Путинская пропаганда: глубинный анализ влияния

Propaganda

Многие украинцы и вменяемые россияне заметили — насколько тяжело общаться с теми, кого обработала Путинская пропаганда. Они не только не готовы слышать критическую информацию по отношению к их убеждениям, но еще и агрессивно нападают на тех, кто имеет другую точку зрения.

Симптомы многим хорошо знакомы, а вот — объяснить суть — дано людям с глубинными знаниями человеческой психологии.

В современном мире есть выдающийся мыслитель — Кен Уилбер (Ken Wilber), который пишет книги по сознанию человека, пониманию религии, психологии и многим другим важным вещам.

Недавно я решил прочитать одну из моих любимых книг Кена Уилбера «Социальный Б-г» (A sociable God) с подзаголовком «к новому пониманию религии».

В этой книге есть маленькая глава (на 7 страниц) которая презентует четыре уровня религиозности. Она — очень поучительная.
Можете прочитать эту главу в оригинале.

И что для нас особенно ценно — в его описаниях самого низшего уровня «религиозности» содержатся важнейшие постулаты, которые могут помочь нам понять — поведение жертв пропаганды, как Путинской, так и других тоталитарных режимов, и не только…

Четыре уровня — по английски называются у автора — Belief, Faith, Experience and Adaptation.

Уже в самом начале скрывается первый «подвох». Мы часто путаем понятия belief и faith.
Слово belief мы часто переводим на русский язык как верование, а faith — как вера и это стирает границу между терминами.

Лучше переводить belief — как убеждения и тогда будет легче различать уровни.

В самом начале — автор вводит важнейшую идею. Вот перевод нескольких выдержек из книги, после чего я дам комментарии и интересные выводы. Кен Уилбер пишет: «Убеждения (belief) это низшая форма религиозной вовлеченности».

True believer (вроде как истинный убежденный — но перевод звучит странно — МБ) это человек у которого нет подлинной веры и тем более религиозного опыта. Он охватывает более-менее кодифицированную систему убеждений, которая действует как «ФОНД/НАБОР СИМВОЛОВ БЕССМЕРТИЯ» (!) (fund of immortality symbols…)

Система убеждений генерирует любопытную ВТОРИЧНУЮ ПСИХОДИНАМИКУ:
Так как идет речь о внутреннем подходе к бессмертию, то такая система убеждений может быть пересмотрена с очень большим трудом.

Поэтому, когда возникают нормальные и неизбежные моменты неуверенности — вопрошающим импульсам не позволяется оставаться внутри системы, так как они являются угрозой для «квалификации бессмертия» (immortality qualifications).

Как результат, этот вызывающий сомнение фактор — ПРОЕЦИРУЕТСЯ НА ДРУГИХ и атакуется с навязчивый настойчивостью.
Настоящий убежденный (true believer) всегда активен. Он или стремится обратить других в свою систему или борется с «неверующими».

Дело в том, что само существование неверящих в его взгляды уменьшает его «счет в банке бессмертия».
И с другой стороны, обращение нового человека в свой лагерь позволяет утихомирить свою глубинную неуверенность.
Если система убеждений «мифически-религиозная» то такой человек — сжигает ведьм и вешает еретиков. Если система Марксистская — то он сажает в тюрьму «ведьм» и отправляет в психушку «еретиков»….Стремление обратить в свою веру имеет причиной собственную глубинную неуверенность.

Однако, если система убеждений/верований связана с АУТЕНТИЧНОЙ и более высшей религиозностью, тогда такая система позитивна и может быть названа — аутентичной системой убеждений/верований.
(Конец цитаты — краткого перевода).

А теперь — мои комментарии. Мы видим, что автор объединяет и религиозные и идеологические (светские) конструкции — в одну форму.

И он совершенно гениально использует идею взятую из книги Е.Беккер «Отрицание смерти» (Becker E. «The denial of death» New York, 1973) о том, что убеждения — это не просто факты о жизни, но механизмы — помогающие человеку приобщиться к идее бессмертия.

Проанализируем ситуацию.

Обычный обыватель живет скучной и рутинной жизнью, в которой все дни похожи друг на друга и не оставляют следов в памяти. И человек чувствует страх смерти, понимая, что от него не останется следа в мире. Религия — является одним из механизмов формирования опыта бессмертия.

Но существуют и другие формы. Одна из них — героизм. Герой — это человек совершающий выдающееся достижение, которое остается в памяти потомков. Это может быть и позитивное достижение, но и разрушительное (помним о славе Герострата, прославившемся тем, что поджег храм).

Украинцы на Майдане — проявили реальный героизм, противостоя и победив коррумпированных властителей. Кроме того, в арсенал заслуг украинцев была гениально вписана «Небесная Сотня». Это совершенно потрясающее понятие, которое усилило эффект героизма.

Более того, особо умные аналитики, например Виталий Нахманович пишут, что образ Небесной Сотни позволил заменить героев типа Бандеры, которые имеют неоднозначный имидж — на чистых и светлых героев, которые не имеют «побочных эффектов».

Кстати, в фамилии Бандеры слышится русскому уху слово БАНДА, хотя на самом деле — в слове Бандера имеется в виду знамя (знаменитая песня — Бандьера Росса — красное знамя, также по-английски знамя — banner). А вот в понятии «Небесная Сотня» — слово НЕБЕСНАЯ имеет стопроцентный позитивный смысл и это замечательно и достойно.

Итак, украинцы своей победой на Майдане — заслужили титул героев и этот титул (включая также погибших героев) — оказался ВЫЗОВОМ для российских соседей.

