Жениться на американке: истории трех браков наших иммигрантов

С большим трудом можно найти пару, в которой выходец из постсоветского пространства женат на американке. Фото Depositphotos

Интернет пестрит историями о том, как русскоязычные девушки выходят замуж за мужчин из США. При этом с большим трудом можно найти пару, в которой наоборот — выходец из постсоветского пространства женат на американке. И непонятно — то ли американки редко выходят замуж за русскоязычных, то ли наоборот — русскоязычные мужчины неохотно на них женятся?

ForumDaily поговорил с тремя «нашими» мужьями. Не каждый из них разрешил назвать его фамилию, иногда причина такой скрытности — обстоятельства, иногда просто нежелание пускать кого-то в свое счастье. Однако каждый рассказал интересные подробности своего брака.

Вячеслав и Розанель: «Мне нужны документы, и я терплю»

— Моя жена из Доминиканы. Женаты мы по одной причине — мне нужны документы. Она об этом не знает. А я терплю, — рассказывает свою историю Вячеслав. — Я приехал из России по туристической визе 7 лет назад. Русским девушкам нужен не был. Ну как — ты им интересен, если с грин-картой, а без нее — нет. Даже если у них самих документы в порядке, возиться с кем-то, у кого их нет, им, обычно, неинтересно. Получат документы сами не пойми как и сразу самомнение такое, что на кривой козе не подъехать.

С женой я познакомился на сайте знакомств. Она написала мне первой. Вообще черные и spanish завалили там меня сообщениями. Розанель тоже написала что-то типа — привет, красавчик! Она не знала, что я из России, теперь говорит, что знала бы — вряд ли бы написала.

У нее фотографии были очень хорошие, скажем так, выгодно себя преподносящие: личико одно, или лицо и грудь. На нашем первом свидании у меня, конечно, был шок. Она оказалась раза в три толще, чем я видел в самых страшных снах. Просто нереально большая.

Самое смешное, что я теперь живу с ней и ее семьей — мама, отчим, ее младший брат (ему двадцать с небольшим) и маленькая сестра — и сам поправился на 12 килограммов. Теща готовит такой рис со свининой, что оторваться невозможно. Все думаю, что надо до развода научиться такой же делать.

С женой я познакомился на сайте знакомств. У нее фотографии были очень хорошие: личико одно, или лицо и грудь. На нашем первом свидании у меня, конечно, был шок. Фото Depositphotos

Вместе мы уже четвертый год. Я начал ухаживать сразу. Или, как мои друзья говорят, “окучивать”. До нее меня знакомили с девушкой, тоже испаноговорящей, чтобы сделать документы. В итоге она с бойфрендом обобрала меня до копейки. Я заплатил ей до свадьбы, чтобы она согласилась оформить лицензию на женитьбу в мэрии. Ну ок, оформили. Тут они говорят — давай еще или на свадьбу не придем. Ну, а что я… По знакомству же!

Ее брат родной — мой приятель был, он поручился. В итоге еду на свою свадьбу и в метро получаю сообщение ее самого брата: “Слава, притормози, она беременна!!!”. Деньги мне никто не вернул, конечно.

Розанель очень хороший человек. Напоминает мне чем-то женщин из России — верит всяким сволочам типа меня. До меня у нее тоже был брак с парнем из Доминиканы, который хотел от нее только одного — чтобы она сделала ему документы и увезла в США. Они поженились там, и она потом начала документы оформлять, а он в это время с ее подругой зажигал… Она зареклась замуж за своих выходить. Вы, кстати, знаете, как доминиканских парней из толпы выделить? Вот как видите самого расфуфыренного и напомаженного, так сразу можете быть уверены — это он!

Теперь вот у Розанель я. Стыдно ли мне? Немножко. Но в целом не такой уж я плохой муж. Я отремонтировал всю квартиру. Мы снимаем в Бронксе большую квартиру с четырьмя спальнями, я сделал спальню еще и в столовой, там все равно никто никогда не ел, а теперь можно посмотреть телевизор одному в одиночестве.

В целом наш брак почти идеален — я не скандалю и не изменяю. Просто боюсь попасться. И приношу домой зарплату. Одно НО — я соврал жене, что у меня генетическое заболевание и надо все проверить тщательно перед тем, как зачинать ребенка. Понятное дело, что ребенок в этом браке мне не нужен вообще. Тест, который мне, якобы, нужен, стоит больше четырех тысяч долларов. И мы копим на тест, но копим вяло — я все время уговариваю жену путешествовать, мы уже объездили почти все штаты. Иногда мне кажется, еще пару лет — и я с ней никогда не разведусь. Вот если она, наконец, похудеет, то так, наверное, и будет.

По большому счету, мне повезло. У меня веселая жена, которая меня очень любит, у нее хорошая семья. Буду ли я счастлив после развода? Очень спорно — кому я нужен?

