«Лишние люди»: является ли Санта-Моника моделью нового общества?

Фото: Татьяна Ворожко (Голос Америки)

Никогда раньше я не видела столько бездомных, и таких разных, как в Санта-Монике, пригороде Лос-Анджелеса. Статный мужчина средних лет просит деньги на перекрестке. Молодая женщина, на вид обычная студентка, спит на лавочке в парке. Рядом с ней пожилая женщина разложила свое имущество: одеяло, картину и свечи. Пара, лет 40, держась за руки, греется на солнышке вдоль променада на Венецианском пляже. Молодой человек, весь в черном, собирает пластиковые бутылки на пляже, пытаясь удержать их в руках, потому что некуда сложить. Женщина, лет 45, толкает перед собой коляску из супермаркета со всеми пожитками. Стройная и достаточно привлекательная, она идет так, как ходят женщины, которые знают, что на них обращают внимание.

Фото: Татьяна Ворожко (Голос Америки)

Кто-то, но далеко не все, просят деньги. Некоторые что-то продают, например, окрашенные камни. Одни и группами, они — везде. К тому же, большинство выглядит значительно здоровее — физически и психически, — чем типичные бомжи, которых я видела в Украине и в Вашингтоне. Некие радикальные дауншифтеры. Даже запаха грязного тела нет, хотя, возможно, из-за стойкого запаха марихуаны, к которому за неделю в Калифорнии мы успели привыкнуть.

Три нижние ступеньки пирамиды Маслоу, и все на пляже в Санта-Монике

Что происходит? С одной стороны, Санта-Моника — самый дорогой район для жизни в США. Ну просто номер один по всей стране по ценам на аренду жилья. С другой — это идеальное место, чтобы победовать.

Тепло. Океан. Общественные уборные с фонтанчиками. Душ на пляже. Бесплатные тренажеры и развлечения. Лавочки. Туристы и богатые местные. В случае дождя — тоннель в парке Тонгва. Кабинет «врача», который прямо на пляже даст рецепт для медицинской марихуаны. Удивило также мощное присутствие полицейских, никого не трогавших, но поддерживаюших порядок.

Фото: Татьяна Ворожко (Голос Америки)

Кроме того, общественные организации и местные власти оказывают бездомным поддержку, включая медицинские и юридические услуги, помощь в преодолении наркозависимости, временное жилье, консультации.

Одним словом, три нижние ступени пирамиды Маслоу — базовые физические потребности, безопасность и социальные связи — можно здесь удовлетворить, просто бомжуя на пляже.

Разделится ли человечество на две расы: супер-людей и «ненужных»?

Незадолго до поездки в Калифорнию я прочитала новую книгу израильского историка Юваля Ноа Харари «Homo Deus: Краткая история завтра», которая на момент написания этой статьи держалась на 15-м месте по продажам в Amazon.

Основной месседж таков: научно-технический прогресс поставил человечество на порог новой общественно-экономической революции, вместе с которой возникает совершенно новый слой людей — «ненужные».

Фото: Татьяна Ворожко (Голос Америки)

В голову закралась мысль, что вот эта жизнь бездомных на пляже в Санта-Монике может стать прообразом жизни тех самых «ненужных». Не факт, что у них не будет крыши над головой — как раз эту проблему можно будет дешево и эффективно решить. Суть в существовании прослойки людей, обеспеченных минимальными ресурсами, которые проводят время в некоем детском саду для взрослых, и единственное, чего от них требует общество, — не мешать.

Сегодня их не так уж и много, но, по мнению Харари, с каждым годом будет расти количество людей, которые просто не способны найти работу (unemployables). Они не будут иметь достаточно способностей и знаний, чтобы выполнять работу, которая нужна. А то, что они умеют, будут выполнять роботы и искусственный интеллект. В первую очередь массово исчезает физическая работа — роботы вытесняют рабочих с заводов.

Ожидается введение самоуправляемых машин, которые будут подключены к единому центру: это кардинально уменьшит смертность от транспортных аварий и сделает ненужными сотни миллионов водителей.

На подходе — исчезновение целых отраслей умственного труда. Терапевтов, чья задача — установить диагноз по симптомам и предложить схему лечения, может заменить робот Ватсон, которого разрабатывают в компании IBM. Этот робот, в отличие от живого терапевта, может посвятить пациенту огромное количество времени, иметь полную информацию об истории болезни, генах и постоянно обновлять свою программу новейшими медицинскими исследованиями.

Технология сканирования активности мозга и установления лжи в словах людей уменьшит количество юристов и полицейских, электронное управление — бюрократов, развитие искусственного интеллекта — учителей и многих других. И это касается практически всех профессий, за очень редким исключением. Вот археологи — одна из тех профессий, которую робот не заменит. Здесь нет смысла — денег на этом не заработаешь.

