Наши люди — о работе в топовых компаниях Кремниевой долины

Юлия Тэлль - инженер по техническому маркетингу в софтверном подразделении Intel. Фото: Julissa Ramirez

Юлия Тэлль — инженер по техническому маркетингу в софтверном подразделении Intel. Фото: Julissa Ramirez

Русскоязычные специалисты заняли прочные позиции в Кремниевой долине. В Google, Apple, Facebook и в сотнях компаний поменьше звучит русская речь. “Форум” собрал пять историй о том, как наши люди попали на работу в самые известные компании Кремниевой долины, что их впечатлило и почему некоторые из них не задержались там надолго.

Google на год

Для многих соискателей работа в Google — заветная мечта. Мария Шульгина даже подумать не могла, что ей удастся там поработать. Мария родом из Новосибирска, до приезда в США три года жила в Канаде. С 2011 года — в Америке. Девушка получила специальность логиста и имеет десятилетний стаж работы в этой области.

Летом 2014 года Мария в одной из американских компаний занималась логистикой в сфере продуктов питания и не думала о поиске новой работы. Но как-то ей позвонили из рекрутингового агентства и предложили вакансию в новом проекте Google. Девушка заинтересовалась, ей назначили собеседование. Однако в последний момент получилась накладка — в это же время ей нужно было быть на важной встрече по работе. Мария попросила перенести собеседование на утро. Она до сих пор считает: именно благодаря тому, что она проходила собеседование первой среди трех других кандидатов, выбрали именно её.

“Собеседование длилось 45 минут, — рассказывает Мария. — Сначала со мной немного поговорила девушка, которая, как позже выяснилось, оказалась моей коллегой. Она сказала, что я ей нравлюсь, и позвала моего будущего менеджера. У него было очень мало времени, поэтому он попросил меня быстро написать на доске ключевые индексы, по которым я буду оценивать работу склада, и формулы их расчета. Собеседование было достаточно простое, но вот написать на доске формулы меня попросили в первый раз”.

Мария Шульгина проработала в Google год. Фото из личного архива

Мария Шульгина проработала в Google год. Фото из личного архива

Уже через пару недель Мария вышла на новую должность координатора проектов в подразделение логистики. С ней подписали контракт на год. Мария стала заниматься координацией работы складов и организацией перевозок электроники для Google Play. Она признается: вне работы контрактники больше общались между собой, а постоянные сотрудники больше держались друг друга. Но на рабочем процессе это никак не сказывалось, в офисе никто на форму трудоустройства не обращал внимания.

Одним из главных плюсов Google Мария считает культуру компании: “В Google можно работать где угодно и когда угодно. Никто не отслеживает, сколько времени ты проводишь за рабочим столом. Главное, чтобы работа была сделана. Поскольку мы работали и на азиатский рынок, естественно, приходилось подстраиваться под их рабочие часы, а это совсем не нормированный график «с девяти до шести». Приходилось и рано утром работать из дому, и задерживаться на работе до ночи”.

Впечатлили Марию и совещания. В компании их стараются сделать максимально эффективными. Комнату для совещаний нужно бронировать на определенное время, по истечению которого вас попросят освободить помещение, потому что начинается следующая бронь. При таком подходе сотрудники лучше планируют свое время и становятся более конкретны в обсуждениях. Вообще, во всех офисах висят призывы быть “googley”, то есть думать не только о себе, но и о других. Например, в холлах каждого здания есть стойки с зонтами, которые можно брать для передвижения из одного кампуса в другой во время дождя, но при этом предполагается, что сотрудник оставит его при входе в офис, а не заберет в единоличное пользование.

Мария как контрактник пользовалась многими корпоративными благами Google: это и кафе, где все сотрудники обедают и ужинают, и спортзал с тренажерами и групповыми занятиями, и прачечные и, конечно, Gbus — автобус, который развозит сотрудников по утрам и вечерам. Все эти услуги для сотрудников бесплатные.

“Я активно пользовалась гугл-шаттлом, это очень удобно. В них есть wi-fi и откидные столики, поэтому можно начинать работать уже в автобусе, не тратя время на пробки. А для передвижения между кампусами компании можно пользоваться разноцветными корпоративными велосипедами. Так можно передвигаться в разы быстрее, чем пешком, и не надо искать место для парковки, как в случае пользования автомобилем. Ну и стоит ли говорить, что это гораздо полезнее для здоровья?”, — шутит Мария.

