Почему в американских школах коллективно наказывают детей и как с этим бороться

Фото: Depositphotos

У моих десятилетних дочек-двойняшек — почти прекрасная школа.

Это обычное городское заведение в южной части Бруклина. При этом ее рейтинг 9 из 10 возможных, по субботам в школе проводятся дополнительные интересные занятия по математике и чтению, еще детей там учат играть на самых разных музыкальных инструментах, а 89% учителей имеют степень магистров.

Все прекрасно, если бы не одно НО, об которое я нет-нет да спотыкаюсь.

В этой школе периодически наказывают детей целыми классами за проступки одного ученика. То, что в России мы называли “коллективная ответственность”, то, что в США зовется “коллективное наказание” нет-нет да проявит себя в этом учебном заведении.

Выглядит это обычно так:

Maria N. болтала, плохо себя вела и не слушала, когда я просила всех замолчать, поэтому весь класс сегодня остается без прогулки.

Весь прошлый год, когда мои дочки учились в четвертом классе, я боролась с этим явлением в целом и учителями, которые себе такое позволяли, в частности. На каком-то этапе я даже хотели перевести для них известный советский фильм “Чучело” на английский.

— Поймите, — говорила я им на родительских собраниях. — Вы своими руками взращиваете в школе буллинг! Вы нам, родителям, шлете брошюры о том, как сделать так, чтобы ребенок и не стал жертвой унижений, и сам никого не унижал, но при этом заставляете наших детей ненавидеть друг друга. Мои дети не ненавидят других, более непослушных, только потому, что у них, простите за нескромность, умная мать. Они жалуются мне дома, что опять не гуляли из-за Эндрю, и я им говорю — учителя были не правы! Не смейте ненавидеть этого мальчика, потому что он мог имел основания вести себя плохо — ему скучно, или еще что-то, он, в конце концов, ребенок, которого заставляют сидеть ровно на одном месте по сорок минут! Он мог. А вот учителя нет! Это непрофессионально и безграмотно.

Фото автора

Самое обидное, что тот самый Эндрю, из-за которого класс наказывают постоянно, отличный и очень умный пацан. Просто ему скучно — он знает программу по science наперед, он лучше всех в классе в математике, он пишет отличные эссе… А вот перейти в другой класс, на уровень выше, он не может — он плохо сдает тесты. И это опять же не его беда, а наша проблема. Что делать, если такая система оценки считается лучшей? Разве что бороться с такой системой. Но пока эта борьба в самом начале, такие дети, как Эндрю, сходят на уроках с ума именно от скуки. Далеко не каждый учитель может занять их чем-то отдельно. Наши классы часто переполнены, и уделить внимание ребенку, который скучает потому, что переполнен знаниями, не так и просто. Проще наказать, причем сразу всех…

Надо отдать должное — учителя в классе моих дочек ко мне прислушались, и эта порочная практика именно в классе практически сошла на нет. Но кроме этих учителей, были еще те, кто смотрел за детьми в огромной аудитории, где их собирали перед занятиями, или в кафетерии, а еще на улице…

Я терпеливо встречалась с разными учителями, разговаривала, приводила в пример тюрьму и армию, где как раз практикуют коллективную ответственность, что в итоге превращает жизнь отдельных людей в ад — не успел быстрее всех заправить постель, наказаны все. То есть, когда такой и без того озлобленный коллектив останется без внимания, те, кто наказаны, отомстят виновнику наказания по полной.

Зря я откладывала поход к директору. Это была битва одиночки с ветряными мельницами. В итоге на днях одна моя дочь, та, которой в школе не слышно и не видно, та, что беспрекословно выполняет любое учительское распоряжение, пришла домой и заявила, что больше в эту школу не пойдет и чтобы ее срочно перевели в другую. Оказалось, что вновь, на второй же день учебы, в солнечный и прекрасный сентябрьский день их оставили в душной аудитории, где запрещали разговаривать и рассадили даже через кресло, потому что они плохо себя вели. Хотя на самом деле угомонить учителя не могли всего трех пацанов. Но из-за этих трех пострадали еще 25.

Фото автора

— Как же так? — спросила я своих американских приятельниц. — Нам так “повезло” со школой или это массовое явление?

Многие тут же бросились меня убеждать, что это единичный и редкий случай. Многие, но далеко не все.

