The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Знаменитая муза прекрасной эпохи

Словари напоминают, что слово “муза” имеет два значения: первое — в греческой мифологии одна из 9 богинь — покровительниц искусств и науки, и второе-источник поэтического или художественного вдохновения в образе женщины.

Потрясающей женщиной, которая стала музой и покровительницей многих гениев Belle Epoque — Прекрасной Эпохи, продолжавшейся в Европе с конца 19 века до Первой Мировой войны, была французская пианистка Мизиа Серк. Журналисты называли её королевой Парижа за то, что её талантливость, безупречный художественный вкус и стиль во многом влияли на современное ей искусство (живопись, литературу, музыку,балет), формируя тем самым вкусы и предпочтения Парижа, бывшего тогда художественной столицей мира.
Электронная энциклопедия “Википедия“ приводит список из более чем 40 имён знаменитых художников, писателей, поэтов, музыкантов, артистов, которые были её друзьями, поклонниками, восторженными посетителями её литературного и музыкального салона. Среди них художники, писавшие её портреты, Ренуар, Тулуз-Лотрек, Боннар, Вюйар, писатели Жан Кокто и Марсель Пруст, сделавшие Мизию прототипом героинь своих романов, поэты Малларме и Верлен, писавшие ей стихи, композиторы Морис Равель и Игорь Стравинский посвящавший ей свои пьесы, знаменитый балетмейстер Сергей Дягилев, который говорил, что Мизия — единственная женщина, на которой он мог бы жениться (отметим в скобках его нетрадиционную сексуальность). И вот ещё имена её близких друзей и поклонников: Пикассо, Дебюсси, Карузо, Жакоб, Бакст и др.
Мизиа Серт родилась в Санкт-Петербурге в 1872 г., и её рождение оказалось роковым для её матери Софи Серве, которая умерла во время родов. Этому предшествовало анонимное письмо, полученное Софи в бельгийском городе Халле, где она жила в большом и богатом поместье своего отца Андриана Серве, выдающегося бельгийского виолончелиста, которого называли Паганини виолончели. Из письма она узнала, что её муж, знаменитый польский скульптор Киприан Годебский, создававший в это время скульптуры в России, развлекается с её же родной тёткой в Царском Селе. Путешествие к неверному мужу по зимней России для Софи, бывшей на девятом месяце беременности, закончилось трагически. В первый же день своего прибытия в Петербург она умерла во время родов.
Мать Софи урождённая Софи Фейгин, была еврейкой, с которой Андриан Серве познакомился во время гастролей в Петербурге. Таким образом, по женской линии Мизия Серт была галахической еврейкой и её воспитывала российская еврейская бабушка, которая называла её Мися. В большом доме в Халле было много роялей, на которых играли друзья семейства — известные композиторы и музыканты. И однажды маленькая Мися, взобравшись на круглый стул сразу начала играть, поразив этим бабушку, осознавшую, что её внучка вундеркинд. Скоро Мися играла Бетховена, сидя на коленях у знаменитого композитора и пианиста Франца Листа, заслужив его большую похвалу. Позднее она брала уроки у композитора Габриэля Фере и быстро стала виртуозной пианисткой. Однако карьера музыканта не стала главной целью в её жизни.
В 10 лет отец и уже вторая мачеха отправили Мизию в парижский пансион для девочек Convent of Sacred Heart, в котором школьные уроки сочетались с религиозным образованием и духовным воспитанием, подготовляющим девушек к взрослой жизни. Мизия считала 6 лет, проведённых в пансионе, потерянными в своей жизни Однако они всё же укрепили её независимость и стойкость характера. Когда она одна уехала в Лондон, ей пришлось зарабатывать на жизнь уроками игры на фортепьяно. Но вскоре Мизия вышла замуж за своего кузена Теда Натансона, богатого, интеллектуального и полного амбиций молодого человека, и переехала с ним в Париж.
