Музыкальные мистификации

Самуил Душкин

Самуил Душкин. Фото: википедия

Музыкальная мистификация — сочинение, приписываемое автором иному композитору, малоизвестному или знаменитому (в последнем случае — как неожиданно обнаруженное). Термин «аллоним» означает подлинное имя, используемое автором вместо собственного.
Причины возникновения музыкальных мистификаций разные, и лучше их рассматривать в контексте жизни и творчества тех или иных композиторов. Во всяком случае, это не меркантильные интересы, поскольку гонорар на чужое имя, естественно, получить нельзя.
Один из классических примеров жанра мистификации связан с именем Анри Казадезюса (1879–1947).
Анри Казадезюс родился в Париже, получил музыкальное образование в Парижской консерватории и был альтистом в квартете Capet. Вместе с Сен-Сансом в 1901 г. основал Концертное общество старинных инструментов. В организованном им квинтете музыканты играли на таких инструментах, как виола да гамба и изобретенном Казадезюсом альте d’Amore. В концертах квинтет наряду с настоящими произведениями Моцарта, Баха, Генделя исполнял якобы их неизвестные сочинения — мистификации Анри и его брата Мариуса, которые позже звучали под управлением известных дирижеров Дариуса Мийо, Сергея Кусевицкого и Юджина Орманди.
Другой пример — итальянский музыковед Ремо Джадзотто (1910–1998), который работал после войны в Дрезденской библиотеке и якобы нашел там партитуру «Адажио» Альбинони (1671–1751), венецианского композитора, большая часть наследия которого была безвозвратно утеряна во время бомбежки Дрездена авиацией союзников в конце Второй мировой войны. Замечательная музыкальная мистификация Ремо Джадзотто покорила многих слушателей, и эта музыка стала одной из самых исполняемых в мире.
Среди композиторов-евреев есть несколько интересных имен, использовавших жанр музыкальной мистификации.
Это в первую очередь выдающийся скрипач и композитор Фриц Крейслер (1875–1962). Он родился в Вене в семье врача, его отец был евреем, мать — немкой. Учиться игре на скрипке начал с четырех лет и быстро достиг больших успехов. В семь лет получил право учиться в Венской консерватории, в девять впервые выступил на публике, а через год окончил консерваторию с золотой медалью. Вернувшись из концертного турне по США, он поступил в гимназию, а затем два года учился на медфаке университета, после чего служил в армии.
Настоящее международное признание пришло к Крейслеру после выступления с Берлинским (1899) и Лондонским (1902) симфоническими оркестрами. С началом Первой мировой войны Крейслер ушел на фронт в составе австрийской армии. После ранения в 1914 г. уехал в США и только в 1924-м вернулся в Европу. В 1938 г., спасаясь от нацистов, вновь, уже вынужденно, уехал в США. В 1941-м попал в тяжелую автокатастрофу, но вскоре вернулся к активной концертной деятельности.
Крейслер был не только одним из крупнейших скрипачей XX века, но и талантливым композитором, собственные произведения которого часто звучат в концертах. А вот как сам Крейслер писал о своих многочисленных музыкальных мистификациях старинных композиторов: «Кто слышал хотя бы одно произведение Пуньяни, Картье, Франкера, Порпоры, Луи Куперена, падре Мартини или Стамица, прежде чем я начал писать под их именами? Они жили лишь на страницах музыкальных словарей, а их сочинения пребывали в забвении в стенах монастырей или пылились на полках библиотек. Эти имена были не более чем пустыми раковинами, старыми забытыми плащами, которыми я воспользовался, чтобы скрыть свою собственную личность».
***
Михаил Гольдштейн (1917–1989) — советский композитор и скрипач, брат знаменитого Бориса (Буси) Гольдштейна. Он родился в Одессе, учился игре на скрипке у знаменитого Петра Столярского. В Московской консерватории его учителями были Николай Мясковский (композиция) и Абрам Ямпольский (скрипка). В 1964 г. эмигрировал в ГДР, а затем переехал в Вену. С 1969 г. преподавал в гамбургской Высшей школе музыки, писал статьи на музыкальные темы под псевдонимом Михайло Михайлов.
Гольдштейн оставил свои воспоминания о том, как он создал свою самую знаменитую мистификацию — симфонию, написанную им под именем мифического композитора Овсянико-Куликовского. Гольдштейн дружил с украинским историком и драматургом Всеволодом Чаговцом, который подсказал, как уйти от антисемитской критики 1948 г. его музыкальных сочинений («вы не можете правильно понимать украинскую музыку, ибо в ваших жилах другая кровь»). Сделай так, сказал Чаговец, как сделал Фриц Крейслер, который в начале своей композиторской деятельности не мог добиться признания и занимался музыкальной мистификацией. Напиши симфонию на украинские темы, а композитором пусть будет, скажем, помещик Овсянико-Куликовский. Он когда-то имел свой крепостной оркестр в Одессе и в 1810 г. подарил его оперному театру. Мог же этот помещик сам написать музыку? Поддержал эту идею и Исаак Дунаевский, который сказал Гольдштейну, что сделать музыкальную подделку легче легкого и привел много примеров из классики. В это время борьбы с космополитизмом главным достоинством любого произведения было лишь то, что его сочинили в России, а не на Западе. Написанная Гольдштейном симфония №21 (!) Овсянико-Куликовского с молниеносной, как он пишет в своих воспоминаниях, быстротой завоевала признание и успех у публики и критиков. Ее исполнил и записал на пластинку Ленинградский симфонический оркестр под управлением Евгения Мравинского. О ней стали писать музыкальные критики, считая ее гениальным произведением, высоким образцом симфонизма, и даже появилась заметка в «Большой советской энциклопедии». Однако когда потребовался подлинный манускрипт симфонии, Гольдштейну пришлось признаться, что симфонию сочинил он сам.
Просто так эта мистификация для него не кончилась. Началось следствие, Гольдштейна допрашивали, проводили обыски, экспертизы и т.д. Была создана специальная комиссия для изучения его композиторских способностей. В «Литературной газете» появился фельетон «Гений или злодей?». В конце концов, как пишет Гольдштейн, он отделался легким испугом. К счастью для него, следствие проходило через четыре года после смерти Сталина.
Среди других музыкальных мистификаций Гольдштейна, написанных позже, Концерт для альта с оркестром скрипача и композитора Ивана Хандошкина, «Экспромт» Милия Балакирева и др.
***
Фанни Мендельсон (1805–1847) — сестра Феликса Мендельсона и внучка Мозеса Мендельсона, знаменитого философа, основоположника и духовного вождя движения «Хаскала» (Еврейское просвещение), одна из наиболее известных женщин-композиторов XIX века — получила блестящее образование в обеспеченной и высококультурной берлинской семье и рано проявила музыкальные способности. В ее домашнем музыкальном салоне собирались такие знаменитости, как Лист, Гейне, Паганини, Гуно, Гегель, Клара Шуман и др. Фанни составляла программы воскресных вечеров, сама прекрасно играла на фортепьяно и писала для этих вечеров музыку.
Гениальный Феликс Мендельсон, который очень любил свою сестру, тем не менее был противником публикаций ее сочинений. Он писал: «Я не могу позволить ей что-либо публиковать, так как это противоречит моим взглядам… Она слишком женщина для этого и должна присматривать за своим домом, а не думать о публичном музыкальном мире. Публикации могут оторвать ее от своих обязанностей, и я не могу ей этого позволить».
Большинство произведений Фанни вышли в свет уже после ее неожиданной смерти в возрасте 42 лет. Первые же ее прижизненные публикации были осуществлены под именем Феликса Мендельсона, который после смерти горячо любимой сестры впал в глубокую депрессию и умер через несколько месяцев в возрасте 38 лет.

