The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Хватит песен — поставьте джаз…

…И гулял только сам по себе.
И, не спросясь у эстетов совета,
Сам решал, куда плыть кораблю.
Меня очень не любят эстеты за это,
Я их тоже не очень люблю.
Андрей Макаревич
Концерты легенды российского рока, бессменного лидера группы «Машина времени» Андрея Макаревича (Макара) в сопровождении относительно молодого (2001 года рождения) Оркестра креольского танго (ОКТ) в манхэттенском Tribeca Art Center прошли впервые — и успешно. «И красиво», — добавил молодой и талантливый промоутер, крупный, несколько полноватый для своих неполных сорока, улыбчивый еврейский парень, генеральный менеджер израильской компании Rest International Леонид Ландсман, работающий в США и Израиле.
Внушительно выглядел и оркестр в составе десяти первоклассных музыкантов. Евгений Борец — пианист, сыновья культового джазмена-пианиста Игоря Бриля братья-близнецы Дмитрий — сопрано-саксофон и Александр — тенор-саксофон («Последнее наше приобретение», — сказал о них Андрей Макаревич). Сам главный «машинист» играл, естественно, на гитаре, которую по случаю прибытия в Нью-Йорк купил на днях. И с легкой иронией поделился своим ощущением от этой весьма дорогой во всех смыслах покупки: «Мне кажется, я ее не вполне достоин».
Нью-Йорк — город величайшего блюзмена Би Би Кинга, здесь только что играл, кстати, на такой же, как у Андрея, гитаре, сам Джордж Бенсон. Тем не менее, на мой взгляд, это был первый за семь лет моего проживания в Нью-Йорке достойный музыкальный концерт из России. Главное в творчестве Андрея Макаревича — создаваемый им на протяжении 33 лет уникальный высокохудожественный продукт, синтезированный из его мудрой философской поэзии, необычной, узнаваемой мелодики и наполненного тонкими, берущими за душу пульсирующими интонациями и едва уловимыми нюансами голоса. А за это, как поется в популярной песне, «можно все отдать»!
Отдаю должное всем без исключения двадцати четырем композициям — от свинговых, блюзовых, рок-н-рольных до шансонно-народных песен — звучавшим без перерыва в течение почти трех часов. Отдаю должное великодушию Андрея Макаревича, помянувшего добрым словом Петра Подгородецкого. Музыка, песни были разные по содержанию, по аранжировкам, сдобренные отличными импровизациями музыкантов оркестра. Они, молодые, подвижные, стройные, играли, веселились на радость публике. Кураж оркестра передавался зрителям, раскачивая их в ритмах, в прихлопах и притопах. И над всем этим джазовым весельем, переходящим после небольших пауз в нечто грустное, балладное, царил спокойный и выразительный, зачастую усталый голос Макара, все расставляющий на свои места, по полочкам, все знающий, но оставляющий каждому додумать свое…
Удачно и вовремя дополнял действо с хорошим вкусом исполненный видеоряд бэкграунда. Там, в дополнение к событиям на сцене, то возникали какие-то кинокадры, то рисунки Андрея, оживленные мультипликацией, то плывущие по волнам памяти фотографии ушедших гениев джаза. И реальный мир, созданный Андреем Макаревичем и его ОКТ, был тоже прекрасен. Здесь пели, пили и закусывали, вспоминали Высоцкого, Джоплин, Пресли, Василия Аксенова, Петросяна и даже Путина. Вспоминали, шутили и окунались в одиночество вечного блюза, а когда песен было достаточно, то просили: «Если можно — поставьте джаз». И сами же его блестяще исполняли.
Когда-то почти сто лет назад один еврейский мальчик, Джордж Гершвин, соединил, казалось бы, два совершенно разных музыкальных направления — классическую музыку и джаз. А спустя еще несколько десятилетий другой еврейский мальчик, Андрей Макаревич, соединил с джазом уже авторскую, бардовскую, кострово-дворовую песню. Они оба, каждый по-своему, признавались в любви к столице джаза, к Нью-Йорку.
Андрей в ходе концерта задумчиво сказал: «В Москве — 25-градусный мороз, а здесь пахнет весной, моим любимым временем года. А вы вместо «Супербоула», сидите здесь…»
После концерта он, усталый, выжатый, как лимон, уделил мне пару минут.