По ее словам, для постоянных сотрудников приятных бонусов гораздо больше: бесплатное пользование электромобилем в течение рабочего дня, курсы английского и другие образовательные программы, различные скидочные программы у партнеров (например, при покупке автомобилей), участие в TGIF — еженедельном “познавательно-развлекательном” ивенте Google, на котором представители разных проектов рассказывают о достигнутых результатах или сделанных открытиях.

Через год контракт в Google закончился, и Мария нашла работу в другой компании. Она с благодарностью вспоминает Google и полученный там опыт, который украшает ее резюме.

На заре развития Facebook

Это сейчас компания Facebook считается гигантом IT-сферы с более чем девятью тысячами сотрудников в штате, а количество ее пользователей превышает полтора миллиарда человек в месяц. Ник Белогорский работал в Facebook в 2010-2011 годах и застал то время, когда в компании работали около тысячи человек, а у сети было сто миллионов пользователей. Сам Ник родился и вырос в Украине, затем окончил университет в Канаде, и уже десять лет живет в Кремниевой долине.

Со стремительно развивающимся проектом Ника свела счастливая случайность. На конференции по безопасности в Сан-Франциско в 2010 году он познакомился с менеджерами Facebook. Они разглядели в Нике высококлассного эксперта по компьютерным вирусам. Через пару месяцев с ним связались и предложили позицию главного вирусного аналитика в отделе безопасности, в котором тогда работали пять человек. Ник прошел собеседование вне конкурса, интервью с ним были неформальными, что в общем-то нетипично для компании, в которой всегда очень высокая конкуренция на открытые позиции. Ник отвечал за безопасность в Facebook, являлся главным экспертом по вирусам и помогал правоохранительным органам в борьбе с киберпреступностью.

Ник с улыбкой вспоминает о команде, в которую попал: “Я был единственным русскоговорящим сотрудником в моем отделе. Вообще коллектив собрался очень молодой. В свои почти тридцать я чувствовал себя стариком, потому что подавляющее большинство сотрудников было в возрасте 22-23 лет”.

IMG_2898

Ник Белогорский два года отвечал за безопасность в Facebook. Фото из личного архива

Каждую неделю в компанию вливалась новая сотня работников. А летом, с приходом очередной партии интернов, количество людей вообще увеличивалось вдвое. Люди готовы были сидеть на работе сутками и показывали просто небывалую продуктивность.

“Мы чувствовали себя особенными, в каком-то смысле избранными, — рассказывает Ник. — Ведь мы видели влияние Facebook на мир и ощущали свою причастность к этому. Я стал свидетелем того, как люди благодаря социальной сети начинают быть ближе друг к другу, как Facebook становится двигателем демократии в некоторых странах. Уже тогда никому не надо было объяснять, где я работаю и что это за компания. Ее знали все”.

Ник участвовал в традиционных фейсбучных хакатонах — своеобразных форумах разработчиков, где любой сотрудник Facebook может присоединиться к команде и в течение одной ночи найти решение проблемы или придумать новый функционал для социальной сети. На следующее утро Марк Цукерберг отбирает лучшие решения — их доводят до ума и воплощают в жизнь. Именно благодаря хакатонам в свое время появились, например, кнопки “Лайк”, чаты, видео, фотографии, тэги и прочие фишки сети.

Новых сотрудников привлекала в Facebook хорошая заработная плата и возможность получить акции компании. Ник признается, что благодаря работе в Facebook его финансовое положение существенно улучшилось. Однако царившая в компании атмосфера конкуренции и гонка за результатом часто приводили к быстрому выгоранию сотрудников.

“Мне были непонятны эти молодежно-студенческие штучки, когда с десяти утра до десяти вечера человек неотрывно что-то программировал, уткнувшись в экран, а после этого еще полночи играл в видеоигры. Долго ли так можно протянуть? — удивляется Ник. — Мне это не было близко, и пожалуй, казалось чересчур. У меня были другие интересы”.

К концу второго года работы в компании Ник понял, что ему становится скучно: вирусы выловлены, хакеры обезврежены, система безопасности стабильна. Он ушел из Facebook и стал соучредителем нового стартапа Cyphort, который разрабатывает антивирус нового поколения с алгоритмами предсказания будущего.

Ник Белогорский также активно включился в общественную деятельность — организовал Евромайдан в Сан-Франциско, основал некоммерческую организацию «Nova Ukraine». Его команда собрала и перечислила более $100 тысяч на нужды Украины.

Обратная сторона Apple

Карина Захарова приехала в США из России 18 лет назад. Получив образование маркетолога в университете Сан-Франциско, пару лет проработала по специальности. Затем ушла в длительный декрет. После перерыва найти достойно оплачиваемую работу по специальности маркетолога оказалось не так просто. Еще в университете Карина посещала классы тестировщиков программного обеспечения, поэтому решила попробовать себя в тестировании веб- и мобильных проектов. Через некоторое время ее нашла рекрутинговая компания на одном из ресурсов по поиску работы.