Русским девушкам нет. Для них я мало зарабатываю и вообще никто. Американкам белым? Да я не продержусь в обществе американской блондинки и пяти минут. Не потому, что она такая тупая, а я такой умный, а потому, что я воспитан мамой, которая мне сахар в чае размешивала, и хочу такое же и в браке.

Жена моя, кстати, очень за мной ухаживает. А будет ли это делать белая американка? Сомневаюсь. У меня, кстати, знакомые тут есть: она ему заплатила десять тысяч, чтобы он на ней женился. Он женился, пока оформляли все да подписывали, влюбился в нее. Двойняшки родились. Всякое бывает.

Сергей и Шерил: «на первом свидании она спросила, люблю ли я борщ»

— О том, чтобы эмигрировать из Украины, я впервые задумался в 1991 году, — вспоминает Сергей. — Стал искать варианты какие-то, и так и вышел на работу по обмену в летних лагерях. Смешно вспоминать, но объявление об этой работе увидел мой друг. И мы оба решили, что это развод — ведь дело было в 90-х. Но все оказалось правдой. Я прошел отбор и уже в 1995 году поехал в такой лагерь в штате Мичиган.

В 1998 году Сергей понял, что возвращаться на родину не хочет. Фото из личного архива героя

Ездил в США таким образом до 1998 года. И в 1998 же понял, что возвращаться домой жить не хочу, что изменился, что менталитет уже не тот… Еще до начала последнего сезона в лагере я подал документы на иммиграцию в Канаду. По образованию я инженер-электронщик, английский язык выучил уже к тому времени. В общем, были все шансы.

Остался до принятия решения в США, в Мичигане. Визу уже просрочил… Работал на ферме. И вот однажды невеста фермера спросила меня — а не хочу ли я познакомиться с ее подругой? Ну, делать долгими осенними вечерами мне было особо нечего. И я согласился на свидание вслепую. Пришел. И она пришла — темноглазая и темноволосая, чем-то похожая на итальянку. Шерил.

Мне тогда было 27, ей — 31. У нее уже был за плечами брак и двое детей от него.

Что меня сразу покорило, так это ее вопрос на первом же свидании: Sergey, do you like borshch? (Сергей, вы любите борщ?). Я был сражен вопросом наповал.

А еще больше поразился, когда она меня на втором свидании свекольником накормила! Американки же не очень любят готовить, а моя наоборот. Причем, готовит блюда из разных кухонь мира. Начали встречаться, я влюбился, в мае 1999 года поженились.

Свадьба в мае 1999 года. Тесть Гэри и теща Патрисия. Фото из личного архива героя

В октябре 2000 года родилась дочка Саша. А я к тому времени все еще был нелегалом.

При получении визы в моих документах указали, что у меня есть спонсор. А при таком раскладе ты обязан вернуться домой на два года. А у меня жена, дочь, ее двое детей… Какое возвращение?

Моя жена, кстати, тогда проявила сознательность, сказала: дочку надо показать бабушке и дедушке. Взяла ребенка, папу своего и полетела с ними в Киев. Там мой друг, который говорит по-английски, их встретил, был их переводчиком… А я в это время не мог покидать страну, потому что обратно бы не впустили. Бился я за статус аж до 2001 года. Все это время доказывал, что у меня не было и нет спонсора.

Работал сначала в магазине у тестя и тещи. Продавал ковролин и ламинат. Сейчас там работает жена, а я тружусь на электростанции. За время брака мы купили два дома, в одном живем, второй сдаем. Дети Шерил выросли и уже ушли из дома. Сыну нашему второму Оливеру 11 лет. Он, кстати, недавно увлекся историей СССР, даже гимн выучил, читает, интересно ему. А вот по-русски никто, к сожалению, из моих детей не говорит…. Я бился-бился, и никак. Раньше вместо сказок им на ночь рассказывал истории из своего детства. Но язык так и не привил.

Все трудности проживания с американской женой связаны с разным представлением о быте. Вот в Киеве я жил в квартире обычной, а тут у нас дом. И тесть мне первое время — ну почему ты траву не косишь?

Да, думаю, растет и растет себе! Или обувь в доме снимать — с трудом, но приучил всех. Или вот привычка деньги тратить, когда их нет. Или свет не выключать, или вечером, когда свет горит, шторы не закрывать… Или вечно открытая входная дверь — я все время закрывал, а жена всегда была без ключей… Ну не мог я привыкнуть, что все открыто — машина открыта стоит, в ней сумка жены, там все карточки, деньги, и тут же дверь в дом открыта… Мне повезло, что жена любит готовить, и все супы и все-все очень вкусно готовит — тут у нас разногласий не было.

