними?

Мы не являемся конкурентами друг для друга, поскольку у нас совершенно разные платформы. К примеру, у нью-йоркского фестиваля более экспериментальная программа. Их фильмы транслируются в самом Линкольн-центре, поэтому, как вы понимаете, они могут экспериментировать с различными жанрами. Что касается нас, то эстетика нашего фестиваля не может быть экспериментальной, она более узнаваема. Конечно, между всеми фестивалями еврейского кино бывают и совпадения по демонстрируемым фильмам. И, думаю, наша аудитория ожидает этого. К примеру, те, кто не может поехать на фестиваль в Атланту или Нью-Йорк, могут увидеть ту или иную картину здесь. Но подобные пересечения программ случаются крайне редко.

Как много премьерных показов вам удалось собрать в этом году?

Мы показываем достаточно много картин, которые больше нигде в США нельзя увидеть. Один из таких фильмов в этом году — «Баба Джун», который был номинирован Израилем на «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм» [картина режиссера Юваля Дельшада, выходца из Ирана, рассказывает историю семьи иранских евреев, которые переехали в Израиль – прим. ForumDaily]. Это премьера картины для Восточного побережья США. Кроме того, у нас самые первые в США показы режиссерского дебюта Натали Портман «Повесть о любви и тьме» по произведению классика израильской литературы Амоса Оза. Хочу отметить, что сама Портман говорит в фильме на иврите.

Это очень красивая и глубокая история, и мы очень гордимся тем, что смогли организовать премьеру картины именно на нашем фестивале. Натали, снявшая ранее несколько короткометражек, давно вынашивала идею художественного фильма, для нее было очень важно реализовать этот проект. Вы можете подумать заранее, что Портман все же актриса и маловероятно, что ее первая крупная работа удалась, но вы будете удивлены тем, насколько качественной она получилась, когда посмотрите фильм.

Вы уже затронули тему своего советского прошлого. Как оно вам сейчас помогает в работе в киноиндустрии?

Я, как и мои родители, родился в еврейской семье в Черновцах, в Западной Украине. Я очень горжусь этим, но, к сожалению, у меня не было возможности вернуться в родные места с момента переезда в США в начале 90-х — я тогда еще был маленьким. Однако я чувствую свою связь с украинской и российской культурой. Мне очень грустно оттого, что происходит сейчас между двумя близкими мне народами. Человеческая жизнь бесценна, и я надеюсь на то, что мир все еще возможен, что будет найден выход из сложившейся ситуации. Я все еще называю себя «русским американцем».

Мы с отцом до сих пор пересматриваем старые советские фильмы, и я рад, что моя семья дала мне столь обширные знания российской истории. Как мне кажется, это помогает мне строить сегодня некие мосты между различными культурами, в том числе с участием русскоговорящих иммигрантов в Америке. Я очень надеюсь, что в ближайшие годы появится больше российских фильмов на еврейскую тематику, которые мы могли бы продемонстрировать на нашем фестивале. Большая община американских евреев, говорящих на русском языке, будет этому по-настоящему рада.

Читайте также интервью от ForumDaily:

Михаил Ефремов: Люблю Манхэттен — тут не заблудишься в любом состоянии

Людмила Улицкая: Те, кто списывают, остаются на второй год. На второй срок. На второй век

В США Израиль евреи иммигранты в США еврейское кино фестиваль кино кинофестиваль в Майами Игорь Штейренберг Израиль