The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Дом, где раскрываются сердца

Несколько недель назад фонд Керен ха-Йесод закупил в молодежной деревне Еврейского агентства Рамат Адасса тысячу подарочных наборов с натуральным мылом местного производства и раздал их своим спонсорам со всего мира. А в скором времени в магазинах торговой сети «Хават тавлиним» появятся лечебные травы и натуральная косметика, производимые в Рамат Адасса. Все эти товары – плоды рук трехсот «трудных подростков», проживающих в молодежной деревне. Треть – дети репатриантов из СНГ, треть — из Эфиопии, а треть — уроженцы страны. И все мирно уживаются между собой.

Производство вышеперечисленных товаров — всего лишь небольшая часть той огромной воспитательно-образовательной деятельности, которая ведется в Рамат Адасса. Ребята получают здесь полный аттестат о среднем образовании, идут в армию, полностью включаются в нормальную жизнь. Но, самое главное, эти дети, оказавшиеся по разным причинам на улице или в сложной ситуации, находят здесь спокойную обитель, где они приходят в себя от невзгод, обретают уверенность в своих силах и находят настоящих друзей. Как сказал мне Шимон, один из обитателей деревни — «Друзья в Рамат Адассе заменили мне семью»

Эту молодежную деревню основала легендарная Генриетта Сольд, руководитель организации Адасса и первый глава Алиат ха-ноар. Во время Холокоста Алиат ха-ноар спасала еврейских детей от гибели, а после завершения войны занялась переправкой уцелевших в Эрец Исраэль. С этой целью Сольд, совместно с Еврейским агентством Сохнут основала в подмандатной Палестине ряд молодежных деревень. В том числе и Рамат Адасса, место для которой Сольд выбрала лично — среди пасторального пейзажа Кирьят Тивон, неподалеку от Хайфы. Деревня была построена Сохнутом в 1948 году уже после кончины Сольд.

В первые годы Рамат Адасса служила перевалочным пунктом. В ней поселяли ребят и девушек, привезенных из Европы, а через три-четыре месяца, когда они немного приходили в себя, распределяли по близлежащим кибуцам и мошавам. Когда началась массовая алия из арабских стран, сотрудники деревни перестроились на ходу и распахнули двери перед трудными подростками из многодетных семей репатриантов. Эти ребята задерживались уже намного дольше, успев проучиться во всех трех классах действовавшей здесь школы – шестом, седьмом и восьмом. Через деревню прошли тысячи молодых людей, некоторые заняли впоследствии видные места в израильской экономике и политике. Так, в деревне с гордостью называют имя Шломо Бухбута — многолетнего мэра Маалот и нынешнего главу всеизраильского «Объединения местных органов власти».

В 2005 году, в немалой мере из-за алии из стран СНГ, в Рамат Адасса произошла революция. Известный израильский филантроп Ави Наор решил пожертвовать средства Еврейскому агентству, чтобы оно преобразовало школу, действовавшую здесь, в полноценную среднюю школу, учащиеся которой могут получить полный багрут — аттестат о среднем образовании. И такая школа была создана. Сегодня в Рамат Адассе на триста учеников приходится 140 воспитателей, учителей и социальных работников. Поэтому в классах — максимум по 16 учеников. И затраты оправдываются- 56 процентов выпускников получают аттестат зрелости, в то время как среднеизраильский показатель равен 48 процентам.

В Рамат Адассе для каждого ученика готовят три программы — образовательную, воспитательную и лечебную, к нему прикреплены учитель, воспитатель, социальный работник. Каждому ученику подбирают свой маршрут. Нет, не занятий – они общие для всех и в рамках школьной программы – а факультативных курсов: по маркетингу, коммуникации, сельскому хозяйству, работе на станках с ЧПУ и даже актерскому искусству. Есть зоологический центр, конная ферма. Пройдя специальный курс, ребята становятся инструкторами и обучают верховой езде жителей Кирьят Тивона и соседних населенных пунктов. Те, кому ближе земледелие, занимаются выращиванием декоративных цветов и целебных разных трав – лаванды, календулы, розмарина. Травы высушивают и продают, а также добавляют в состав мыла, которое варят в деревне. Его продают в оригинальных деревянных мыльницах, которые ребята сами изготовляют в столярной мастерской. Скоро начнут действовать курсы поваров, так что, возможно, Рамат Адасса в будущем станет альма-матер знаменитых шефов.

