Три истории наших иммигрантов, попавших в США в тюрьму для нелегалов

Денис Давыдов сейчас находится в иммиграционной тюрьме. Фото из личного архива

Денис Давыдов сейчас находится в иммиграционной тюрьме. Фото из личного архива

Президент Дональд Трамп, как и обещал во время избирательной кампании, развернул масштабную борьбу с нелегальной иммиграцией. В США, по данным издания The Washington Post, сейчас находятся около 11 млн нелегалов. За решетку может попасть каждый: если раньше арестовывали только совершивших преступление нелегалов, то сейчас — всех, кто находится в Штатах без документов. И даже — тех, кто подал документы на политическое убежище и имеет легальный статус в стране.

ForumDaily поговорил с нашими иммигрантами, которые оказались в иммиграционной тюрьме, а также разобрался в том, как устроены места заключения и почему необходимо знать о своих правах каждому нелегалу.

В тюрьму с легальным статусом

Россиянин Денис Давыдов бежал в США из Москвы в сентябре 2014 года. На родине молодой человек открыто заявил о своей нетрадиционной ориентации. После чистосердечного признания Давыдова начали оскорблять на работе, а позже неизвестные молодые люди стали угрожать убийством. Чтобы сохранить себе жизнь, москвич был вынужден покинуть Россию.

В Америку Давыдов прилетел по туристической визе. Через 2 месяца после ее окончания подал документы на политическое убежище. По закону, заявление необходимо отправить в течение года с момента приезда в США. Как только Денис получил официальное разрешение на работу, он устроился бариста в один из ресторанов калифорнийского города Сан-Хосе.

В марте этого Денис решил отдохнуть на Американских Виргинских островах. Отправляясь в путешествие, молодой человек взял с собой лишь удостоверение личности штата Калифорния. Выехать из страны было легко, а вот дорога домой затянулась на неопределённое время.

Слева направо: Денис Давыдов и Сергей Пискунов. Фото из личного архива

Слева направо: Денис Давыдов и Сергей Пискунов. Фото из личного архива

13 марта Давыдов прибыл в аэропорт Сент-Томаса. Он находится на американской стороне Виргинских островов. На паспортном контроле Денис показал ID. Однако офицеры попросили предоставить дополнительные документы, удостоверяющие личность пассажира. Письма о прошении убежища из Службы гражданства и иммиграции США у туриста под рукой не оказалось. Для выяснения всех обстоятельств дела таможенники приняли решение отправить Дениса в иммиграционную тюрьму. Об этом ForumDaily рассказал близкий друг Дениса — Сергей Пискунов.

«Главное из обвинений сейчас — это то, что Денис нарушил визовый режим. Турвиза у него закончилась спустя полгода после пребывания. Но закон на его стороне. Все, кто подают на убежище в США, могут это сделать в течение года. Денис уложился в эти сроки, и мы считаем, что его арестовали незаконно», — говорит Сергей.

Почти полтора месяца Денис Давыдов находится в иммиграционной тюрьме Krome Service Processing Center, которая расположена во Флориде. По словам его друга Сергея, история задержания очень сильно отразилась на здоровье молодого человека. Денис инфицирован ВИЧ, поэтому в тюрьме он нуждается в особом уходе.

«У него есть проблемы с иммунитетом сейчас, и он долго не может получить консультацию врача! В тюрьме есть только медсестра. Сначала были выходные дни, и администрация говорила, что никто не работает. Но он так до сих пор и ждет профильного доктора», — поделился Сергей.

К делу Дениса Давыдова подключились лучшие юристы известной американской организации Immigration Equality, которая оказывает юридические услуги ЛГБТ-представителям из разных стран. Несколько судебных заседаний по делу Давыдова уже перенесли. Следующий процесс назначен на 8 мая этого года. Вопрос о депортации Дениса теперь будет решать суд.

Иммиграционный адвокат Илона Джамгарова объясняет: выезжая на территорию Американских Виргинских островов, Денис должен был получить специальный документ, который позволил бы ему вернуться в страну.

“Для въезда в США необходимо предъявить один из следующих документов: паспорт гражданина США, грин-карту, действительную визу, выданную консульством США за рубежом, либо паспорт страны участника безвизового соглашения, либо специальное разрешение на въезд США, выданное иммиграционной службой США после подачи соответствующего заявления — advance parole”, — разъяснила адвокат Илона Джамгарова.

