О Победе без пафоса

Немецкие солдаты сдаются в плен красноармейцам во время битвы за Москву. Зима 1941 — 1942 гг. Источник: Государственный Зеленоградский историко-краеведческий музей.

Немецкие солдаты сдаются в плен красноармейцам во время битвы за Москву. Зима 1941 — 1942 гг. Источник: Государственный Зеленоградский историко-краеведческий музей.

За последние 3 года уже многократно отмечался факт того, что пропагандистский культ, созданный в России из Дня Победы, затмевает собой подлинную боль по людям, погибшим и искалеченным этой страшной войной. Однако именно эти люди, живущие сегодня в разных странах, гораздо искреннее, глубже и серьезнее переживают и боль прошедшей войны, и радость победы.

«Лично для меня это день памяти моих дедов, один из которых остался навсегда под Керчью в мае 1942 года, а другой умер от ран спустя несколько лет после войны. Ни одного из них я не видел. Одному было 33 года, другому 37», – рассказывает грузинский политолог Гела Васадзе – к слову, бывший в свое время одним из соратников Михаила Саакашвили.

Гела Васадзе. Фото rusmonitor.com

Гела Васадзе. Фото rusmonitor.com

«Все-таки в последнее время это день скорби… и, конечно, гордости за моих дедушек Владислава и Григория, которые честно защищали нашу землю… Я и мои сыновья их помним и любим – именно их, не каких-то абстрактных, а конкретных и близких людей», – поделился с нами воспоминаниями киевлянин Александр Окончук.

Для азербайджанца Акифа Гасанова (к слову, последовательного противника российской агрессии в Украине) День Победы – тоже очень личный праздник.

«Отец воевал с первого дня и дошел до Берлина. Был дважды ранен, участник битвы на «Малой земле», форсировал Днепр – три ордена и много медалей и благодарностей Верховного Главнокомандующего. Так что я непосредственно был знаком с реальным участником войны.

Он не рассказывал о ней, вообще не любил вспоминать, День Победы отмечал молча, выпивал, к старости уходил в другую комнату, так как плакал.

Это великая Победа, от Азербайджана в ней участвовало 660 тысяч человек и более 400 не вернулось, так что ставить под сомнение вклад отдельных республик не совсем корректно. Это не тот случай, чтобы использовать его конъектурно», – подчеркивает Акиф.

Летчики 124-го истребительного авиаполка ПВО на отдыхе. Слева направо: Николай Александров, командир звена младший лейтенант Михаил Барсов, неизвестный старший лейтенант, Николай Цисаренко. Волховский фронт. Май 1942. Автор: Михаил Трахман. Источник информации о фото: fotosoyuz.ru

Летчики 124-го истребительного авиаполка ПВО на отдыхе. Слева направо: Николай Александров, командир звена младший лейтенант Михаил Барсов, неизвестный старший лейтенант, Николай Цисаренко. Волховский фронт. Май 1942. Автор: Михаил Трахман. Источник информации о фото: fotosoyuz.ru

«Для меня это исторический день. Но не инструмент пропаганды», – вторит ему другой азербайджанец, аналитик Центра политических исследований (Анкара, Турция) Орхан Гафарлы.

«Я «праздную», как угробили 350 тысяч армян в войне, которая шла вдалеке от Армении. Эта война названа «Великой Отечественной», однако многие забывают, что это «Отечество» само вляпалось в нее, начав войну на стороне нацистов», – с горечью констатирует армянский политолог Рубен Меграбян.

Рубен Меграбян. Фото: pravona.org

Рубен Меграбян.
Фото: pravona.org

Украинец Антон Сененко приводит фронтовые воспоминания отца своего научного руководителя. Войну Тимофей Лабурец встретил в Ленинграде. Он вспоминает, что, когда люди умирали от голода зимой, их складывали в штабеля. Штабеля могли тянуться метров на сто – хоронить людей в мерзлую землю было некому. Люди были в состоянии дистрофии. В то время и солдатам, и офицерам давали кусочек хлеба размером со спичечный коробок, да и то на половину с опилками. С едой стало лучше, лишь когда открыли знаменитую «Дорогу жизни».

За время войны Тимофей попал в штрафбат по доносу одного из солдат, проявил там чудеса настоящей доблести, был ранен, участвовал в рискованной операции, после которой из 300 человек «штрафников» в живых осталось лишь 27.

После возвращения из штрафбата Тимофей не смог найти свою сберегательную книжку и узнал, что на его счету не было офицерского жалования, которое должно было начисляться по закону. Ему сказали, что он не должен был вернуться из штрафбата, а то, что вернулся – уже чудо.

Советская власть заранее похоронила своего героического бойца, который и после возвращения из штрафбата до конца войны занимался фронтовой разведкой.

Заградительные аэростаты на Невском проспекте блокадного Ленинграда.

Заградительные аэростаты на Невском проспекте блокадного Ленинграда.

Еще одну историю неоцененного подвига своих близких рассказала украинка Юлиана Жаман.

«Мой дед воевал в составе советской армии. Потерял на войне руку. До войны у них с бабушкой было трое детей. После войны родилось еще двое. Дед никакой пенсии не получал. Хорошей работы он так и не смог найти, ведь потерял правую руку. Более того, за попытки самостоятельно решить проблемы физического выживания своей семьи деда преследовало колхозное начальство. Оно препятствовало этим попыткам. Мой папа 1942 года рождения вспоминает, что до 15-летнего возраста был голодным постоянно, каждый день», – рассказывает Юлиана.

По ее словам, «коммунистической эпидемии» в рядах Красной армии дед не набрался, и даже в 70-е годы говорил: «Если бы не Америка, Сталин бы войну не выиграл».