И тут мы видим еще один любопытный феномен. Существуют разные способы — индивидууму уйти от своего комплекса «маленького человека».

Кроме героизма — существует еще механизм «ФАН-КЛУБ», когда человек становится болельщиком или фанатом известной личности. Один из вариантов — спортивные болельщики. Но со спортом есть одна проблема. Если соревнование — краткосрочное, то радость «боления» быстро «выветривается» и остается осадок — ушедшей иллюзии. Поэтому, длинные чемпионаты и знаменитые команды имеют «долгоиграющие» механизмы. И кстати, многие подростки и инфантильные взрослые используют роль спортивных фанатов как эрзац «анти-малости».

Что произошло с украинской историей? Пока украинцы доблестно сражались на Майдане, россияне «играли» в Олимпиаду. Это — весьма дорогостоящее мероприятие позволяло болельщикам приобщиться к славе их кумиров. И даже на радость болельщикам — Россия завоевала командное первенство по количеству медалей.

Но Олимпиада закончилась и энтузиазм быстро рассеялся и вместо него возникла пустота. И при этом у соседей (украинцев) в это же время — творилась история и проявлялся героизм, имеющий подлинную ценность. То есть — возник реальный контраст — между «детскими игрушками» Олимпиады и «взрослой победой» Майдана.

И возник реальный вызов россиянам со стороны украинцев — в виде зависти. Украинцы «прорвались» в историю (то есть в БЕССМЕРТИЕ), а Россияне в это время «игрались» в детские Олимпийские игрушки и их пыл — остыл.

Такова схема возникновения ситуации. И тут возникает второй (уже понятный многим) вызов.

Россияне, глядя на украинцев — могли тоже захотеть попасть в историю тем же путем, то есть получить «СИМВОЛЫ БЕССМЕРТИЯ».
И Путин понял, что ситуация создает реальную угрозу его власти, которую могли свергнуть в порыве за героизмом (и желанием попасть в «клуб» бессмертных).

И тут политтехнологи Путина — разрабатывают гениальную и при этом «дьявольскую» схему. Народу России — предложили свой вариант попадания в бессмертие, который при этом — уничтожал бы славу украинцев — в глазах Россиян. То есть Путинские технологи разработали технологию двойного удара — победы для своих и одновременно разгрома «образа героизма» соседей. Это конечно же суперэффективный ход, хотя и абсолютно «дьявольский».

С одной стороны, героизм украинцев был в глазах россиян самым наглым образом девальвирован, вымаран черной краской и заменен на ярлык «фашистов». (Они же — БАНДеровцы, то есть как бы БАНДиты). (Бедным украинцам не повезло с фамилией героя. Еще более не повезло студентам киево-могилянской академии имени Петра МОГИЛЫ, но это уже наполовину шутка).

Далее, воспользовавшись миролюбием украинцев, которые менее всего готовы были воевать с российским монстром — путинцы «отжали» у Украины Крым. С точки зрения вменяемого наблюдателя — это абсолютный беспредел. И весь цивилизованный мир — смотрит на Путинскую Россию — как на настоящих БАНДитов.

Но внутри России — пропаганда вывернула взгляд на ситуацию «наизнанку». Все дикие нестыковки сценария в Крыму — просто были умолчаны официальным медиа. А были раздуты символические игры — по поводу великого собирателя земель и победителя.

При этом — Путин как человек «добрый» поделился славой победителя — с народом. И народ получил свою «порцию БЕССМЕРТИЯ», ощущая свою СОПРИЧАСТНОСТЬ псевдо-героическим событиям «возвращения Крыма». Тем более, что в Крыму — «полно» своих героических символов, типа обороны Севастополя и др. Так что ПОБЕДА Путина — была украшена различными историческими аллюзиями а также медалями и прочими побрякушками.

Итак, мы видим, что Россияне приобрели (на свою голову) систему верований/убеждений, которая — как набор «символов бессмертия» — стала частью их личного достояния и даже идентификации (для многих).

Теперь мы подведем итог.

Россияне загрузили в свое сознание и подсознание — коварную программу, которая не просто «зомбирует» — как пишут многие, но которая создает в них эрзац счастья — приобщения к «бессмертию». И эта программа — обладает еще и серьезной агрессивностью по отношению к окружающим, которых она стремится обратить в свою веру.

Эта программа также обладает аспектами патриотизма, но нездорового — так как строится она на лжи и других искажениях истины. И поэтому — самый простой способ для нормальных людей — держать дистанцию от «инфицированных» этой системой людей.

Какие позитивные мысли могут быть по этому поводу.

(А) Путинская авантюра не должна девальвировать украинский героизм.
Украина — должна еще более бережно отнестись к своему достижению и постараться использовать его во благо — не только своего народа, но и других народов мира.

(Б) можно ли вылечить инфицированных россиян? Это — непростой вопрос.

Так как речь идет о «символах бессмертия», то возможно, что необходимо предложить россиянам — другие символы бессмертия, более значимые и ценные.

(Б1) Теоретически — религия дает подобную систему, если религии удастся стать адекватным механизмом в современных условиях. Религия — дает приобщение к бессмертию.

(Б2) Возможно, что удастся найти другие формы героизма — без столь одиозных побочных эффектов. В книгах Кена Уилбера — можно поискать интересные идеи…

Валерий Пекар и Андрей Длигач с коллегами — имеют большой потенциал, который может помочь совместными усилиями найти рецепт «эликсира» .

Автор: Меир Брук (Нью-Йорк, США).

Владимир Путин Россия На родине Израиль