По словам юриста, также арестовать на границе могут, если у иммигранта есть уголовная судимость. Что в ряде случаев предполагает обязательное задержание и содержание иностранца под стражей до момента окончания судебного разбирательства в иммиграционном суде, пояснила Джамгарова.

Как нелегалы испытывают свою судьбу

В ходе масштабной борьбы с нелегальной иммиграцией в США отлавливают, прежде всего, тех, кто, находясь в стране без документов, совершил преступление. На втором месте среди особо разыскиваемых — нарушители визового режима.

Киевлянин Николай Коваленко (имя и фамилия изменены) — как раз один из таких. Три года назад ему пришлось посидеть в иммиграционной тюрьме, и слушания по его делу до сих пор продолжаются. В 2013 году он получил визу J1 по популярной студенческой программе Work and Travel, которая помогает молодым людям подучить английский язык за океаном и немного подзаработать. Николай всю жизнь мечтал увидеть солнечный Майами. Прилетев во Флориду, он устроился работать на пляж. Сказка длилась недолго. Спустя 3 месяца виза у Коваленко закончилась. Но он решил не покидать Америку.

«Майдана тогда еще не было. Но жить было там все равно тяжело. Тут я приехал в Америку и начал зарабатывать по $500 в неделю. За такие деньги в Украине месяц пришлось бы работать. Тут все отлично… Красота. Впечатления были головокружительные, и я решил остаться, потому что думал, что потом сюда уже не попаду. Это был мой единственный шанс, скажем так», — говорит он.

Николай осознает, что нарушил законодательство США. Но боялся, что туристическую визу в США ему больше не дадут, а мысли об американской мечте не давали ему вернуться назад.

«Мама постоянно через скайп зовет домой. А папа, когда последний раз обнимал в аэропорту, сказал, что у него такое ощущение, как будто он видит меня в последний раз. Через полгода у отца обнаружили рак, и он умер…», — рассказывает Коля.

Попрощаться с родным отцом парень не смог. Если бы он покинул Америку, то, скорее всего, больше бы никогда не смог приехать в США. В июле 2014 года молодого человека арестовали. В то время он вместе с друзьями снимал квартиру в Майами. Иммиграционные офицеры нагрянули в его дом рано утром.

«Я открыл им дверь. Спал на ходу и разрешил им зайти домой, а мог бы этого не делать. Надо было их послать. Зашли пятеро офицеров в бронежилетах и со стволами. Я позвал парня, на которого была оформлена квартира», — вспоминает Коваленко.

Как выяснилось позже, офицеры искали молодого человека, на которого был оформлен договор аренды жилья. Николай спросил у одного из агентов, почему его разыскивают.

«Он лишь сказал, что никогда нельзя врать властям США, когда вы просите убежище, мол, это федеральное преступление. Больше ничего не сказал», — говорит Коля.

Детали спецоперации Коваленко помнит до сих пор. По его словам, один из испаноговорящих офицеров вел себя агрессивно и постоянно требовал молчать.

«Он сказал, что все мы иммигранты и специально приехали в США, чтобы остаться. Потом увидел, что некоторые ребята подали на убежище по ЛГБТ-линии. И он спросил:: “Так вы здесь еще оргии устраиваете?”. Мы просто тихо сидели и не стали ничего ему говорить», — вспоминает Николай.

Офицеры взялись за документы. Коваленко не стал ничего отрицать и рассказал проверяющим, что уже год находится в США без документов.

«Я просто оказался не в то время и не в том месте. Мне еще накануне перед арестом друзья предлагали поехать к ним в гости на ночь, но я отказался. Если бы поехал, мог бы всего этого избежать», — сожалеет он.

После ареста Николая доставили в специальное отделение. Там его личность проверили в базе данных. Парень заявил, что работать в США не имеет права, а живет на деньги, которые отправляют родные из Украины. Допрос длился недолго. В итоге Коваленко направили в иммиграционную тюрьму Homestead Detention Сenter, которая находится недалеко от Майами. Этот Центр разбит на несколько блоков, похожих на казармы. С первого дня украинский студент решил вести личный дневник и записывать все, что происходило в тюрьме.

