Личный опыт: почему эмиграция не выход

Русский магазин на Брайтон-Бич. Фото: Павел Терехов

Русский магазин на Брайтон-Бич. Фото: Павел Терехов

Журналист и бывший эмигрант Анастасия Миронова, которая в 2010 году вернулась из Лондона в Россию, в колонке для российского издания Газета.ru изложила свое видение того, как живется иммигрантам за границей. ForumDaily публикует выдержки из ее статьи.

Смеются над правдой об иммиграции только те, кто там не был. И те, кто смехом пытается скрасить себе горькую жизнь за границей. Говорю вам, как бывший иммигрант.

Эмиграция — это всегда падение социального статуса. Редко кому удается эмигрировать с сохранением карьеры.

…Человек, уехавший по программе для высококвалифицированных специалистов, теряет несколько лет на нострификацию диплома, выучивание языка. Были в России успешным врачом или юристом — в англоязычных странах потратите годы на подтверждение профессии. Даже если по российским меркам ваш иностранный язык был блестящим, для карьеры за границей его окажется мало. Поэтому один лишь язык отбросит вас на несколько ступеней вниз.

Разнообразные журналисты, культурологи, экономисты терпят падение еще из-за элементарного незнания местной фактуры. На хорошие места переезжают только те, кого нанимают в заграничные бюро наших СМИ — остальные вынуждены начинать с нуля. Наш известный ведущий, эксперт, автор с именем в лучшем случае найдет место рядового корреспондента. Исключение составляют лишь суперквалифицированые специалисты, уезжающие по специальным приглашениям. Их ничтожно мало, и они не делают статистики.

Обычные же люди с университетскими дипломами, оказавшиеся за границей после брака с иностранцем, уехав на языковые курсы или по программе переселения, почти всегда начинают одинаково — хоть с какой работы. Для мужчин это часто становится стройка или заправка, для женщин — работа в ресторане или магазине…

…Карьерная пропасть ждет почти всех без исключения «паспортисток» — женщин, вышедших замуж ради получения гражданства. Потому что такие браки часто неравные в том смысле, что образованная успешная женщина находит себе мужа — водителя погрузчика. «Паспортистки» оказываются в тяжелых условиях, потому что уезжают в бедность.

Их судьбу нередко разделяют те, кто едет вместе с высококвалифицированным мужем. Классический пример: муж получает приглашение в университет (софт-компанию), берет жену по spouse visa, та получает право на работу. И вынуждена работать, так как на одну зарплату молодого ученого, тем более если он продолжает учиться, или рядового IT-инженера даже в Великобритании не проживешь. Жена, в отличие от мужа, в науке не сильна, язык знает плохо, поэтому идет работать в паб. Если она хочет учиться, то все равно идет работать в паб — выхода нет.

На низкоквалифицированные подработки в русских семьях неизменно отправляются женщины, а ставку семья делает на карьеру мужчины.

Фото: Depositphotos

Фото: Depositphotos

И за год-два жены полностью теряют шанс наверстать упущенное. Их мужья тем временем как-то цепляются за новую работу. Через несколько лет идет шквал разводов — профессору математики с официанткой жить неинтересно.

В незавидном карьерном положении обнаруживают себя всевозможные репатрианты, переселенцы и прочие люди, уехавшие за границу на относительно свободных условиях (вот тебе легализация, делай с ней что хочешь). Репатрианты в Израиле, Германии, Финляндии оказываются в условиях, когда нет не только работы по статусу, но и вообще какой-либо работы. Жизнь на пособие, необходимость заняться низкоквалифицированным трудом — увы, это не страшилки патриотов, а реалии иммигрантской жизни. И часто люди вынуждены хитрить, обманывать, чтобы не потерять пособие. И технику новую прячут, и костюмы потертые для похода в соцслужбы имеют. Крупные сделки (купля-продажа машины, аренда жилья, деньги с родины) совершают только наличными, чтобы органы соцобеспечения не увидели деньги и не лишили пособия. Нередки случаи, когда фиктивно разводятся, чтобы жена с детьми получила соцжилье и выплаты.

Почти все думают, что в благополучных странах для устройства достаточно быстро переучиться. Но быстро можно обучиться только не очень квалифицированному труду.

После полугодовых курсов программирования хорошую работу не найдешь, потому что рынок полон конкурентов с дипломами лучших технических вузов мира.

Мало кто дорастает за границей до своего доэмиграционного статуса. Тому много причин. Помимо потери нескольких лет, человек в новой стране попадает на неудачную стартовую позицию. Мы существа социальные, наша карьера, наш успех, наша востребованность во многом зависят от нашего окружения, знакомств, связей. Биолог, общающийся с сотрудниками НИИ, легче найдет место на кафедре, чем его бывший однокурсник, вынужденный работать на автозаправочной станции или в пиццерии. Это горькая правда. И она определяет будущую жизнь иммигранта куда больше, чем ему хотелось бы.

