‘Ненаши’ в США: как выживают в Нью-Йорке иммигранты из разных стран

Если вы возьметесь почитать рассказы русскоязычных эмигрантов, скорее всего, наткнетесь примерно на одну и ту же историю. Серьезно, делая поправку на стиль изложения, названия работ и жилых районов, почти все сюжеты эммиграции со стран СНГ будут содержать такие элементы: приехал, документов не было, жил с руммейтами в дыре, работал в ресторане/магазине/водителем и т. п., дурацкие фаренгейты и фунты, ностальгия, тяжело найти друзей, свидания раз в неделю, в 35 они не готовы к отношениям. А еще, наши фильмы не понимают, о чем с ними говорить, плохой маникюр, дорогая медицина, дорогая аренда, но все равно классно, смотрите, как я лихо гуляю по Манхэттену и ем устрицы, домой не поеду. А что у других? У тех, с чьими общинами мы не пересекаемся. Как адаптируются они?

Фото: Depositphotos

Нью-Йорк — это маленький филиал мира, где вы можете встретить жителя абсолютно любой страны. Заглядывая за кулисы жизни «ненаших», а ино-язычных и ино-культурных эммигрантов, можно узнать, как вы думаете, что? Что все мы отличаемся? Или что все мы в корне похожи?

Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я ежедневно общаюсь с людьми из самых разных стран — от Непала, Гамбии и Бангладеша, до Франции, Испании, Австралии и Пуэрто Рико. Некоторые из них согласились подарить мне свои впечатления о переезде в Америку.

Уже даже то, как именно люди приходят на встречу, говорит об их образе жизни.

История 1: Ибраим из Гамбии

Фото из личного архива

— Давай встретимся на Челси Пирс?

— А как туда попасть? На зеленом поезде?

— Нет, на красном.

— Это на Ист-сайд?

— Слушай, а ты точно в Нью-Йорке уже три года?

Так начался наш диалог с Ибраимом. Познакомились мы на работе, я была официанткой, он басбоем. Вообще, наверное, только в ресторанах Нью-Йорка можно встретить юристов, финансистов, журналистов, психологов, владельцев бизнесов. Увидев однажды Ибраима в солидном костюме и галстуке, я поняла, что с ним можно поговорить о чем-то большем, чем «принеси хлеба на стол 36», или «подай воды на стол 19».

Когда мы встретились на интервью, я поняла, почему за три года в Нью-Йорке Ибраим не знает, как добраться из Бронкса на Челси Пирс.

Итак, оставив в Гамбии жену и двоих детей, молодой бухгалтер налоговой службы отправился в Америку в погоне за расширением профессиональных возможностей. В Африке ему было тяжело прокормить семью, а кузина, давно живущая в Чикаго, манила его великолепными перспективами и большими деньгами. Ибраим приехал и вот уже три года по 6 дней без выходных работает на двух работах, чтобы собрать на образование. Часть на учебу, а часть — на обеспечение семьи в Африке. Смотреть Нью-Йорк, ходить в бары и заводить друзей Ибраиму попросту некогда. Потому он общается только с друзьями-иммигрантами из Гамбии, которые живут с ним в одном районе, а самое дальнее место прогулки, в которое он отправлялся — это соседний парк недалеко от дома. Семью забрать к себе пока не получается, так и живут, не виделись уже три года. Вот вам и его Американская мечта. Но надеюсь, все получится!

Ибраим все еще уверен, что Нью-Йорк — лучшее место для жизни, а приведение реальности к уровню ожиданий — всего лишь вопрос времени и усилий. При этом, он не отрицает вероятности вернуться обратно в Гамбию, потому что он скучает по своей культуре и чувствует себя в Нью-Йорке одиноким: работа-дом.

На вопрос о культурных различиях между американцами и гамбийцами, Ибраим отвечает, что гамбийцы более гостеприимны и дружелюбны, любят общаться и ходить в гости, они много работают, но при этом веселятся и получают от работы удовольствие. Они более открыты миру и принимают людей такими, какие они есть. (Зная еще несколько человек из Гамбии, могу сказать, что это самые добрые люди, которых я видела в Америке). Гамбийцы любят людей и делятся тем, чем они имеют. Поэтому американцы любят приезжать в Гамбию.