Одно из жилых помещений в иммиграционной тюрьме. Фото: miaminewtimes.com

Одно из жилых помещений в иммиграционной тюрьме. Фото: miaminewtimes.com

Из дневника Николая Ковалекно (стилистика и орфография сохранена)

«Меня обыскали. Далее нас отвели к приему личных вещей, где каждому дали личные ячейки. Туда я убрал всю свою одежду. Потом нас отвели в душ, выдали новые шмотки и сказали, что нужно принять душ. Я сказал офицеру, что помылся до этого и хорошо пахну. А он сказал, что пока мы здесь — мы будем делать то, что он скажет. Это был очень холодный душ, как в фильмах показывают… Секунд через 10 я выскочил оттуда пулей, начало трусить… «.

«Два раза спрашивал размер обуви и футболки. Моего размера у них не было. Либо больше, либо меньше. Я ношу медиум. Но дали XL. Дали 4 пары белых носков. Две синих рубашки, 4 синих футболки больших, 2 пары синих штанов, простынь и одеяло, душевой набор, гель для душа, лосьон для тела, зубную пасту. Все одноразовое, кроме мыла. И выдали кеды на липучках, без шнурков, потому что ими можно кого-нибудь задушить…»

Оказалось, что цвет формы в тюрьме имел значение. Так, синяя одежда полагалась иммигрантам, нарушившим визовый режим. Оранжевые комбинезоны выдавали тем, кто совершил мелкие преступления, а вот людей, подозреваемых в особо тяжких деяниях, переодевали в одежду красного цвета.

Сотрудники исправительного учреждения. Фото: miaminewtimes.com

Сотрудники исправительного учреждения. Фото: miaminewtimes.com

Николай рассказывает, что в тюрьме все должны были пройти медицинский осмотр. Врачи обязаны узнать о хронических заболеваниях заключенных. За решеткой каждому выдают специальный браслет с фотографией и личной информацией задержанного. Кроме имени и фамилии на браслете ставят индивидуальный номер, дату рождения и дату ареста. На нем также есть штрих-код, с помощью которого заключенный может что-то купить в местном магазине, находящемся на территории исправительного учреждения.

«Если у тебя были деньги при задержании, то они кладут твои сбережения на счет, который привязан к этому браслету. В ларьке можно было купить шоколадки или какие-то предметы личной гигиены. Но у меня, к сожалению, денег не было», — говорит он.

Каждый заключенный имеет право на звонок. Первые 2 минуты предоставляют бесплатно, однако затем за связь придется заплатить. Николай не сразу вспомнил номер мобильника своего друга. Первая попытка сорвалась, — знакомый почему-то не ответил, а на вторую у парня уже не было денег. Пришлось обратиться за помощью к сокамерниками.

«Надо было их просить. Я дозвонился своим только на 10 день. Потому что незнакомого человека тебе нужно уговорить, нужно идти к автомату. Он должен говорить своим голосом и еще набрать свой личный код. Каждый раз задалбливать людей не очень приятно», — вспоминает он.

Николая поселили в камеру, где жили более 40 человек. По утрам, чтобы попасть в душ, нужно было выстоять огромную очередь.

«В комнате было все очень неприятно. Когда я зашел, то белых людей не увидел. Кто-то храпел. Я подумал, Боже, куда же я попал», — вспоминает первые впечатления парень.

Кровати для заключенных. Фото: local10.com

Кровати для заключенных. Фото: local10.com

Николай Коваленко рассказывает, что каждый день в тюрьме проходил одинаково. В 6 утра подъем, потом завтрак, который можно было проспать. Затем свободное время и прогулка. Обед примерно в 16 часов. Затем опять прогулка, потом — ужин и вновь свежий воздух.

«В столовой у нас были металлический поднос, пластиковые ложка и вилка. На выходе из столовой выпускают только по 5-6 человек. При выходе стоят офицеры и тебя обыскивают, чтобы ты ничего не мог пронести с собой. Еда была однообразной. Я уже тогда думал, что я покушаю на свободе», — делится воспоминаниями бывший арестант.