— Приготовься, моя дорогая, что ты столкнешься с этим еще и еще, — сказала мне приятельница из Пенсильвании Светлана Пенхасова. — Моей старшей дочке в четвертом классе отменили даже field trip из-за двоих детей! А еще было так: не просто отменяют поездку, а меняют на что-то другое, хуже, потому что дети наказаны. Например, мою в пятом классе должны были свозить в пещеры и угольные шахты, но из того, что несколько детей не слушались, всех повезли на crayola factory, что интересно детям примерно 5-7 лет. Разумеется, все ходили кислые, а учителя не забывали напоминать “Say “thanks” to this one and that one for misbehaving. If it wouldn’t be them, you’d looking at the stalactites in the cave now” (“Скажите “спасибо” этим двум ученикам за неправильное поведение. Если бы не они, вы бы смотрели сейчас на сталактиты в пещере”). Мой муж тогда сказал — в нашей школе таких после уроков всем классом научили бы себя вести… Но он учился как раз в советской школе в Узбекистане. В США их никто не будет бить после уроков, разумеется, но все будут тихо ненавидеть — это разве правильно?

— Света, а ты как-то боролась с этим?

— Нет. Я боялась, что это скажется на моих детях, на отношении к ним. Начинаешь говорить что-то учителю, а тебе — они должны учиться жить и работать в коллективе. А где же личностный подход?

Светлана Пенхасова. Фото с личной страницы в Facebook

Скажите, разве это не сюжет для того самого фильма “Чучело”, но на американский лад?

Другая моя знакомая, Анастасия, которая живет в Лос-Анджелесе, столкнулась с иной, но тоже, скажем так, “чучельной” ситуацией:

— Однажды после очередного walk-a-phone (один из видов фандрейзинга в школе. — Ред.) весь класс моей дочери остался без обещанного мороженого. По правилам его мог получить каждый класс, в котором каждый из учеников пожертвовал хотя бы пять долларов на нужды школы. В том году была плохо налажена связь учитель-родитель, и из-за этого и кучи школьных событий я просто не уследила за всем и мы не пожертвовали. И тогда учительница всему классу объявила, из-за кого именно они остались без мороженого… Было очень неприятно.

— Как ты отреагировала на это? Ведь ребенка могли шпынять потом до конца учебного года, — уточнила я.

— Дело в том, что учительниц в классе моей дочки было две. Они сами себе составили очень плавающее, скажем так, расписание — кто и когда ведет уроки, кто и когда проверяет домашнее задание и так далее. Плохо у них было с решением вопросов, которые не касались непосредственно учебы и уроков. Общие вопросы они скидывали на родителей или перекидывали друг другу до бесконечности. Я не могу их в этом винить — обе они в тот момент были мамами новорожденных. В итоге я на каком-то этапе перестала получать важные письма. И это случилось… Когда дочь рассказала мне о том, что произошло, я сразу повезла ее в Pinkberry Yogurt. И там за столом сказала, что считаю, что учительница поступила неправильно. Скажи, спросила я дочь, а если бы это не я что-то упустила, а мы сами не захотели сдавать эти деньги? Ведь это добровольное пожертвование. То есть ты вольна выбрать любой вариант. Еще я назвала поведение учительницы манипулятивным. В итоге перевела все в шутку, мы обе посмеялись над этим, и моя дочь помнит теперь из той истории именно этот разговор за столом.

Официально на тему коллективного наказания Департамент образования Нью-Йорка ничего не сообщает. Но я пообщалась неофициально с Марией, которая не так давно трудилась в школе координатором по работе с родителями, а сейчас получает степень магистра как учитель. Она попросила не называть свою фамилию, сказала, мол, “ей еще работать в этой системе”, но информацией поделилась щедро.

— Основное, чему нас учат в колледже, это — вы должны растить активных граждан! В США гражданское общество активно, и нельзя дать этому измениться. Но как растить таких людей, когда в США до сих пор не решен вопрос с коллективным наказанием? Ведь мы таким наказанием убиваем личность ребенка!

Я работала координатором в большой и хорошей школе Бруклина. Она была расположена в прекрасном районе, у нее был прекрасный рейтинг — и? И учителя практиковали это только так! Департамент образования Нью-Йорка никогда гласно такую практику не поддерживал и не поддержит. Но негласно — да!

Приведу пример даже. Несколько лет назад в одной из старших школ Манхэттена студенты устроили забастовку — они бегали по этажам, толпились в коридорах. Руководство школы было вынуждено просить о помощи полицию — детей там было более двух тысяч, и все это могло плохо кончиться. Забастовку студенты устроили по одной причине — за день до нее в школьном туалете подрались два парня. О драке стало известно в офисе. И директор запретила всем студентам покидать занятия, чтобы сходить в туалет. Только на переменах.

— А в перемены все бы успели? — уточняю я.