Американцы, по словам Ибраима, думают лишь о том, чтобы оплатить свои огромные счета, и это делает их несчастными.

Здесь люди никому не доверяют. В то время как гамбийцы тоже работают, главным для них остается семья и общение, люди доверят друг другу. Соседи, живущие на одной улице (даже не в одном доме), обычно знакомы и проводят время вместе. Что ж, даже в нашем диалоге мой африканский друг все время говорит о семье и о людях, поэтому ему можно поверить.

Ибраим считает, что нужно получать от жизни удовольствие, ведь стресс делает нас старше и угрюмей. Что ж, кажется по философии мне больше подходит Гамбия, чем США.

История 2: Армандо, Мексика

Фото из личного архива

У Армандо совершенно сумасшедшая история, которая связана, я думаю, не с его национальностью, а просто с личностью, но все же. Он сам нашел меня в Фейсбуке, когда я написала пост о людях, живущих на Манхэттене в RV с двумя собаками. Армандо сказал, что у него тоже есть некий опыт проживания в нетрадиционных условиях, и он предложил поделиться. Встреча была назначена в кофейне «Лось» в Гринвич-Виллидже. Армандо прикатил на велосипеде, везя все свои пожитки в виде лимонного рюкзака в багаже. Говоря «все», я не преувеличиваю, и скоро вы узнаете почему.

В Америку приехал в поисках приключений. Интересная история случилась с нашим мексиканским героем после неудачного опыта совместного проживания с девушкой. Не имея возможности платить за аренду квартиры и страховку своего «миникупера», Армандо решил бросить квартиру и поселиться в машине. Он не смог продать свою машину (почему-то), устроил в ней мини-гардеробную, кинозал, холодильник в багажнике и таким образом жил и ночевал в передвижном домике долгих 9 месяцев. Спал при минус 17 градусах в спальном мешке и термо-белье, не включая обогревателя (спасал опыт туриста-скалолаза). Ему даже удалось подружиться с женщиной, которая жила в другой машине по соседству с двумя маленькими сыновьями.

Воистину, Нью-Йорк город безумцев. Чтобы не платить штрафы за нарушение парковки, Армандо парковал машину около строек, чтобы полиция принимала его за сотрудника и не штрафовала.

На этом его тяга к приключениям (и деньгам) не успокоилась. После проживания в «миникупере» Армандо все-таки продал машину и переехал в Проспект-парк. Жил он там в палатке еще 9 месяцев, работал в ресторане неподалеку, принимал душ в YMCA, там же арендовал шкафчики. Заработанные деньги неунывающий мексиканец вкладывал и вкладывает в свой бизнес. На сбережения за 9 месяцев он взял кредит в банке и купил несколько лофтов в Мексике, которые сейчас сдает в аренду, самостоятельно их декорируя. Армандо Эспосито позиционирует себя как дизайнер интерьера, ведет страницу дизайна на Фейсбуке и визитки раздает.

Америка для него — страна для зарабатывания денег. Здесь он пополняет свою казну, и дальше путешествует по миру. Ни жены, ни детей у 45-летнего Армандо нет и не придвидится. Главное — приключения. Чем сумасбродней жизнь, тем лучше, считает мексиканец. И мне несложно согласиться, глядя на него, что сумасбродство — его главный конек. По крайней мере, более странных людей в Нью-Йорке я еще не встречала.

История 3: Анри из Франции

Анри по духу нинзя, ведущий скрытую борьбу с Нью-Йорком, поэтому попросил меня изменить имя и не печатать фото.

— У тебя есть вино? — первое, что я спросила своего друга, как только он переступил порог моей квартиры.

— Я же француз, конечно у меня есть вино, — с жутким французским акцентом ответил Анри, выуживая из рюкзака бутылку хорошего «бордо».

Да, возможно это стереотип о любви французов к вину, как и то, что они любят только франкоговорящих людей и не переваривают англичан, но у Анри действительно всегда есть в заначке вино, а общаться и дружить мы стали исключительно потому, что я говорю по-французски. Мой друг даже голоса всех американцев считает отвратительными, женские — визгливыми, а мужские — ейскими. Вот тут-то и понимаешь, что стереотипы не на пустом месте вырастают.