В 1889 г. Тед, его брат Александр и Мизиа создали знаменитый журнал “Ревю Бланш”, который открыл простор новым талантам и новым идеям, и стал для французской интеллигенции символом всего передового. Мизиа была сердцем и мотором этого журнала, в котором печатались лучшие авторы того времени, и где на обложках и страницах рекламы появлялись её портреты, сделанные Тулуз-Лотреком, Вюйяром, Боннаром. Благодаря потрясающей энергии и красоте Мизии и деньгам Теда, Натансоны стали известны всему артистическому и интеллектуальному Парижу. Для своих многочисленных талантливых друзей она договаривалась о заказах, устраивала концерты и благотворительные вечера, о которых говорил весь Париж.
Мизиа стала законодательницей мод не только в одежде, но и в искусстве. Её дом превратился в художественный салон, который украшали картины знаменитых художников. В нём собирались иногда до 300 друзей и поклонников Мизии. Её муж Тэд был убеждённым социалистом и тратил большие деньги на создание идеальных условий для работавших у него рабочих, организацию Лиги прав человека и другие социалистические проекты, которые привели его на грань разорения. Спасение пришло в лице замужнего миллионера Альфреда Эдвардса, который безумно влюбился в Мизию и стал настойчиво просить её стать его женой, при этом обещая быть спонсором Теда. Жена Эдвардса, спасая семью, пришла к Мизии и умоляла её стать любовницей Эдвардса, но…в конце концов мадам Натансон стала мадам Эдвардс, которая не любила своего нового мужа но… он дарил ей бриллианты, туалеты от лучших парижских кутюрье, особняки и построил огромную яхту, названную её именем, где серенады ей пел великий Карузо.
Но больше всего денег Мизиа тратила на поддержку художников, музыкантов, поэтов, в талант и гениальность которых она верила. Целый пласт её жизни связан с Сергеем Дягилевым, меценатом и другом которого она была. Благодаря ей “Русские сезоны” Дягилева в Париже, включавшие балетные и оперные спектакли, стали триумфальными. Она скупила все билеты на оперу “Борис Годунов” с Шаляпиным, которая вначале не имела успеха у парижан. Три спектакля она с поклонниками просидела в полупустом зале. На четвёртый, узнав об этом, слушать оперу пришёл весь продвинутый Париж. Мизия придумывала афиши и костюмы к балетным спектаклям, убедила Дягилева дать заказ на создание декораций так не любимому им Пикассо.
Только 4 года продолжалась семейная жизнь Мизии с Эдвардсом, который снова влюбился, на этот раз в молодую актрису, игравшую в спектакле по пьесе, написанной самим Эдвардсом. Вскоре после развода начался новый этап в жизни Мизии — на этот раз в качестве Мадам Серт, жены Хосе Мария Серта, модного испанского художника. Она очень его любила, но после 7 лет счастливой семейной жизни Серт влюбился в молодую светскую львицу Русудан Мдивани и ушёл, разбив Мизии сердце. “Это было естественно и это было ужасно”, — написала она в своём дневнике.
После Первой мировой войны, когда Мизия потратила большие деньги на помощь раненым и добилась решения правительства об устройстве военно-полевых госпиталей, она познакомилась со знаменитой законодательницей парижской моды Коко Шанель и стала её подругой. Мизия демонстрировала на улице модную одежду, которую создавала Коко, и, наверное, первая вышла, надев брюки вместо платья. Она организовывала для подруги заказы в артистическом мире и знакомила её со своими поклонниками, многие из которых становились любовниками Коко. Мизия часто говорила: “У меня были только мужья, но не было любовников, у Коко были только любовники, но не было мужей”. В своих мемуарах Коко Шанель написала: “Мися была единственной женщиной, которую я поныне считаю гениальной”. Наверное поэтому её и окружали гении, для которых она была настоящей Музой с большой буквы, то есть их богиней-покровительницей и источником их творческого вдохновения. Мизия была сильной, властной и энергичной женщиной. Она говорила, что жизнь надо подхлёстывать, подкручивать, как волчок, иначе она остановится.
Образ Мизии запечатлён в фильме Яна Кунена “Коко Шанель и Игорь Стравинский” (2009), где роль Мизии сыграла французская актриса Наташа Ландеже. Недавно музыковеды обнаружили в нескольких сочинениях Равеля зашифрованное имя Мизии Годебской, имя, которое она получила при рождении.

 

Наши люди


 
1035 запросов за 3,351 секунд.