Фото: Татьяна Ворожко (Голос Америки)

Несмотря на сравнительно цветущий внешний вид бомжей в Санта-Монике, мне пришло в голову, что многие и не захотят участвовать в этой экстремальной конкурентной борьбе с роботами и искусственным интеллектом. И лучшее, что они смогут предложить человечеству, — сойти с дистанции, так и не начав доказывать свою ценность как работников.

Есть два аргумента против этого сценария. Во-первых, нам до такого еще далеко, таких технологий нет. Впрочем, определенную техническую проблему, которая, например, отделяет робота Ватсона от живого доктора Холмса, надо решить только один раз, пишет Харари. Даже если на создание первого робота-терапевта уйдет 10 лет и $100 млн, затем его копии можно будет создавать в необъятных количествах.

Второй аргумент: такое уже случалось раньше — бывшие крестьяне нашли работу на заводах, бывшие работники — в сфере обслуживания. Но, говорит историк, существует физическая и умственная работа, а роботы и искусственный интеллект вытесняют нас из обоих. Что еще остается? Конечно, говорит Харари, появятся новые профессии, например, создатель виртуальных миров, но бывшего 50-летнего таксиста не научишь программировать виртуальную реальность.

Ученый прогнозирует, что в каждой отрасли останется небольшое количество супер-работников, а в армии — специальные силы и технические специалисты. Сотни тысяч солдат уже сегодня вытесняются дронами и другим новейшим оружием.

Поскольку эти люди будут не нужны с экономической и военной точки зрения, они потеряют и политическую силу. Если сейчас работники на заводе могут организоваться в профсоюз и объявить забастовку, то что могут сделать бездомные на пляже в Санта-Монике?

Вся политическая сила, пишет Харари, будет сосредоточиваться в руках очень небольшого количества людей, владеющих средствами производства и наиболее мощными платформами, как Джефф Безос (Amazon), Марк Цукерберг (Facebook), Илон Маск (Tesla), Билл Гейтс (Microsoft).

В то же время, развитие биологии открывает перед людьми с состоянием невероятные возможности. Благодаря новым технологиям в сфере здравоохранения и лучшему пониманию работы мозга можно значительно улучшить способности человека и продлить жизнь. Можно будет сделать так называемого «дизайнерского малыша» — выбрать из генов мамы и папы лучшие. Микро-датчики и роботы в теле человека будут немедленно диагностировать и лечить проблемы, которые только появились. Черепные шлемы, которые влияют на работу мозга, дадут возможность невероятным образом сосредоточиться на задании.

В то же время, пишет Харари, под влиянием технологических изменений эволюция остальных людей может пойти в прямо противоположном направлении. Уже сегодня, утверждают ученые, даже наличие смартфона рядом подавляет наши интеллектуальные способности.

«Ненужные люди» — двигатель истории?

Харари предупреждает, что в результате человечество может разбиться на два подвида, которые будут между собой отличаться больше, чем Homo Sapiens и неандертальцы. Первые — некие языческие боги, владельцы искусственного интеллекта и супер-специалисты, вторые — все остальные. И остальными могут стать целые страны и континенты.

Фото: Татьяна Ворожко (Голос Америки)

При переходе от аграрного к индустриальному обществу новый класс — пролетариат — был в центре основных политических событий ХХ века. Уже сегодня новый класс «ненужных», который только появляется, пишет Харари, является участником и причиной основных политических процессов. Возможно, именно их отправляют воевать из России в Донбасс и Сирию, вербуют по всему миру в ИГИЛ. Они переправляются в качестве беженцев в Европу (далеко не все бегут от войны), живут на государственном социальном обеспечении в Германии и Швеции, загорают на пляже в Санта-Монике.

Харари подчеркивает, что он не занимается предсказаниями. Он лишь накладывает сегодняшние тенденции на законы истории человечества и смотрит, куда приведет эта динамика. И главное — определяет, какие проблемы могут возникнуть, если пустить сегодняшние процессы на самотек. И хотя большинство его прогнозов касается 20-30 лет с сегодняшнего дня и со многими из них можно и нужно спорить, в Калифорнии — главном источнике этих тенденций — первые предвестники заметны уже сегодня. И мне они, честно говоря, не понравились.

Оригинал колонки опубликован на сайте Украинской службы “Голоса Америки”.

Перевод текста подготовило издание “Новое время.

ForumDaily не несет ответственности за содержание блогов и может не разделять точку зрения автора. Если вы хотите стать автором колонки, присылайте свои материалы на kolonka@forumdaily.com

Читайте также на ForumDaily:

Как живут бездомные в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке

Что случилось с американским городом, в котором не было политиков, полиции и пожарных

Профессии, находящиеся под угрозой исчезновения в ближайшем будущем

Девять важнейших научных открытий 2017 года

Похороны будущего: экологическая кремация за три часа

Как ученые готовятся к концу света

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

бездомные Санта- Моника Колонки