***
Американский скрипач, композитор и педагог Cамуил Душкин (1891–1976) родился в Польше, учился в Парижской консерватории, а затем в Нью-Йорке у знаменитого Леопольда Ауэра. Душкин тесно сотрудничал с Игорем Стравинским в создании Концерта для скрипки с оркестром, который и сыграл с оркестром, которым дирижировал Стравинский. Вместе они играли во время концертных турне произведения Стравинского для скрипки и фортепьяно. Душкин создал много переложений для скрипки и фортепьяно сочинений Бизе, Гершвина, Мусоргского, Рахманинова и других композиторов и нескольких мистификаций, из которых выделяют Grave for violin and orchestra by Johann Georg Benda (попробуйте перевести сами название этой мистификации Душкина реально существовавшего чешского композитора XVIII века Иоганна Георга Бенды).
***
Современный художник и композитор-лютнист Роман Туровский-Савчук (1961) родился в Киеве в семье известного художника Михаила Туровского. Учился в Киевском художественном институте. В 1979 г. эмигрировал в США, живет в Нью-Йорке. Окончил школу дизайна, параллельно занимаясь музыкальной композицией и игрой на барочной лютне в традиционном для нее стиле. Среди многочисленных вокальных и инструментальных работ Туровского — более 600 переложений украинских народных песен для лютни. Он играет как солист на лютне в составе New York Bandura Ensemble. Как мистификатор он выдает свои сочинения за недавно открытые манускрипты композиторов XVII, XVIII и XIX века. Туровский подписывает их как Sautschec (Савчук в немецкой транскрипции). В немецком языке даже появилось слово Sautscheckerei, которым обозначают музыкальную или литературную мистификацию.

Очерк с иллюстрациями в газете

http://russianvoice.net/press/forum448.pdf стр.10

Наши люди


 
989 запросов за 2,851 секунд.