В иммиграционной тюрьме Homestead Detention Сenter можно заниматься спортом или посещать библиотеку. А еще для заключенных всегда есть вакансии. Можно устроиться помощником на кухне или уборщиком. За полный рабочий день обитатели тюрьмы получают $2. Заработанные деньги в основном тратят на телефонные разговоры с адвокатам. Без их помощи трудно выбраться из мест заключения. Николаю найти юриста помогли друзья. Примерно через 2 недели молодого человека вызвали на судебное заседание, которое проходило прямо в стенах тюрьмы.

«Моя адвокат, к сожалению, опоздала на заседание. Мне пришлось рассказывать свою историю самому. Суд согласился меня отпустить под залог в $1500. Юрист за свои услуги попросила 500», — рассказывает Коля.

В конце июля 2014 года его отпустили на свободу. С адвокатом Коваленко подписал контракт, по условиям которого парень может в течение года частями отдавать долг за юридические услуги. После освобождения Коля решил поменять все в своей жизни и переехать из Майами в Лос-Анджелес. В Калифорнии он сменил номер мобильного телефона и поменял электронный адрес. Адвокат нашла Николая в социальных сетях и сообщила, что он пропустил 2 судебных заседания. Следующее слушание по делу о депортации Коваленко назначено на сентябрь. Однако молодой человек до сих пор не уверен, хочет ли он участвовать в процессе.

«Денег у меня нет. Я морально настроен ехать домой. Если меня депортируют, то сделают мне одолжение. Страшно только опять попасть в тюрьму. И сколько времени займет весь процесс непонятно, сейчас все суды и тюрьмы переполнены. Для себя я понял одно — американская мечта сбывается не у всех», — говорит Николай.

Чтобы не оказаться на месте Николая Коваленко, адвокат Илона Джамгарова советует заранее подумать о смене статуса.

“Основная задача держателей виз J1 — это своевременная консультация с адвокатом. Желательно это сделать по приезде. Так как из-за отсутствия информации такие студенты могут потерять статус еще до окончания срока их законного пребывания. И это, в свою очередь, может привести к аресту или лишению возможности на изменение статуса в США”, — предупреждает юрист.

Не тюрьма, а санаторий

Супруги Александр и Елена Лазуренко (фамилия изменена) в ноябре 2015-го бежали из Молдавии. В Кишиневе на Александра завели уголовное дело, обвинив его в связях с оппозицией.

«Меня сильно прессовали в моей стране, и мне нужно было срочно спасать свою жизнь и жизнь моей жены», — заявляет Александр.

Пара решила рискнуть и узнала, как можно нелегально оказаться на территории Штатов. Сначала супруги Лазуренко прилетели на Британские Виргинские острова. Местные жители подсказали, где можно арендовать лодку, чтобы перебраться на американскую сторону островов.

Американская территория Виргинских островов. Фото: minitime.com

Американская территория Виргинских островов. Фото: minitime.com

«Там на причале я взял контакты одного молодого человека, который занимается этим бизнесом — перевозит на надувной лодке нелегалов», — делится Александр.

Поздно вечером Саша и его жена арендовали лодку, заплатив за “билет” в США $2000. Дорога в Америку заняла всего несколько минут. Затем уже на такси они добрались в аэропорт, где нашли сотрудника таможни и заявили, что нуждаются в защите.

«Нас отвели в отдельную комнату. Там офицер долго ковырялся в компьютере. Он задал единственный вопрос: “Вы боитесь вернуться домой?”. Я ответил — да. Он сказал, что больше ничего не нужно объяснять, он передает нас в следующую инстанцию», — рассказывает Александр.

Регулярный рейс «Шарлот-Амели — Майами» доставил семью Лазуренко во Флориду. Никаких наручников и охраны. В международном аэропорту Майами молодую пару встретили сотрудники иммиграционной службы, посадили в машину и отвезли в тюрьму Broward Transitional Center. BTC — это частное исправительное учреждение, в котором содержится более полумиллиона заключенных. В тюрьме есть 2 отделения — для мужчин и для женщин.

«В этот день нас разлучили с Еленой. Конечно, было трудно, потому что никто ничего не говорил из сотрудников о нашей судьбе. Пришлось узнавать у “старичков”, которые сидели в тюрьме. Я там встретил парней из Украины и Румынии. И украинец рассказал, что меня ждет интервью», — вспоминает Лазуренко.