Анри, как и большинство моих знакомых из развитых стран не сбегал от плохих условий и отсутствия возможностей на родине (большинство европейцев едут по рабочей визе), а приехал сюда за любовью. Его любимая девушка выиграла грин-карту и захотела пожить в Америке в поиске приключений. Анри скрепя сердце покинул любимую Францию и поехал вслед за своей уже женой. Позже жена опять же в поиске приключений упорхнула в Китай, но туда наш герой не подался, остался здесь сражаться с жизнью и доводить дело до конца. Дело его — расширение бизнеса по организации стрит-арта и продаже художников заинтересованным лицам. Во Франции Анри постоянно организовывает арт-фестивали и успешно ведет бизнес. Америка пока дается ему с трудом.

Забавно, но у Анри как раз нет типичных проблем эмигранта. У него есть все документы, он не платит за аренду, проворачивая хитрую схему по пересдаче комнат.

«Я ожидал денег и комфортной жизни, но здесь это не совсем возможно. В Европе жизнь более социальная, люди работают, но у них больше времени для семьи, друзей, вечеринок. К тому же, во Франции гораздо легче получить образование, ведь оно почти бесплатно. В Америке мне не нравится то, что для хорошей работы нужно иметь местное образование, а оно безумно дорогое. Этим Европа куда лучше и удобней. В Америке, чтобы платить рент, тебе нужно работать в выходные, и тогда уже не остается времени на друзей, хобби и семью.

Для меня американская мечта заключается в богатстве. Потому я хочу расширить бизнес здесь и в идеале жить на две страны, больше во Франции, конечно. И пока я этого не добьюсь, моя битва не окончена, я буду жить в Америке и бороться.

Самый большой вызов в Америке — это завести друзей. В Америке все довольно эгоистичны, думают только о деньгах. Кроме того, если ты эммигрант, у тебя нет времени. Нужно работать и учиться. Первые два года у меня вообще не было друзей, сейчас стало получше.

Жизнь в Нью-Йорке не сильно отличается от жизни во Франции, как по мне, но если заехать в глубь страны, видишь этих людей и понимаешь, почему они, например, голосуют за Трампа. Они глупы. Я объясню. Американцы имеют позицию, что Америка прежде всего, они не любят иностранцев и иммигрантов. А малодоступная система образования тоже довольна убога.

(Вообще, французы довольно прямые, не стесняются задавать вопрос «в лоб» относительно денег, личной жизни и т. п. — прим. автора).

Я люблю Нью-Йорк. За то, что здесь ты встречаешь людей со всех стран мира. Как жизнь в США изменила меня? Я стал фокусироваться на деньгах, в то время как во Франции главным был я и мое свободное время. А теперь свободное время тоже требует денег.

Любовь гораздо проще встретить во Франции, чем в Америке. И у нас нет такого понятия как «встречаться». Мы просто вместе проводим время. В отличие от США, ты можешь назвать девушку своей гёлфренд, как только вы начнете видеться много раз в неделю, например, два. И это может случиться уже через неделю с момента знакомтсва. Таких сложностей, как в Америке, у нас нет. А то, что французы любят интрижки и открытые отношения, это все стереотипы, как и французский поцелуй. Все говорят, что он только французский, но помнится, я целовался с русской девушкой, и поцелуй был точно такой же. И я заметил, что русские девушки любят интрижки не меньше, чем французские».

История 4: Якуб из Польши

Фото из личного архива

С Якубом я познакомилась в автобусе из Уэстчестера в Нью-Йорк, когда мы оба ехали со съемок в сериале «Закон и порядок». Я думала, что уж его история будет наиболее похожей на истории наших, потому что Польша все-таки сосед Украины. Но не тут-то было. Якуб говорил совсем по-другому и о непривычных вещах.

«Я переехал в Америку в 1996 году милым еврейским 20-летним ребенком, играющим в йо-йо. Мне отказывали в визе два раза, и вот на третий все получилось. Я ходил в еврейскую школу как польский католик. Благодаря этой школе я и попал в Америку.

Привела меня сюда американская мечта. Не знаю, что конкретно это было, но я всегда знал, что хочу жить в Америке, еще с раннего детства. По фильмам я ожидал, что все в Америке носят джинсы и жуют жвачку. Это оказалось не так. Я могу сравнить это с отношениями «онлайн». Ты видел все картинки в лучших ракурсах и цветах, дорисовывая образ человека в воображении, и вот, когда вы наконец встретились, реальность отличалась. Меня очень поразили размеры людей. Я никогда не видел таких огромных задниц в своей жизни.