Отдельным печальным открытием становится в иммиграции детская тема. Люди уезжают, находят там работу и лишь потом выясняют, что на больничный по болезни ребенка в Европе или Америке не выйдешь. Хоть там феминизм и равноправие, но отпуск по уходу за ребенком оплачивается разве что в Скандинавии. Оставлять детей одних нельзя, а няня очень дорогая, и часто женщина вынуждена работать, даже если ее заработка не хватает на полную оплату услуг няни или садика, потому как иначе рабочее место займут.

Фото: Depositphotos

Фото: Depositphotos

А еще наши люди до сих пор не понимают, что такое школа в Западной Европе или Америке. Что плохая школа в начальных классах способна гарантировать плохую профессию в будущем. Не знают, что в Великобритании престижная grammar school поднимает цены на недвижимость во всей округе. Настолько сильно поднимает, что порой выгодней возить ребенка в школу за 30 миль от дома. Поселяясь в дешевом районе, мигранты обрекают своих детей на плохое образование. Потому как в ряде стран, если ребенок после переезда пошел в плохую школу с низким рейтингом, он просто не сможет сдать экзамены для подготовки к университету, даже если очень умный и блестяще знает английский. А на исправление ошибок денег не заработать — не хватит сил и здоровья.

Любой приезжий априори должен работать больше. Потому что он обязан наверстывать отставание от местных. И зарабатывать на поездки в Россию. Ностальгия съедает у иммигранта излишки доходов.

Иммигранты если куда и ездят, то только на родину — для остальных поездок у них нет ни денег, ни времени. Выдается отпуск раз в год — его проводят в России. Два отпуска в году? Копят на две поездки домой! Им некогда смотреть мир.

В итоге, люди действительно отстают от жизни. У иммигрантов в богатых странах часто развивается комплекс неполноценности, ущербности, бедности. Ведь они постоянно сравнивают себя с местными, у которых наверняка есть жилье, имеется более новая машина, им доступны кредитные деньги. В большинстве привлекательных для иммигрантов стран без статуса резидента, то есть без вида на жительство или долгосрочной визы, вам не откроют кредитный лимит, не дадут ипотеку. Этот комплекс в совокупности с тем фактом, что живут иммигранты в дешевых районах, в плохом жилье, может необратимо травмировать.

Добавьте к травме стыдливость по поводу не очень хорошего языка — и получите человека, который порой теряет волю и мотивацию к переменам. И попадает в замкнутый круг бедности…

Жители Брайтон-Бич выбирают бесплатные продукты, срок годности которых вот-вот закончится. Фото: Павел Терехов

Жители Брайтон-Бич выбирают бесплатные продукты, срок годности которых вот-вот закончится. Фото: Павел Терехов

…Узнать, приспособлены ли вы к иммиграции, можно только там. Отъезжающие никогда этого не учитывают. Большинство уехавших всегда будут на новой родине грустить и жить уединенно. Готовы к этому? Отправляйтесь. Ничего постыдного в этом нет. Стыдно врать другим, что ты в чужой стране счастлив.

Я вернулась в 2010 году из достаточно благополучной жизни в Лондоне. А в это время народ из России бежал так, что встречным потоком меня чуть не смыло. И что же сегодня? Те, кто тогда убежал, сейчас общаются с русскими, на их лицах появились следы скорби и пьянства, в Фейсбуке у них едва ли наберется с десяток иностранных френдов. Я за эти годы посетила 7 новых стран, а они не были нигде. Один из них в 35 лет снимает комнату в Лондоне, а не квартиру. Другой в Германии беспробудно пьет. Третий в Штатах живет подкаблучником, женившись по расчету на американке. Четвертая, тоже в Германии, от тоски и постоянной ностальгии пустилась в романтический загул, потеряла мужа, а ребенка бросила на русскую бабушку. Микробиолог с дипломом СПбГУ в Нидерландах разносит пиццу. Двое в Израиле живут на пособие. Журналист в Киеве чинит технику и собирает деньги на лечение не очень серьезной болезни.

И все они, я уверена, сейчас дружно смеются над моим рассказом о горькой стороне эмиграции.

ForumDaily не несет ответственности за содержание блогов и может не разделять точку зрения автора. Если вы хотите стать автором колонки, присылайте свои материалы на kolonka@forumdaily.com

Читайте также на ForumDaily:

Брайтон-Бич выбрал Трампа: каких перемен хотят жители легендарного «русского» района Нью-Йорка

10 вещей, которые незаметно меняются в эмиграции

“Терять мне больше нечего”: откровения русской нелегалки в США

25 сфер, в которых чаще всего работают иммигранты в США

10 причин, почему я люблю Америку

Получите самые важные новости в свой мессенджер, подписавшись на ForumDaily, а также читайте нас в Telegram, Google+ и Facebook. 

 

Наши люди иммигрант эмиграция из России