“Я встретилась за чашкой кофе с рекрутером, мы мило побеседовали, она задала пару вопросов, проверяя мои знания в области тестирования программного обеспечения, — рассказывает Карина. — Ей все понравилась, и она послала мое резюме менеджеру Apple. Спустя неделю меня вызвали на собеседование. Собеседование проводило сразу два человека, и длилось оно не больше часа. Никаких задач меня решать не просили, спрашивали в основном о моем предыдущем опыте работы, проверяли мою способность работать в команде и выходить из конфликтных ситуаций. Когда я получила предложение от Apple, я была на седьмом небе от радости! Я буду работать в такой престижной компании!”

Карина подписала контракт на год. Она стала заниматься обеспечением качества и правильности отображения интернет-ресурсов компании для разных стран. Довольно быстро девушка поняла, что корпоративная атмосфера крупного предприятия не для нее.

“Проработав две недели в Apple, я заметила, что с нами, то есть теми, кто работает по контракту, никто даже не знакомится, — удивляется Карина. — Видимо в компании настолько большая текучка, что у них не принято помнить имена “контрактников”. Тогда я сама взяла инициативу в свои руки и стала знакомиться с соседями по кубику”.

Корпоративная атмосфера Apple оказалась не для Карины Захаровой. Фото из личного архива

Корпоративная атмосфера Apple оказалась не для Карины Захаровой. Фото из личного архива

Однако командного духа среди сотрудников отдела Карина так и не увидела. Большинство её коллег не искали общения, даже во время обеда старались быстро добежать до кафетерия, купить еду и поскорее вернуться за монитор. Кроме того, не очень гладко складывались отношения с менеджером отдела:

“Иногда работники именитых компаний ведут себя заносчиво. Но я думала, что такое может происходить только у нас, в бывших республиках Советского Союза. К моему большому удивлению, у нас была такая менеджер и в Apple. И, честно говоря, я впервые за восемнадцать лет проживания в Америке столкнулась с тем, что на нас повышают голос”, — поделилась Карина.

Не выдержав такой рабочей атмосферы, она уволилась из Apple, не дожидаясь окончания контракта. И осталась своим решением довольна. Карина признается: в Apple она чувствовала себя обезличенной рабочей единицей. Сейчас она работает в небольшом стартапе. По словам Карины, компания динамичная и живая, а люди в ней общительные и приветливые, благодаря чему девушка чувствует себя в своей тарелке.

Intel: из России в США

Коллеги Юлии Тэлль не устают шутить, что с такой фамилией (созвучна с анг. tell — “рассказывать”) ей просто судьба работать либо в Intel, либо в Dell. Девять лет назад Юлия начала работать в российском офисе Intel, и до сих пор остается в компании, правда теперь в Калифорнии.

На последнем курсе университета Юлия устроилась стажёром в московское отделение Intel. Сменила несколько подразделений и позиций, неплохо продвинулась по карьерной лестнице. Затем мужа Юлии пригласили работать в Apple в США. Юлия постаралась сделать все, чтобы перевестись на временную позицию в офис Intel в Калифорнии.

Судьба связала Юлию Тэлль с Intel девять лет назад. Фото: Julissa Ramirez

Судьба связала Юлию Тэлль с Intel девять лет назад. Фото: Julissa Ramirez

“У меня было не так много способов доказать менеджеру, что я достойна этого проекта, — электронная почта и телефон. Помимо меня на эту позицию претендовали ещё десять человек из офисов в США, так что мне действительно нужно было быть лучше всех, чтобы в меня поверили. Я очень переживала перед финальной презентацией, от которой зависело, возьмут меня на проект или нет. Но всё прошло отлично!” — говорит Юлия.

Юля отправилась в Америку. У нее в запасе было три месяца, чтобы проявить себя.

“Когда долго работаешь в России, постепенно обрастаешь полезными деловыми связями, тебя знают коллеги, у тебя есть репутация. Попав в США, я столкнулась с тем, что про мои заслуги ничего не знают, и все, что так старательно нарабатывалось годами, осталось там, в Москве, и надо выстраивать все по-новому”, — делится Юлия.

Сейчас девушка работает инженером по техническому маркетингу в софтверном подразделении Intel — занимается подготовкой к конференциям, встречам для разработчиков, презентациям для пользователей, а также взаимодействует с партнерами компании.