С Сашей и Шерил. Фото из личного архива героя

Еще поначалу трудно было улыбаться. Я же воспитан был как мы все — у американцев все улыбки фальшивые! И, помню, в магазине работал и улыбаться не мог. В первый раз с этим, кстати, столкнулся еще в лагере. Директор вызвал и говорит: “У тебя что-то случилось? Ты почему не улыбаешься? Тебя же дети боятся!”.

А я думаю — а почему это я должен лыбиться? Смех без причины — признак сами знаете чего…

И вот потом в магазине у тещи тоже. Зарплата у меня там была небольшая, но шел процент от продаж, и чтобы его заработать, надо было улыбаться, общаться. Я поначалу аж на склад работать просился. С английским-то все хорошо, а улыбаться не могу! Но постепенно все пришло в норму. Помню, когда легализовался, то полетел сразу к родне в Киев. И там сразу ощутил, насколько все не мое, насколько же я американец!

Улыбаешься и видишь такую же реакцию, которую ты сам показывал когда-то. В магазине кассир сразу судорожно проверяет сдачу — а не обсчиталась ли в твою пользу, а то чо он лыбится? Люди смотрят, как на сумасшедшего. А мне хочется сказать им — да это вы выглядите странно, а не я. Знаете, у чукчей есть невероятное количество слов для белого цвета. Вот у американцев такое же количество разновидностей улыбок. А у нас их нет! Или смеемся, или с похоронными лицами. Да что там — у нас лицевые мышцы, которые отвечают за улыбку, не развиты! Нам физически это сделать тяжело.

Слева направо: Карли, Саша, я, Шерил, Оливер и Остин. Фото из личного архива героя

А еще американцы честнее… Сколько раз мне отдавали деньги, когда я о них забывал. Продала, помню, теща ковролин. И недополучила 600 долларов. И покупательница звонит сама — вы знаете, вы же с меня не взяли всю сумму! Я все еще не могу представить себе такую ситуацию на родине, как ни жаль…

Вообще чувствую там теперь себя некомфортно. Все не так — туалетная бумага жесткая, унитаз неудобный, ванная комната похожа на пещеру, люди не улыбаются… Я, видимо, слишком изменился и стал совсем другим.

В какой-то момент меня стала так переполнять информация обо всем этом, что я решил открыть свой канал на ютубе. У меня два теперь. Один на русском — он о такой одноэтажной Америке, называется “Другая Америка”, второй на английском — он для американцев, это “Ушанка Шоу”. Многие смотрят. Многие пишут. Очень интересно получать совершенно противоположные комментарии от: “Я все понял, надо валить!!!” до “Спасибо, что рассказали, теперь я в США точно ни ногой!”.

Я там иногда дневники свои вслух читаю — первые впечатления о США… На основе этих записей книгу даже написал. Называется “Американские дневники”.

Фото из личного архива героя

Владимир и Эмми: «если все суммировать, то между нами пропасть»

— Я живу в США уже 11 лет. Родился и вырос в Киеве, — рассказывает украинец Владимир. — В Америку пытался уехать несколько раз. В первый приехал сюда по программе “Work and travel”, но по ее окончании вернулся. Не хотел делать что-то нелегально.

Потом приехал по религиозной миссии, я мормон. Два года провел в Аризоне. И снова уехал домой. В итоге, мой третий раз стал последним — я уехал навсегда.

На этот раз это была Юта. С женой познакомился там же, хотя она из Калифорнии. Эмми приехала тоже служить в миссии и учиться. Поженились мы 2 года назад. Есть ли трудности? Да что вы, все идеально (смеется). Но мне кажется, что это потому, что у меня немного другой менталитет, не моей страны.

Фото Tangled Lilac Photography / tangledlilac.com

 

Я и в Украине отличался от своих сверстников, скажем так, глубже относился к жизни, может, поэтому мне легко с американской женой.

Хотя есть моменты, где мы расходимся — котлеты и борщ она готовить не умеет. А год назад решила вообще перестать есть мясо. То, что она готовит, мне в принципе нравится, но я все-таки скучаю по украинской еде.

Знаете (задумавшись), если все суммировать, то между нами пропасть (смеется). Мы близкие люди, но, например, моих шуток она не понимает их до конца. Пыталась учить русский язык, но не смогла. А в целом все хорошо. Мы летали ко мне на родину, ее там очень хорошо приняли.

Очень открыто, гостеприимно, как будто всегда ее знали. С ее родителями у меня таких встреч не было — они совсем другие люди, что не мешает нам с Эмми быть счастливыми.

Читайте также на ForumDaily:

Как оформить брак в США

Как сохранить брак в иммиграции

Как получить грин-карту через брак

Как выстраивать отношения с американской свекровью

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

Разное легализация Наши люди имиграция в сша брак в сша