А вообще не могу сказать, что мне было сложно первое время в Америке. Процесс имииграции проходил довольно легко. Я вырос в прогрессивной семье, далеко не в стране третьего мира, поэтому я не знал особых проблем с бедностью и необходимостью выживать. Большинство поляков приезжают и тяжело работают на стройках, отсылая деньги семьям. Мне не нужно было заботиться о финансовой поддержке семьи, а значит, и слишком тяжело работать. Мама была довольно успешна в Польше. У меня не было культурного шока, не удивило разнообразие продуктов и напитков. Мне хотелось как можно быстрее выучить язык и ассимилироваться с американской культурой.

Я не хотел общаться с поляками или другими не-американцами. Я слушал только американское радио, встречался только с американскими женщинами.

Я приехал в Америку не за деньгами, может, поэтому я до сих пор бедный (смеется). Я хотел найти себя! Америка напоминала большую раковину, которая может засосать тебя в слив, если ты не знаешь, чего хочешь. А я до сих пор не знаю. Я 12 лет проработал в «Старбаксе», пробовал себя как стендап-комик, фильммэйкер, актер, но до сих пор распыляюсь и не могу понять, что именно мое. Хотя я не жалуюсь. Я живу на Манхэттене, снимаюсь в телешоу, пишу сценарии для рекламных агентств и короткометражек, и это звучит, как мечта. Наверно, это и есть мечта. Я счастлив на самом деле, хоть и все время хочу большего. Но разве не это делает нас живыми?

Американцам не хватает духовных ценностей и Бога, на мой взгляд. Их бог — это материальные вещи, культ шоппинга. Я бы хотел это изменить. Покупать вещи — это, конечно, хорошо, но спускать ради них всю жизнь это уж как-то слишком. Я вырос в христианской общине, я человек верующий. Хотя Америка постоянно бросает вызов моей вере, так как многие пытаются бросить на нее тень. Если я напишу в Фейсбуке что-то об Иисусе, все подумают, что я сумасшедший. Я уже не поляк, но еще не американец. Я не готов посвятить всю свою жизнь зарабатыванию денег, не хотелось бы стать тем стариком, который несчастен, потому что все свою жизнь проработал, и ему не хватало времени на себя. Хотелось бы зарабатывать большие деньги на том, что я люблю и чтобы не приходилось перебиваться дерьмовыми подработками типа кейтеринга и т.п. Но это жертва, которую я плачу, чтобы найти и реализовать себя. Америкаская мечта — это та еще сучка. Но нужно мечтать по-крупному. Моя мама всегда говорила, что если падать с лошади — то с самой крупной.

Я не жалею о своих жизненных выборах, ведь они приводят меня к тому, кто я есть. Нью Йорк — прекрасное место для жизни, потому что здесь можно реализовать себя в любой професии, выяснить, кто ты есть. Я люблю Америку и верю, что это лучшее место для следования за своей мечтой. Никогда не жалел о своем решении переехать и не хотел вернуться обратно в Польшу. Я совсем не скучаю по родине, большинство моей семьи живет здесь. Но, конечно, хотелось бы однажды приехать туда успешным.

А вообще, чем больше путешествую и сталкиваюсь с разными культурами, тем отчетливее понимаю, что, несмотря на отличия, внутри мы все одинаковы, хотим одного и того же, будь то поиск счастья или мысли о том, как пережить завтрашний день.

Читайте также на ForumDaily:

Полулегальное жилье в Нью-Йорке: как не попасться

В Нью-Йорке иммигранты судятся с адвокатом, из-за которого их могут депортировать

Ждать грин-карту лучше всего в Нью-Йорке: исследование

В Нью-Йорке предлагают бесплатную помощь иммигрантам, желающим получить гражданство

Получите самые важные новости в свой мессенджер, подписавшись на ForumDaily, а также читайте нас в Telegram, Google+ и Facebook. 

 

Разное Наши люди Нью-Йорк иммигранты в США жизнь в Нью-Йорке
1015 запросов за 4,166 секунд.