— Нет. Это было наказание ради наказания. Дети на него ответили как смогли. Когда ты учитель, то самое легкое, что можешь сделать, это наказать всех скопом. Поверь, никто не думает о долгосрочных перспективах, учителя в такие минуты думают только о себе и о том, как им тяжко. Вот эта директор, о которой я сказала выше, в департаменте образования была известна как одна из самых … как же назвать, ведь это не строгость даже… ну да, как такой строгий перфекционист. И ее туда назначили директором намеренно. Трудная ли была та школа? Трудная. Стало ли лучше после того, как наказали всех? Стало только хуже. К проблемам с успеваемостью и посещением добавилась проблема с поведением. Ведь как рано или поздно начинает рассуждать любой ребенок: какая разница, как я себя веду, если в конечном итоге меня все равно наказывают? А уж подростки из старшей школы и вовсе могут озлобиться. Думаете, та директор не знала, что они озлобятся? Знала. Остановило ли это ее? Нет. Остановило ли это департамент образования? Нет. Ни одного публичного заявления по поводу коллективного наказания, как в принципе недопустимого, ими сделано не было.

— Получается, в том же Нью-Йорке бороться с таким явлением бессмысленно?

— Вот это самая большая ошибка, которую делают родители. Они закрывают на это явление глаза. Многие потому, что сами так росли, многие потому, что не видят в этом чего-то уж очень страшного.

А я, как человек из системы, скажу — чем больше наказывают детей вот таким образом в начальной школе, тем выше будет буллинг в промежуточной и старшей. Хотя он появляется и в краткосрочной перспективе. Бороться надо обязательно. Идите в школу и требуйте прекратить эту порочную практику немедленно. Вам могут ответить, что дети должны действовать как команда — это любимый ответ учителей, которые это практикуют. Я дам, наверное, странный совет, но вы должны ответить, что даже согласно Женевской конвенции от 1949 года, коллективное наказание считается преступлением! Да, она действовала только в военное время, однако, поверьте, эта фраза очень впечатляет учителей.

И главное — чем больше, чаще и активнее родители будут выступать против такого вида наказания, тем быстрее это сойдет на нет. Другое дело, что многие родители считают это нормальным. Школы боятся огласки, никто не будет срывать злость на вашем ребенке, не бойтесь с этим бороться.

Фото автора

Я выслушала это все и позвонила директору школы. Сказала, что я категорически против того, чтобы тех, кто ничего не сделал, наказывали наравне с теми, кто виноват. Сказала, что если мне все-таки придется переводить детей, то я обязательно уточню в департаменте образования, почему я перевожу детей в выпускном классе в другую школу. Спросила, практикуется ли такое же, но в отношении персонала школы, например, один учитель сделал ошибку, а наказывают весь коллектив. Я говорила и чувствовала, что Мария была права — не надо было копить претензии в себе, надо было звонить директору после первого же раза.

Директор сразу же встала на мою сторону и сказала, что такая практика недопустима, что она разберется и гулять будут все, и давайте попробуем научить учителей…

— Как научить? — спросила я. — Меня никто не учил, но у меня трое детей, и я не представляю, чтобы вывел меня из себя один, а я наказала еще двоих просто потому, что я злая сейчас.

Не все учителя это понимают, терпеливо ответила директор. Их надо учить и учить…

Директор действительно разобралась, и всю прошедшую неделю мои дети гуляли на улице, хотя несчастный Эндрю опять тосковал и сходил с ума, а потом вместо прогулки сидел в главном офисе с учителями.

Я не знаю, как оно будет дальше, но при всей любви к американским школам не позволю практиковать коллективное наказание со своими детьми. Как раз потому, что люблю те самые школы и хочу, чтобы они стали лучше.

Если вы столкнулись с подобным поведением учителем, то обязательно:

  1. Сообщите учителю своего ребенка, что считаете такое наказание неприемлемым и не намерены с этим мириться.
  2. Сообщите об этом директору школы и координатору по работе с детьми.
  3. Поговорите об этом с родителями других учеников в классе.
  4. Объясните своему ребенку, что учитель был не прав. Убедитесь, что ребенок не настроен негативно по отношению к тем или тому, из-за кого был наказан.
  5. Если ситуация повторилась, напишите письмо в администрацию школы — чем больше родителей его подпишет, тем лучше. Дайте понять, что, если ситуация повторится, вы обратитесь в Департамент образования и в СМИ.
  6. Пишите жалобу в местный Департамент образования.

Читайте также на ForumDaily:

Личный опыт: «первое сентября» в американской школе

Сколько стоит собрать ребенка в американскую школу

В Нью-Йорке дети от 3-х лет смогут получить бесплатное дошкольное образование

Школьные традиции в Америке: собрания, праздники и благодарности

В единственной в Нью-Йорке школе, где учат русский язык, конкурс 10 человек на место

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

Разное В США Ликбез образование в США американская школа