– Я впервые услышал и увидел «Машину времени» в ростовском Дворце спорта где- то в году семидесятом.
– Позже, это был 1979 год — наше первое профессиональное выступление от Росконцерта.
– За вами, молодыми и кучерявыми, на бэкграунде шелестела какая-то занавеска из фольги. Звучали полюбившиеся песни, и вдруг отказала аппаратура. «Даже хорошая техника иногда может отказать», — грустно сказали вы и пошли в зал. Я видел это отчетливо, как сегодня, потому что тоже сидел в первом ряду. Мои сверстники любили вашу группу, а чиновники от культуры так долго не выпускали ее на большую сцену! Сегодня я вижу прекрасную аппаратуру, современные музыкальные инструменты и вспоминаю случай, который произошел сразу после вашего первого концерта. В Новочеркасске, где я жил в те годы, был и здравствует ныне один талантливый человек по имени Жора Варфоломеев. Он умудрялся делать звуковые колонки для известных музыкантов и как-то подарил мне фото с «Машиной» в полном составе, катящейся по детскому парку, где у него была небольшая мастерская и студия звукозаписи.
– Для нас он делал только динамики…
– Позже у Жоры были неприятности, но через какое-то время он продолжил заниматься бизнесом и музыкой. Во времена перестройки его избрали депутатом горсовета. Кстати, о политике. Я слышал задолго до сегодняшнего концерта вашу взорвавшую Интернет смелую и едкую песенку «К нам в Холуево приезжает Путин».
– Не могу сказать, что я «антипутинский» человек. Я просто считаю, что законы для того придуманы, чтобы их соблюдать. Человек не должен быть президентом больше двух сроков. И Путин, который все время говорит, что он за закон, на самом деле действует не по закону. И все это понимают. В этом есть колоссальное неуважение к гражданам страны, и это меня раздражает.
– По поводу этой песенки вам Сурков звонил?
– Нет. Я очень рад, кстати, что у них хватило храбрости разрешить эти демонстрации, вот уже третью по счету. Не дай Б-г, началась бы какая-то свара…
–120 тысяч было 4 февраля на Болотной, и, похоже, — это только начало.
– Думаю, да.
– Я обратил внимание, что в песне, посвященной ушедшим музыкантам и певцам, у вас на «заднике», кроме всех прочих, был Фрэнк Синатра. Вы любите Синатру?
– Очень. И знаю, что он родился здесь, на противоположном берегу Гудзона, но, к сожалению, там не был. Кстати, приглашайте, я приеду еще с ребятами, тогда и съездим на малую родину Фрэнка.
В хорошем расположении духа я в этот вечер перечитал томик стихов Макаревича «Семь тысяч городов». А на моей 13-й улице Бенсонхерста в это самое время истошно орали болельщики американского футбола, радуясь победе нашей городской команды в финале. С таким же удовольствием я иногда перечитываю стихи Окуджавы. В этом совпадении что-то есть. Не так ли?
Фото автора

Уважаемые читатели ForumDaily!

Спасибо, что остаетесь с нами и доверяете! За последние четыре года мы получили массу благодарных отзывов от читателей, которым наши материалы помогли устроить жизнь после переезда в США, получить работу или образование, найти жилье или устроить ребенка в садик. Мы рады, что помогаем вам в период иммиграции, который может быть довольно сложным.

Сейчас мы хотим попросить ВАС о поддержке. Качественная журналистика достаточнo затратная. После резкого сокращения рекламных поступлений от Facebook, наши доходы не покрывают расходы на содержание редакции, что ставит под угрозу беспрерывную работу сайта. Мы не вводим платную подписку, как это делают многие американские СМИ, и предоставляем доступ ко всем нашим материалам бесплатно, поскольку понимаем, насколько важно для русскоязычных иммигрантов получать проверенную информацию на родном языке. $5, $10, $20 — любая сумма, которой вы сможете поделиться с нами, поможет выжить сайту, а значит, мы сможем и дальше предоставлять полезную информацию тысячам иммигрантов. Поддержите качественную журналистику! Мы верим в силу наших читателей!

Всегда ваш, ForumDaily!

Наши люди


 
1079 запросов за 6,479 секунд.