Александру выдали форму оранжевого цвета и пропуск — специальную карточку с личной информацией. По словам заключенного, сотрудники тюрьмы относились к нему с пониманием. А условия содержания больше напоминали санаторий.

«К нам относились как к пациентам! (смеется. — Авт.) Номер был с отдельным душем, с отдельным туалетом. Большая плазма была, все как полагается. И стояли 3 двухъярусных кровати», — рассказывает Саша.

В тюрьме Александру скучать не пришлось. В свободное время он читал книги в библиотеке, а после обеда играл в футбол. Главное — режим не нарушать.

«Кормили 3 раза в день. Единственное, что нужно было делать — это убираться в комнате. Мы это делали по очереди. С сокамерниками никогда конфликтов не было. Мы больше общались жестами, так как они не знали английского. Со мной жили ребята из Мексики, Гватемалы, Таити, Албании и Китая», — говорит Александр.

Женское отделение тюрьмы мало чем отличалось от мужского. Елена Лазуренко рассказывает, что женщины, которые оказались в ее камере, всегда ей помогали.

«Я плакала, наверное, дней 5. Это все равно шок. Только на пятый день мы встретились с Сашей. Начальнику нужно было доказать, что мы женаты. Для этого нужна была копия свидетельства о браке», — вспоминает Лена.

Еще в аэропорту Майами Александр успел позвонить приятелям и сообщил об аресте. Друзья быстро нашли адвоката, который отправил руководству тюрьмы свидетельство о браке.

В коридорах иммиграционной тюрьмы. Фото: laprogressive.com

В коридорах иммиграционной тюрьмы. Фото: laprogressive.com

«По воскресеньям в тюрьму приезжали священники. В этот же день разрешали общие прогулки, когда на общую территорию выпускали и мужчин, и женщин. Я увидел Елену, но подходить к ней было строго запрещено. Пришлось показывать жестами, что у меня все хорошо», — рассказывает Саша.

Примерно через неделю начальник тюрьмы дал разрешение на регулярные свидания.

«Раз в день мы встречались с Леной. На целый час. Кстати, я мог всегда позвонить родственникам. Звонки дешевые. Разговор должен был быть не более 5 минут, и за это с моего счета снимали примерно доллар», — говорит он.

В тюрьме Александр даже научился играть в шахматы. Несмотря на дружелюбную атмосферу в исправительном учреждении, Саша мечтал лишь об одном — выйти на свободу. Теперь с улыбкой вспоминает будние дни заключенного.

«Еда была приличной. Ничего жареного. Много фасоли и много риса. Мясо было — то сосиска, то курица. В магазинчике, который был на территории, кстати, нельзя было купить алкоголь или сигареты. Курение на территории тюрьмы запрещено», — рассказывает житель Молдавии.

В меню для заключенных большой выбор. Фото: elnuevoherald.com

В меню для заключенных большой выбор. Фото: elnuevoherald.com

Примерно через месяц после пребывания в тюрьме Елене Лазуренко назначили первое интервью, на котором женщина рассказала, почему их семья боится возвращаться на родину. Ответ ждали еще месяц. Рассказу женщины офицер поверил. Однако, по словам Александра, сотрудники тюрьмы специально затягивали время.

«Эта частная тюрьма, и они максимально долго держат людей. Я услышал от ребят, что государство платит за содержание одного заключенного по $260 в день. Это бизнес: чем больше я там нахожусь, тем больше денег на мне могут заработать», — считает он.

Пока супруги Лазуренко находились в тюрьме, иммиграционный адвокат семьи Владислав Саларидзе собирал необходимые доказательства для их кейса. Он сделал все возможное, чтобы молодую пару выпустили.

«На заседании судья принимает решение о том, освободить ли заключенного или нет. Если да, то под какой залог. Судья назначил $10 тысяч на двоих этой семье. Сумма зависит от того, насколько сильный кейс. Обычно за человека просят минимум $15 тысяч. Но чем больше в деле документов, доказательств, тем лучше. Судья увидит, что, скорее всего, этот человек будет просить политическое убежище, поэтому очень важно собрать хороший кейс и правильно предоставить историю», — прокомментировал адвокат.