«С ним соглашались другие фронтовики советской армии из нашего села. Дед обсуждал войну с другими участниками войны в неторопливых беседах. 9 мая не праздновал ни разу. Ни один из детей и внуков не думал поздравлять его в этот день. Поздравлять, по его мнению, было не с чем. Еще помню, дед говорил, что не слышал, чтобы в бою кричали «За Сталина!», слышал лишь «Господи!», – делится воспоминаниями Юлиана.

Легендарный снайпер 163-й стрелковой дивизии старший сержант Семен Данилович Номоконов (1900–1973), на отдыхе с боевыми товарищами. Северо-Западный фронт. На груди снайпера — орден Ленина, которым он был награжден 22 июня 1942 года. За годы войны Семен Номоконов, эвенк по национальности, потомственный охотник, ликвидировал 367 солдат и офицеров противника, включая одного немецкого генерал-майора. 1942. Автор: Петр Бернштейн

Легендарный снайпер 163-й стрелковой дивизии старший сержант Семен Данилович Номоконов (1900–1973), на отдыхе с боевыми товарищами. Северо-Западный фронт. На груди снайпера — орден Ленина, которым он был награжден 22 июня 1942 года. За годы войны Семен Номоконов, эвенк по национальности, потомственный охотник, ликвидировал 367 солдат и офицеров противника, включая одного немецкого генерал-майора. 1942. Автор: Петр Бернштейн

Армянин Михаил Оганов уже почти 20 лет живет в Соединенных Штатах, и потому его уже можно назвать настоящим американцем. Михаил тесно общается с русскоязычной диаспорой и успешно попробовал себя в качестве актера русскоязычного театра «Хамелеон» в штате Вашингтон.

Михаил поведал нашему сайту о своем школьном учителе рисования:

«Это был год эдак 1982-й. Я учился в 4-м классе Бакинской средней школы. У нас был учитель рисования по фамилии Утинский. Имя и отчество я, к сожалению, забыл. Мужик он был добрый, а потому дисциплиной на его уроках мы, что называется, «не заморачивались»: кто просто приятно беседовал с друзьями, кто в морской бой играл. Девчонки новые прически пробовали друг на друге. Хулиганы на последних партах даже в «дурачка» резались. В общем, уважением он у нашего брата – советского школьника, не пользовался. Какое еще рисование? Кому это нужно? А он терпеливо у доски объяснял свой предмет.

А как-то раз на майские праздники, ближе к 9-му мая, он пришел на урок, надев все свои награды! Для нас, мелких олухов, это был шок! «Ты Утинского выдел?», «Медаль за взятие Вены!», и так далее. Наш урок рисования в этот день перешел в урок воспоминаний ветерана. Причем, это была не дежурная встреча брежневских времен, с заранее расписанными вопросами и стандартными пафосными ответами. Нет, все прошло как-то очень органично, настоящая встреча поколений.

Помню, как мы тыкали в его награды, а он рассказывал, за что была получена эта или та… После урока нам реально было стыдно.

Причем всем! И мы на импровизированном собрании «авторитетов 4-го «В» решили, что после сегодняшнего дня на его уроках будем вести себя прилично… Но следующего урока не было. Наш учитель рисования скончался, насколько я помню, от инфаркта. Я помню, как мы – дети – 10 лет не могли смотреть друг другу глаза, когда нам это сообщили… Вечная память моему учителю рисования!», – заканчивает свой рассказ Михаил.

Советская пехота при поддержке танка Т-34 ведет бой в украинском селе. Лето 1943 года. Источник информации о фото: commons.wikimedia.org

Советская пехота при поддержке танка Т-34 ведет бой в украинском селе. Лето 1943 года. Источник информации о фото: commons.wikimedia.org

Киевлянин Егор Чернев – выпускник украинских гражданских и правозащитных школ, уроженец Мариупольской области. В начале войны Егор отправился добровольцем в Национальную гвардию Украины, участвовал в боях под Донецким аэропортом. Накануне праздника он поделился воспоминаниями о своем деде:

«Мой дед воевал под Брестом. Я знаю, что он был призван одним из первых в 41-м, и их сразу перебросили под Брест. Там были ожесточенные бои. Он попал в плен.

Его освободили американцы то ли в 44-м, то ли в 45-м. Американцы предлагали ехать с ними. Он отказался, поскольку на родине у него была семья.

Дед был признан врагом народа за то, что попал в плен. Был сослан на какую-то стройку в Сибири. Вернулся с подорванным здоровьем и в 42 года умер», – сообщил Егор.

Колонна советских военнопленных проходит мимо пункта сбора военнопленных в районе Киева. На переднем плане разбитый сгоревший советский грузовик ГАЗ-АА. 1941. Источник: www.nationaalarchief.nl

Колонна советских военнопленных проходит мимо пункта сбора военнопленных в районе Киева. На переднем плане разбитый сгоревший советский грузовик ГАЗ-АА. 1941. Источник: www.nationaalarchief.nl

Все перечисленные истории еще раз показывают, что война, закончившаяся 72 года назад, стала в первую очередь величайшей трагедией, которая заслуживает скорби, а не фарса. В победе над фашизмом приняли участие все народы, которые сегодня незаслуженно вычеркиваются из общей памяти. Памяти, которую обязательно нужно сохранять, чтобы ни в коем случае не допустить повторения тоталитарного ужаса фашизма.

 

Читайте также на ForumDaily:

Победа. Американская история русских ветеранов

Какими символами Победы заменили георгиевскую ленту в пост-советских странах

История Оскара Шиндлера: шпиона, эсэсовца, собутыльника советских солдат и праведника мира

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

день победы 9 мая Колонки ветераны ВОВ