По словам Юлии, в компании царит дружелюбная атмосфера. О своих коллегах девушка отзывается с теплотой: “Здесь люди очень открыты и отзывчивы, когда ты просишь их о помощи. Пожалуй, именно в Калифорнии я поняла смысл фразы о том, что просить о помощи — это не слабость, а сила. Многие мои коллеги мотивируют меня становиться лучше. Если человек готов развиваться, то Intel — хорошее место для этого”.

Юля Тэлль считает, что Intel - хорошее место, чтобы реализовать себя. Фото: Anna Germanova

Юля Тэлль считает, что Intel — хорошее место, чтобы реализовать себя. Фото: Anna Germanova

Компания ратует за здоровый образ жизни, поэтому одним из приятных бонусов для Юлии стал бесплатный большой фитнес-центр с групповыми занятиями в течение рабочего дня, а также возможность пользоваться услугами персонального тренера. Кроме того, в Intel популярна программа “Great place to work”, в рамках которой, например, проводится частный просмотр кинофильмов, предоставляются скидки на билеты на посещение достопримечательностей, проводятся пикники и так далее.

Виртуальная реальность Oculus

Зарема Асанбекова из Киргизии уже три с половиной года живет в США. До того как попасть в компанию Oculus, принадлежащую Facebook, она работала в отделе тестирования онлайн-магазина Sony PlayStation. В мая этого года ее нашли хэдхантеры и предложили место в компании, занимающейся разработкой очков виртуальной реальности. Девушка в это время как раз собиралась в отпуск, поэтому оставила свое резюме и улетела в Мексику. Ей позвонили и пригласили на собеседование прямо во время отдыха.

“Они застали меня сидящей на пляже и греющейся на солнышке. Мне нужно было срочно явиться в офис компании и побеседовать с менеджерами, — вспоминает Зарема. — Я ответила, что просто физически не могу этого сделать. Мне тогда сказали, что, мол, кандидатов на позицию много и к моему возвращению из отпуска она будет закрыта. Я даже расстроиться не успела, только подумала, что если это судьба, то новая работа обязательно найдет меня”.

Через две недели ей снова позвонили и обрадовали — есть вакансия специально для нее. Девушка тщательно подготовилась к собеседованию, досконально изучила информацию о компании. Оказалось, не зря: на собеседовании ее как раз спрашивали, что она знает о продуктах Oculus, а также проверяли ее навыки тестирования и умение мыслить логически. Девушку приняли на должность аналитика качества программного обеспечения, заключив с ней контракт на год. Вот уже пять месяцев она работает над тестированием и оптимизацией проекта “Виртуальная реальность”, отвечая за качество готового продукта.

Свой коллектив Зарема называет уютным и искренне считает его второй семьей:

“Мы очень дружны между собой. Примерно 70% моих коллег русскоязычные, возраст — от 20 до 60 лет, поэтому каждому в этой “семье” отведена своя особая роль. Мы вместе ходим на ланчи, помогаем друг другу, в том числе и по рабочим вопросам. Благодаря такой теплой атмосфере я с удовольствием хожу на работу”.

Зареме очень нравится корпоративная культура Oculus. Она признается, что всегда ощущает поддержку со стороны менеджмента. Руководство открыто к обсуждению и делает все, чтобы у работников были комфортные условия работы.

Oculus предоставляет бесплатное трехразовое питание, причем кухня весьма разнообразна: мексиканская, японская, итальянская, китайская. Периодически организуются тематические вечеринки для всех сотрудников компании. Еще из приятных бонусов для тех, кто работает по контракту, — единовременная выплата $4000 при рождении ребенка. Для постоянных сотрудников этих бонусов еще больше.

На вопрос, как можно одним предложением охарактеризовать компанию, в которой она работает, Зарема отвечает: “Место, где тебя принимают как личность и где можно себя реализовать”.

Читайте также на ForumDaily:

От первого лица: россиянин о том, как выжить в Кремниевой долине

Основатель Google втайне потратил $100 млн на создание летающих машин

Пробиться в Кремниевой долине — план действий

Будущее уже здесь. Чем удивляет Кремниевая долина

Макс Скибинский: Путин подарил Силиконовой долине таланты, которые сделают США еще сильнее

Украинский стартап в Силиконовой долине: радионяня для животных

Заходите на страницу ForumDaily в «Фейсбуке», чтобы быть в курсе последних новостей и комментировать материалы. Также следите в соцсети за событиями в своем городе — Майами, Нью-Йорке и Сан-Франциско Bay Area.

бизнес работа Наши люди наши люди ИТ Кремниевая долина Выбор редакции


 
1001 запросов за 4,076 секунд.