Интенсивные занятия и факультативы помогают ребятам на первых порах отвлечься от тяжелых воспоминаний из той жизни, которую они оставили стенами деревни, а затем и увлечься новыми задачами. Рути Донаг, одна их сотрудниц деревни, рассказала мне несколько историй ее воспитанников.

Сэла убежала в Рамат Адасса от родителей. Они категорически потребовали, чтобы девочка, едва достигшая 12 лет, вышла замуж, как это было принято у них на Кавказе. Но у Сэлы были другие планы, кроме как к своему совершеннолетию стать матерью уже нескольких детей. В деревне Сэла проучилась шесть лет, прекрасно окончила школу, пошла в армию, намеревается поступить в университет.

Вадим репатриировался вместе с отцом. Мать ехать не захотела и осталась в России. У отца, больного диабетом, отрезали ноги. Во время второй ливанской войны их дом попал под обстрел и осколки «катюши « изрешетили все, что в нем было. К счастью, Вадим с отцом в этот момент отсутствовали. Инвалидной пенсии отца на двух человек не хватало — ни на учебники, ни даже на нормальную еду. Да и атмосфера в доме была надрывная, никак не способствовавшая нормальной жизни и учебе. Все это Вадим обрел в Рамат Адасса. Сегодня он занимается в 12 классе, намерен получить полный «багрут» и призваться в боевые части ЦАХАЛ.

Дима приехал из Украины, ходил в школу, но не учился. Усилия родителей образумить его особых результатов не давали. Сперва ему было трудно в молодежной деревне. Встают здесь в половине восьмого утра, а дома он привык гулять до рассвета, да еще и с бутылкой водки. И к регулярным занятиям пришлось привыкать. Но теперь он очень рад, что судьба его свела с Рамат Адасса. «Если бы не эта деревня, я продолжал бы болтаться без толку, и иди знай, чтобы из меня вышло и чтобы со мной приключилось,- говорит Дима.

Бытовые условия в деревне замечательные. Расположена она в самом сердце Кирьят Тивон – места красивого, зеленого и тихого. Площадь деревни велика, так что учебные здания и жилые домики, не теснятся друг к другу. Поэтому здесь тихо просто необычайно. Свежий воздух, трава и деревья — во время прогулки по дорожкам деревни возникает полное ощущение того, что ты находишься в саду. Ребята живут по три-четыре человека в комнате, питание трехразовое и вкусное.

Директор Рамат Адасса Михаль Штерн всю свою жизнь посвятила воспитательной работе в рамках Сохнута. Начинала с рядового преподавателя, восемь лет была заместителем директора, и вот уже три год руководит работой деревни.

«Здесь ежедневно идет борьба за жизнь трехсот детей, большинство которых оказалось просто на улице. Причины разные — родители больны и не в состоянии уделить им внимание, или, что намного хуже, родители — алкоголики, наркоманы, преступники. У этих детей нет никого, кто мог бы окружить их заботой, дать почувствовать, что они кому-то важны. Что ими кто-то вообще интересуется. Очень часто они обращаются к учителям и просят — усыновите нас. И это при живых родителях! Поэтому наша первоочередная задача – создать для них чувство дома. Мы, без всякого преувеличения, раскрываем детям свои сердца. И когда их сердца открываются нам навстречу, все остальное приходит само собой — и оценки, и аттестат, и высокая гражданская мотивация. Не случайно, что среди наших выпускников 94 процента идет в армию, причем в боевые части. Наша цель — полностью подготовить ребят к самостоятельной жизни, в которой они не будут зависеть ни от кого, а только от них самих. Это не легко и не просто, но радость от того, что ребята получают в нашей деревне самую настоящую путевку в жизнь компенсирует все заботы и хлопоты»,- говорит Михаль Штерн.

Давид Шехтер.

На родине


 
1021 запросов за 3,902 секунд.