По словам Саларидзе, новые инструкции президента Дональда Трампа изменили работу проверяющих служб. Если раньше любой человек, который незаконно пересек границу и остался в стране нелегально, мог рассчитывать на то, чтобы остатья по решению суда, то сейчас сами офицеры могут выдворить из страны нелегала без судебного заключения. Особенно это касается приграничных зон.

Поэтому семье Лазуренко, можно сказать, повезло. Александр и Елена уже получили разрешение на работу и во всеоружии подготовились к суду, который состоится только в 2019 году.

«Я не жалею ни о чем. Хорошо, что так получилось. Ведь мой изначальный план был такой, чтобы попасть в США и сразу попросить беженство. Но я бы проник в Америку нелегально. Меня бы закрыли сразу. Нам повезло, что мы попали именно в эту тюрьму-санаторий. Так, что слава Богу!», — заявил в интервью Александр.

Что грозит нелегалу и почему важно знать свои права

По данным издания The Washington Post, число арестов нелегальных иммигрантов за первые месяцы президентства Трампа выросло на 32,6%. По данным статистики, в январе-марте 2017 года в США были арестованы 21 362 нелегальных иммигранта, имеющих судимость. Это на 30% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Увеличилось и количество арестов законопослушных нелегалов.

Нелегальные иммигранты сейчас находятся под пристальным вниманием проверяющих служб, рассказывает один из лучших русскоязычных адвокатов Нью-Йорка — Илона Джамгарова. Нелегалов могут задержать и долго удерживать в депортационном изоляторе. Кроме этого, даже если суд примет решение и нелегала оставят в стране, в дальнейшем ему будет труднее получить вид на жительство.

В 2011 году Илона Джамгарова стала лучшей женщиной-адвокатом по мнению Ассамблеи штата Нью-Йорк. Фото из личного архива

В 2011 году Илона Джамгарова стала лучшей женщиной-адвокатом, по мнению Ассамблеи штата Нью-Йорк. Фото из личного архива

Есть и еще одна проблема. Некоторые иностранцы не обращают внимания на сроки пребывания в стране и покидают США на несколько дней позже отведенного времени. В будущем это может привести к большим проблемам.

“Например, в случае, если срок нелегального пребывания — более 180 дней, к нарушителю может быть применена санкция в виде запрета на последующий въезд в течение 3 лет, в случае нелегального нахождения более года — вы не сможете приехать в Америку в ближайшие 10 лет”, — рассказывает Илона Джамгарова.

Нелегальные иммигранты всегда должны помнить, что помочь им сможет только профессионыльный юрист. Поэтому Джамгарова советует первым делом звонить адвокату.

“И это нужно делать быстро. В зависимости от ситуации адвокат проинформирует задержанного о возможных способах защиты”, — советует Илона Джамгарова.

Кроме того, нелегальным иммигрантам всегда нужно знать свои права, но в идеале — вообще не попадать в категорию нелегалов.

После выхода этого материала, редакции ForumDaily стало известно, что арестованного Дениса Давыдова выпустили на свободу. По словам близкого друга Дениса — Сергея Пискунова, Давыдова отпустили на свободу 27 апреля.

«Это стало возможным благодаря поддержке медиа и администрации лидера фракции меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси. Дело до сих пор не закрыто, но то, что Денис уже не в тюрьме – большая победа», — заявил нашему журналисту Сергей Пискунов.

Читайте также на ForumDaily:

Нелегальные иммигранты без судимостей — мишень для миграционных офицеров

“Терять мне больше нечего”: откровения русской нелегалки в США

Как США депортируют нелегальных иммигрантов: пошаговая процедура

Трамп успел депортировать 43 мигранта, потерявших статус DACA

Миграционные офицеры начали арестовывать нелегалов даже в зданиях суда

Адвокаты опасаются, что получить политубежище в США станет сложнее

Как нелегальный иммигрант может легализоваться в США

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

нелегалы нелегальная иммиграция нелегальные иммигранты американская тюрьма Наши люди аресты Выбор редакции администрация Трампа указ Трампа депортация иммигрантов иммиграционные офицеры иммиграционная политика